Последние новости
Все новости
Пробки


#Общество

Ход с препятствиями: как Воронеж приспособлен для жизни людей с инвалидностью?

Array ( [SHOW_COUNTER] => 290 [~SHOW_COUNTER] => 290 [PROPERTY_RUBRIC_NAME] => Общество [~PROPERTY_RUBRIC_NAME] => Общество [PROPERTY_RUBRIC_CODE] => obshchestvo [~PROPERTY_RUBRIC_CODE] => obshchestvo [ID] => 11667 [~ID] => 11667 [NAME] => Ход с препятствиями: как Воронеж приспособлен для жизни людей с инвалидностью? [~NAME] => Ход с препятствиями: как Воронеж приспособлен для жизни людей с инвалидностью? [IBLOCK_ID] => 1 [~IBLOCK_ID] => 1 [IBLOCK_SECTION_ID] => [~IBLOCK_SECTION_ID] => [DETAIL_TEXT] =>

Реальных изменений, которые сулит выполнение программы «Доступная среда», воронежцы с инвалидностью пока на себе не очень ощущают. Адаптация социальных объектов вроде бы идет своим чередом, только вот выйти из собственного дома без посторонней помощи для многих людей с ограниченными возможностями здоровья – по-прежнему большая проблема.

Под страхом срыва

Житель областного центра Дмитрий Бибиков – инвалид-колясочник. Выйти из дома самостоятельно он может позволить себе только летом или весной – в хорошую погоду. В дождь или снег рисковать не решается, ведь чтобы прогуляться, он вынужден «выходить в окно». В буквальном смысле – с балкона пятого этажа на специальном альпинистском тросе. Другого способа покинуть квартиру у колясочника просто нет.

– Я сел в инвалидное кресло в 2004 году, когда случайно сорвался с этого же балкона. А в 2008 году решился на это изобретение, – рассказывает Дмитрий. – Надеялся, что так действовать мне придется недолго и я перееду в частный дом на положенном мне по закону земельном участке. Но мне его до сих пор не предоставили.

На очередь как инвалид, имеющий право на первоочередное получение земельного участка в черте города под индивидуальное жилищное строительство (ИЖС), Бибиков встал еще в 2009 году. В ДИЗО ответили: сформированных участков нет, ждите или предлагайте варианты самостоятельно. Он так и поступил, но оказался в общей очереди из-за земельных споров.

Впрочем, право предоставления участков инвалидам под ИЖС – тема для другого исследования. А вот жилищные условия, в которых приходится пребывать колясочнику на протяжении десяти лет, наталкивают на размышления. Если решение земельных споров – вопрос далеко не минутный, то неужели за это время нельзя было превратить дом (подъезд), в котором живет сейчас бедолага, в «доступный»?

Почему программа буксует?

Федеральная программа «Доступная среда», действующая во всех субъектах России, рассчитана до 2020 года. Она предполагает соблюдение ряда требований и условий к городскому дизайну, инфраструктуре объектов и транспорта, которые позволяют инвалидам свободно и комфортно передвигаться в и получать информацию.

Представители власти, отчитываясь по результатам программы, обычно рисуют позитивную картину изменений. Впрочем, формально для этого есть основания. Так, по итогам 2015 года департамент экономического развития Воронежской области оценил эффективность программы на 4,75 балла – это довольно высокий показатель. Средства, закладываемые под эту программу, тоже весьма серьезные. В апреле 2016 года правительство России выделило нашему региону 46,661 млн рублей для создания безбарьерной среды для инвалидов и маломобильных граждан, а за год до этого – 102,542 млн рублей на инклюзивное образование.

Но надо учесть, что программа «Доступная среда» предполагает адаптацию, прежде всего, социальных объектов, которыми пользуются или могут воспользоваться люди с инвалидностью. Оснащение специальными конструкциями многоквартирных домов (МКД) этой программой не предусмотрено. Возможность оборудовать МКД пандусом или специальным лифтом есть – за счет средств капитального ремонта или целевого сбора, а также финансовой помощи управляющей компании. Но решение об установке принимает общее собрание жильцов, которые зачастую не соглашаются тратить общие деньги на одного-двух человек с инвалидностью, проживающих в их подъезде. И тут, как говорится, ни один суд не поможет: если нет подписей большинства в протоколе собрания, то инвалиду, как правило, остается надеяться на чудо.

Люди с инвалидностью тратят много времени и сил, чтобы им помогли установить в их домах обыкновенные пандусы. Руководитель центра «Доступная среда» Александр Попов совместно с районной управой добивался положительного решения своего вопроса три года.

