Свежие новости
Все новости
Пробки



Волны «Большого террора»: 80 лет назад в Воронеже поселился страх. Один за другим исчезали люди – известные и не очень...

31.10.2017, 12:04

КОНТЕКСТ ВРЕМЕНИ

В 2017 году мы отмечаем не только 100-летие Октябрьской революции, но и 80-летие начала периода, вошедшего в историю как «Большой террор». За короткий промежуток времени репрессии обрушились на сотни тысяч граждан, начиная от высшей партийной и военной элиты и заканчивая рядовыми рабочими и крестьянами.

Современные историки говорят об «уникальном всплеске насилия» 1937-1938 гг. Менее чем за полтора года в СССР во внесудебном порядке было осуждено около 1 млн 350 тысяч человек, из которых 681 тысяча была расстреляна. Это составляет более двух третей от всех расстрелянных за период с 1921 по 1953 гг. Ни во время коллективизации, ни в период Великой Отечественной войны не было такого количества смертных приговоров.

Историки до сих пор много спорят о причинах «Большого террора». Одни видят их в «паранойе» Сталина, другие утверждают, что массовые репрессии были элементом подготовки к приближавшейся войне. Третьи считают, что «Большой террор» стал результатом борьбы руководства страны с властными бюрократическими кланами на местах, и напоминают о выборах 1937 года, «в тени» которых проходили массовые репрессии.

Явление крайне трагическое, но если уйти от эмоций, то правы те историки, которые пишут о совокупности причин. Несколько репрессивных кампаний разворачивались практически одновременно и влияли друг на друга, но имели разные цели и разную логику.

Одна волна репрессий – чистка в рядах партийного и государственного аппарата. Сюда попали и бывшие оппозиционеры на местах (троцкисты и пр.), и причастные к нарушению законов. Эта волна имела популистский характер. Прошло 20 лет с момента Октября, а «плоды» нового строя на уровне простого народа были не особо заметны. Показательно наказывались и чиновники, особо отличившиеся «перегибами» во время коллективизации.

Репрессии против регио­нальных «начальников» были публичными и осуществлялись через легальные судебные органы – Военную коллегию Верховного суда, суды и военные трибуналы.

Другие волны репрессий шли втайне – через внесудебные органы («тройки» и «двойки»)  и дали больше всего жертв.

Фактической целью так называемой «кулацкой операции» (приказ НКВД № 00447 «Об операции по репрессированию бывших кулаков, уголовников и других антисоветских элементов», утвержденный Политбюро ЦК ВКП(б) 31 июля 1937 года) была ликвидация потенциально враждебных власти элементов населения. К слову, в рамках «кулацкой операции» расстреляно очень большое число священников.

Наконец, еще одна волна репрессий была направлена на борьбу с так называемой «базой» иностранных разведок. К потенциальным помощникам вражеских разведок НКВД отнесло представителей ряда национальностей Союза.

Воронежские историки и краеведы знают, что еще в 1918 на территории Митрофановского монастыря (сейчас на этом месте – главный корпус ВГУ) возник концентрационный лагерь. К примеру, в нем отбывал наказание отец знаменитого виолончелиста Ростроповича.

Главная особенность «Большого террора» в том, что репрессии были спущены на уровень региональных НКВД и партийных властей. В регионах не только корректировали списки категорий жертв, но и проводили непосредственный отбор подлежавших аресту. И выбор целей оказывался довольно-таки произвольным.

«Лимиты» (то есть предельное число людей, подлежавших репрессиям) были заложены в упомянутом приказе № 00447. Дальше «инициативные» регионы получали дополнительные цифры. «Лимиты» по кулацкой операции, установленные в приказе № 00447, были в конечном итоге превышены в несколько раз.

Сколько простых людей из шкурной выгоды строчило доносы на начальников, сослуживцев, соседей, «постылого мужа» – история об этом умалчивает.

Приостанавливать волны репрессий Кремль начал весной 1938 года. Замаячила опала наркома внутренних дел Н. И. Ежова, закончившаяся в следующем году его расстрелом и осуждением «ежовщины».

