2024-05-26

«СМИшные» истории: улетные эксперименты

Помню, летела с березы, на которую забралась, чтобы отправить текст. 
Помню, летела с березы, на которую забралась, чтобы отправить текст. 

Береза, геи и интернет

В селе, откуда я родом, в 2013-м только раскушали, что такое интернет, и худо-бедно научились им пользоваться. Тогда я проходила практику в липецком издании «Житье-Бытье», жила на квартире у маминой университетской подруги, а домой приехала на выходные.

Газета выходила по вторникам, ну, а репортаж выходного дня должен был быть на столе у редактора рано утром в понедельник – крайний срок. К тому же на время отпуска я замещала веб-редактора портала. А писать довелось про День ВДВ… И репортаж, и новости. 

Это был необычный день. ЧП. В Грязинском городском суде 2 августа рассматривали жалобу местных гей-активистов на отказ петербургского ЗАГСа в регистрации их брака. В суд пыталась прорваться группа десантников, ну а позже, по завершении заседания, между ВДВшниками и гомосексуалами завязалась драка. 

Резонансная история с продолжением, требующая регулярного освещения на сайте. Вот я и освещала. Интернет, как назло, не хотел ничего отправлять, и я решила забраться повыше. Встала на последнюю ступеньку лестницы, облокотилась на березку, да еще и руку вытянула вверх. Мама «страховала», но я ей сказала, что, если буду падать, пусть ловит ноутбук: ссадины на коленках заживут, а вот новый компьютер мы купим не скоро, а он мне нужен для работы. 

Ноут спасли. Да и меня тоже. Но я стесала бровь. До сих пор об этом случае напоминает небольшой шрам возле глаза. В универе потом каждый второй спрашивал, откуда взялась эта «метка». А я шутила, мол, служебная травма. 

Радикальное средство от простуды

На одном мероприятии по обмену опытом довелось встретиться с активистами, занимающимися вопросами профилактики ВИЧ-инфекции. С темой мне приходилось работать десятки раз, и с респондентами, с которыми взаимодействуем регулярно, мы давно научились понимать друг друга с полувзгляда, читать друг друга по выражению лица, но это была не та ситуация. Тут многие – из групп риска. И во время кофе-брейка у нас с новоиспеченными знакомыми случился странный диалог. 

– Ты чего такая бледная? – спрашивает знакомая, пока я роюсь в своей сумке, где среди блокнотов, ручек, фотоаппарата, газет и каких-то распечаток завалялось нечто очень мне нужное в ту секунду. 

– Нехорошо себя чувствую. Холодно, лоб горячий. Сейчас найду порошочек, и все будет нормально, – отвечаю без какой-либо задней мысли. 

Для незнающих поясню: во многих городах и даже странах одним из основных путей передачи ВИЧ-инфекции является употребление наркотиков. 

Они переглянулись. 

– Ты прямо тут собралась? – растерянно спросили они, наблюдая, как нервно я роюсь в сумке.  

– Ну да. А что? Пока кофе-брейк и вода есть. 

– Это что – журналистский эксперимент такой? – не успокаивались они. 

Когда мы во всем разобрались, еще долго смеялись и рассуждали о том, какой отпечаток наша профессия накладывает на нас самих. Но спасибо ребятам за бдительность, доброжелательность и за то, что они делают такое непростое дело, возвращая к жизни тех, кто когда-то ошибся.  

Читайте также



  
ЧИТАЙТЕ ЕЩЁ