Есть ли выход?

Недавно общественники провели круглый стол, посвященный проблемам реализации упомянутой программы. Программа, по их мнению, реализуется интенсивно, но вместе с тем неэффективно. К такому выводу общественные деятели пришли после проверки 50 наиболее социально важных маршрутов, которые они осмотрели в сентябре-октябре текущего года.

По словам активиста Светланы Мишановой, в сентябре 2017 года общественники совместно со специалистами центра «Доступная среда» и представителями организации «Молодая гвардия» осмотрели маршруты, по которым передвигаются люди с инвалидностью. Для определения этих маршрутов были опрошены 25 инвалидов-колясочников, ведущих активный образ жизни. Аудит осуществлялся у многоквартирных домов, на конечных остановках, в поликлиниках, аптеках и т. д.

– Мы, обследовав многие маршруты, установили: да, учреждения и дома оснащаются пандусами, но они чаще всего установлены неправильно. У нас курсируют низкопольные автобусы, но фактически воспользоваться ими инвалиды не могут. То же и с социальным такси – оно существует лишь номинально. Заказать его на нужное время практически невозможно, – объяснила Светлана Мишанова. – Самостоятельно добраться до нужного места инвалид не может, потому что на пути встречает естественные и технологические преграды.

И первое препятствие – выход из собственной квартиры многоэтажного дома без лифта. Справиться с этим сложно даже при помощи социального работника или родственников, а одному – и вовсе не под силу. Фактически из обследованных общественниками маршрутов доступны для инвалидов лишь 10%, то есть на них колясочники могут передвигаться без посторонней помощи. 50% маршрутов была присвоена категория «средней сложности», а еще 40% – «тяжелые».

Дело в том, что конструкции, которые должны служить для беспрепятственного передвижения, делаются зачастую для галочки: под таким углом наклона, что инвалид-колясочник может попросту выскочить из своего кресла.

– Якобы адаптированными маршрутами в большинстве случаев не могут воспользоваться не только люди с инвалидностью, но и другие маломобильные группы населения, например мамы с колясками, – заключил Александр Попов.

Общественники пришли к выводу, что важно переориентировать программу, сделать ключевым аспектом адаптацию не отдельных учреждений и объектов, а полноценных маршрутов, которыми следуют люди с инвалидностью. Плюс ко всему они требуют включить активистов в комиссию по приемке этих маршрутов, чтобы уже на этапе организации доступной среды можно было проследить за качеством ее создания.

Ирина ЛАЗАРЕВА

Фото ОО "Доступная среда"

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

1,2 тыс. кресел-колясок инвалидам, в том числе детям, намерен закупить департамент соцзащиты Воронежской области – по результатам аукциона, информация о котором появилась на сайте госзакупок. Максимальная сумма контракта – 19,9 млн рублей. Источник финансирования – федеральный бюджет. Преимущества при выборе победителя будут отдавать субъектам малого предпринимательства и социально ориентированным НКО. Подача заявок завершится 16 ноября.

[~DETAIL_TEXT] =>

Реальных изменений, которые сулит выполнение программы «Доступная среда», воронежцы с инвалидностью пока на себе не очень ощущают. Адаптация социальных объектов вроде бы идет своим чередом, только вот выйти из собственного дома без посторонней помощи для многих людей с ограниченными возможностями здоровья – по-прежнему большая проблема.

Под страхом срыва

Житель областного центра Дмитрий Бибиков – инвалид-колясочник. Выйти из дома самостоятельно он может позволить себе только летом или весной – в хорошую погоду. В дождь или снег рисковать не решается, ведь чтобы прогуляться, он вынужден «выходить в окно». В буквальном смысле – с балкона пятого этажа на специальном альпинистском тросе. Другого способа покинуть квартиру у колясочника просто нет.

– Я сел в инвалидное кресло в 2004 году, когда случайно сорвался с этого же балкона. А в 2008 году решился на это изобретение, – рассказывает Дмитрий. – Надеялся, что так действовать мне придется недолго и я перееду в частный дом на положенном мне по закону земельном участке. Но мне его до сих пор не предоставили.

На очередь как инвалид, имеющий право на первоочередное получение земельного участка в черте города под индивидуальное жилищное строительство (ИЖС), Бибиков встал еще в 2009 году. В ДИЗО ответили: сформированных участков нет, ждите или предлагайте варианты самостоятельно. Он так и поступил, но оказался в общей очереди из-за земельных споров.