«Тень Варейкиса»

Применительно к Воронежу, как и по другим регионам, тема «Большого террора» обширна. Остановимся только на одном ее аспекте.

Судьба многих обитателей здания обкома-облисполкома в 1937-1938 гг. сложилась печально. Была репрессирована вся «головка». Тогда репрессии против воронежской элиты были следствием «дела Варейкиса».

varejskih.jpgВ 1928 году, когда Воронежская губерния в составе других вошла в Центрально-Черноземную область, Иосиф Варейкис прибыл сюда вместе с «группой товарищей». При нем Воронежский край испытал настоящий экономический подъем.

После Гражданской вой­ны Варейкис был на хозяйственной работе, в 1930 году стал членом ЦК ВКП(б). Его переводили из региона в регион, а он мечтал выдвинуться и работать в Москве «в центральном аппарате». Но московскую «прописку» обрел лишь в тюрьме – в качестве обвиняемого в «троцкистском заговоре».

В Воронеже Иосиф Михайлович занимался коллективизацией сельского хозяйства, раскулачиванием, индустриализацией. Именно он успешно лоббировал строительство Липецкого металлургического комбината. При нем в Воронеже возник крупный промышленный «левый берег». Во времена его работы было построено в Воронеже здание самого обкома ВКП(б).

В марте 1935 году Варейкис стал первым секретарем Сталинградского краевого комитета партии. Семнадцатого марта 1935 года Центральный район Воронежа в честь покидающего его руководителя был переименован в Варейкисовский. Здесь его сменил соратник, приехавший в Воронеж с ним в одном вагоне в 1928 году,  Евгений Иванович Рябинин (будет расстрелян в 1937-м, как и многие его подчиненные).

В январе 1937 года Варейкис был назначен первым секретарем Дальневосточного краевого комитета ВКП(б). Там он объявил о начале кампании по «решительному разгрому врагов народа» в рядах парторганизаций и в хозяйственных структурах.

А 10 октября 1937 года отозванный в Москву Иосиф Варейкис был арестован прямо в поезде. Его обвинили «в связях с троцкистами», и как один из «активных участников контрреволюционной правотроцкистской организации на территории Центрального Черноземья» Варейкис был расстрелян 29 июля 1938 г.

В 1930-е годы, еще при жизни Варейкиса, на карте Воронежа появилась улица его имени («Берег» писал об истории переименования улиц в № 69 от 19.09.17 г.). Затем ее срочно переименовали в улицу 20-летия Октября. В 1956 году, когда он был реабилитирован, в городе снова появилась улица Варейкиса.

Воронеж не вынесет двоих

В нашем городе в каждом учреждении и крупном магазине стоял его бюст. Об этом вспоминала моя мама, ссылаясь на рассказы своего отца.

Подробности истории с бюстами Варейкиса я нашел в книге липецкого краеведа Федора Чиркова «Их выбрало время», посвященной истории металлургического комбината: «…накануне 40-летия со дня рождения Варейкиса редактор «Коммуны» Швер заказал в скульптурно-репродукционной мастерской Воронежа бюст юбиляра... Не вдаваясь в размышления о тщеславии, Иосиф Михайлович воспринимал это как потребность дня, и скульптурное изображение первого секретаря обкома партии заняло почетное место в кабинетах партийных и хозяйственных руководителей, в клубах, красных уголках, библиотеках, квартирах жителей Воронежа и области.

И вот в перерыве между заседаниями ноябрьского (1934 г.) Пленума ЦК ВКП(б) к Варейкису обратился Сталин:

– Вы сегодня впечатляюще говорили об успехах сельского хозяйства Воронежской области, поддержали предложение ЦК об отмене карточной системы на хлеб и некоторые другие продукты.

Сталин помолчал и, глядя в упор на собеседника, глухим, тихим голосом спросил:

– Вы часто бываете в магазинах города и области?

Хорошо понимая, что этот вопрос задан неспроста, Варейкис насторожился:

– Бываю и часто, товарищ Сталин. – И добавил полушутя: – Жена посылает.