Впрочем, право предоставления участков инвалидам под ИЖС – тема для другого исследования. А вот жилищные условия, в которых приходится пребывать колясочнику на протяжении десяти лет, наталкивают на размышления. Если решение земельных споров – вопрос далеко не минутный, то неужели за это время нельзя было превратить дом (подъезд), в котором живет сейчас бедолага, в «доступный»?

Почему программа буксует?

Федеральная программа «Доступная среда», действующая во всех субъектах России, рассчитана до 2020 года. Она предполагает соблюдение ряда требований и условий к городскому дизайну, инфраструктуре объектов и транспорта, которые позволяют инвалидам свободно и комфортно передвигаться в и получать информацию.

Представители власти, отчитываясь по результатам программы, обычно рисуют позитивную картину изменений. Впрочем, формально для этого есть основания. Так, по итогам 2015 года департамент экономического развития Воронежской области оценил эффективность программы на 4,75 балла – это довольно высокий показатель. Средства, закладываемые под эту программу, тоже весьма серьезные. В апреле 2016 года правительство России выделило нашему региону 46,661 млн рублей для создания безбарьерной среды для инвалидов и маломобильных граждан, а за год до этого – 102,542 млн рублей на инклюзивное образование.

Но надо учесть, что программа «Доступная среда» предполагает адаптацию, прежде всего, социальных объектов, которыми пользуются или могут воспользоваться люди с инвалидностью. Оснащение специальными конструкциями многоквартирных домов (МКД) этой программой не предусмотрено. Возможность оборудовать МКД пандусом или специальным лифтом есть – за счет средств капитального ремонта или целевого сбора, а также финансовой помощи управляющей компании. Но решение об установке принимает общее собрание жильцов, которые зачастую не соглашаются тратить общие деньги на одного-двух человек с инвалидностью, проживающих в их подъезде. И тут, как говорится, ни один суд не поможет: если нет подписей большинства в протоколе собрания, то инвалиду, как правило, остается надеяться на чудо.

Люди с инвалидностью тратят много времени и сил, чтобы им помогли установить в их домах обыкновенные пандусы. Руководитель центра «Доступная среда» Александр Попов совместно с районной управой добивался положительного решения своего вопроса три года.

Есть ли выход?

Недавно общественники провели круглый стол, посвященный проблемам реализации упомянутой программы. Программа, по их мнению, реализуется интенсивно, но вместе с тем неэффективно. К такому выводу общественные деятели пришли после проверки 50 наиболее социально важных маршрутов, которые они осмотрели в сентябре-октябре текущего года.

По словам активиста Светланы Мишановой, в сентябре 2017 года общественники совместно со специалистами центра «Доступная среда» и представителями организации «Молодая гвардия» осмотрели маршруты, по которым передвигаются люди с инвалидностью. Для определения этих маршрутов были опрошены 25 инвалидов-колясочников, ведущих активный образ жизни. Аудит осуществлялся у многоквартирных домов, на конечных остановках, в поликлиниках, аптеках и т. д.

– Мы, обследовав многие маршруты, установили: да, учреждения и дома оснащаются пандусами, но они чаще всего установлены неправильно. У нас курсируют низкопольные автобусы, но фактически воспользоваться ими инвалиды не могут. То же и с социальным такси – оно существует лишь номинально. Заказать его на нужное время практически невозможно, – объяснила Светлана Мишанова. – Самостоятельно добраться до нужного места инвалид не может, потому что на пути встречает естественные и технологические преграды.

И первое препятствие – выход из собственной квартиры многоэтажного дома без лифта. Справиться с этим сложно даже при помощи социального работника или родственников, а одному – и вовсе не под силу. Фактически из обследованных общественниками маршрутов доступны для инвалидов лишь 10%, то есть на них колясочники могут передвигаться без посторонней помощи. 50% маршрутов была присвоена категория «средней сложности», а еще 40% – «тяжелые».

Дело в том, что конструкции, которые должны служить для беспрепятственного передвижения, делаются зачастую для галочки: под таким углом наклона, что инвалид-колясочник может попросту выскочить из своего кресла.

– Якобы адаптированными маршрутами в большинстве случаев не могут воспользоваться не только люди с инвалидностью, но и другие маломобильные группы населения, например мамы с колясками, – заключил Александр Попов.

Общественники пришли к выводу, что важно переориентировать программу, сделать ключевым аспектом адаптацию не отдельных учреждений и объектов, а полноценных маршрутов, которыми следуют люди с инвалидностью. Плюс ко всему они требуют включить активистов в комиссию по приемке этих маршрутов, чтобы уже на этапе организации доступной среды можно было проследить за качеством ее создания.