Лицо Сталина потускнело, в глазах вспыхнул недобрый огонек. Варейкис понял: генсек крайне раздражен.

– Сколько стоит в магазине ваш бюст, товарищ Варейкис? Как часто его покупают рабочие? – с жесткой иронией произнес он.

Варейкис растерялся, опустил глаза, с трудом произнес:

– Не знаю, товарищ Сталин.

– А бюст Сталина – ходовой товар в магазинах Воронежа?

– Его покупают охотно.

– Охотно?

Варейкис, видя, что у Сталина нарастает раздражение, замолчал. А Сталин снова спросил:

– Не многовато ли – два бюста на одну семью? Не отражаются ли наши бюсты на бюджете рабочих, колхозников?

Варейкис продолжал молчать.

– Подумайте над этим, товарищ первый секретарь обкома, – резко сказал Сталин и, повернувшись, быстрыми шагами направился в комнату для членов Политбюро.

29 и 30 ноября 1934 года из магазинов Воронежа и области исчезли бюсты Варейкиса. «Операцию» выполнил все тот же Швер…»

Владимир РАЗМУСТОВ, историк

(специально для «Горкома36»)

Под текст

Судьбы партийных вождей воронежского края

здание обкома.jpgИз всех 15 довоенных первых лиц партийного руководства края восемь были репрессированы, находясь на разных должностях в разных регионах.

Сулковский Федор Владимирович. Октябрь 1920 – январь 1921 г. В середине 1930-х гг. работал в Комиссии советского контроля при СНК СССР. Арестован 28 июня 1937 года, расстрелян 27 ноября 1937 года. В 1956-м реабилитирован посмертно.

Носов Иван Петрович Март – июнь 1921 г. В середине 1930-х – 1-й секретарь Ивановского обкома ВКП(б), член ЦК ВКП(б). Арестован 26 августа 1937 года, расстрелян 27 ноября 1937 года. В 1956-м реабилитирован посмертно. В Иваново есть улица его имени.

Агеев Сергей Петрович. Сентябрь 1921 – октябрь 1922 г. В 1930-х – председатель Ивановского облисполкома, член Президиума ЦИК СССР. Арестован 15 июля 1937 года, расстрелян 22 ноября 1937 г. В 1956-м реабилитирован посмертно. В Тюмени есть улица его имени.

Быкин (Беркович) Яков Борисович. Октябрь 1922 – январь 1925 г. В 1930-х – 1-й секретарь Башкирского областного комитета ВКП(б), кандидат в члены ЦК ВКП(б). Арестован 16 ноября 1937 г., расстрелян 10 февраля 1938 г. В 1956-м реабилитирован посмертно.

Бирн Иоганн Генрихович. Февраль 1927 – июль 1928 г. В конце 1930-х – директор Московского института землеустройства. Арестован 19 декабря 1938 г., расстрелян 14 апреля 1939 г. В 1956-м реабилитирован посмертно.

Рябинин Евгений Иванович. Март 1935 – июль 1937 г. 1-й секретарь Воронежского областного комитета ВКП(б). Арестован 14 августа 1937 г., расстрелян 21 апреля 1938 г. В 1956-м реабилитирован посмертно.

Михайлов (Каценеленбоген) Михаил Ефимович. Июль 1937 – ноябрь 1937 г. И.о. 1-го секретаря Воронежского областного комитета ВКП(б), кандидат в члены ЦК ВКП(б). Арестован 10 ноября 1937 г., расстрелян 1 августа 1938 г. В 1956-м реабилитирован посмертно.

Читайте также:
Какие нововведения ожидают воронежцев в октябре
Подробно


Проект сохранения исторической ограды «Первомайского сада» разработают в Воронеже

Распоряжение о заключении контракта на выполнение работ по разработке проекта сохранения ценной исторической ограды «Первомайского сада» опубликовали на сайте администрации Воронежа в пятницу, 30 сентября. 

01.10.2022 15:32.