Ирина ЛАЗАРЕВА

Фото ОО "Доступная среда"

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

1,2 тыс. кресел-колясок инвалидам, в том числе детям, намерен закупить департамент соцзащиты Воронежской области – по результатам аукциона, информация о котором появилась на сайте госзакупок. Максимальная сумма контракта – 19,9 млн рублей. Источник финансирования – федеральный бюджет. Преимущества при выборе победителя будут отдавать субъектам малого предпринимательства и социально ориентированным НКО. Подача заявок завершится 16 ноября.

[DETAIL_TEXT_TYPE] => html [~DETAIL_TEXT_TYPE] => html [PREVIEW_TEXT] => Адаптация социальных объектов вроде бы идет своим чередом, только вот выйти из собственного дома без посторонней помощи для многих людей с ограниченными возможностями здоровья – по-прежнему большая проблема. [~PREVIEW_TEXT] => Адаптация социальных объектов вроде бы идет своим чередом, только вот выйти из собственного дома без посторонней помощи для многих людей с ограниченными возможностями здоровья – по-прежнему большая проблема. [PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [~PREVIEW_TEXT_TYPE] => html [DETAIL_PICTURE] => Array ( [ID] => 29698 [TIMESTAMP_X] => 16.11.2017 08:40:33 [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 491 [WIDTH] => 745 [FILE_SIZE] => 207220 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/2b1 [FILE_NAME] => Glavnaya.jpg [ORIGINAL_NAME] => Главная.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => a1db5fe1fd280d24197c29aac5091e65 [~src] => [SRC] => /upload/iblock/2b1/Glavnaya.jpg [UNSAFE_SRC] => /upload/iblock/2b1/Glavnaya.jpg [SAFE_SRC] => /upload/iblock/2b1/Glavnaya.jpg [ALT] => Ход с препятствиями: как Воронеж приспособлен для жизни людей с инвалидностью? [TITLE] => Ход с препятствиями: как Воронеж приспособлен для жизни людей с инвалидностью? ) [~DETAIL_PICTURE] => 29698 [TIMESTAMP_X] => 16.11.2017 08:40:33 [~TIMESTAMP_X] => 16.11.2017 08:40:33 [ACTIVE_FROM] => 14.11.2017 12:31:03 [~ACTIVE_FROM] => 14.11.2017 12:31:03 [LIST_PAGE_URL] => /content/ [~LIST_PAGE_URL] => /content/ [DETAIL_PAGE_URL] => /content/khod-s-prepyatstviyami-kak-voronezh-prisposoblen-dlya-zhizni-lyudey-s-invalidnostyu/ [~DETAIL_PAGE_URL] => /content/khod-s-prepyatstviyami-kak-voronezh-prisposoblen-dlya-zhizni-lyudey-s-invalidnostyu/ [LANG_DIR] => /site_rx/ [~LANG_DIR] => /site_rx/ [CODE] => khod-s-prepyatstviyami-kak-voronezh-prisposoblen-dlya-zhizni-lyudey-s-invalidnostyu [~CODE] => khod-s-prepyatstviyami-kak-voronezh-prisposoblen-dlya-zhizni-lyudey-s-invalidnostyu [EXTERNAL_ID] => 11667 [~EXTERNAL_ID] => 11667 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [IBLOCK_CODE] => [~IBLOCK_CODE] => [IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [~IBLOCK_EXTERNAL_ID] => [LID] => rx [~LID] => rx [NAV_RESULT] => [DISPLAY_ACTIVE_FROM] => 14.11.2017, 12:31 [IPROPERTY_VALUES] => Array ( ) [FIELDS] => Array ( [SHOW_COUNTER] => 290 ) [PROPERTIES] => Array ( [IN_MAIN] => Array ( [ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 2015-12-10 13:15:12 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Отображать в разделе "Главное" [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => IN_MAIN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 87402 [VALUE] => Y [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => Y [VALUE_XML_ID] => Y [VALUE_SORT] => 500 [VALUE_ENUM_ID] => 1 [~VALUE] => Y [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Отображать в разделе "Главное" [~DEFAULT_VALUE] => ) [SHOW_COUNT] => Array ( [ID] => 2 [TIMESTAMP_X] => 2015-12-14 17:39:03 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Количество просмотров [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SHOW_COUNT [DEFAULT_VALUE] => 0 [PROPERTY_TYPE] => N [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => 87199 [VALUE] => 0 [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => 0 [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Количество просмотров [~DEFAULT_VALUE] => 0 ) [AUTHOR] => Array ( [ID] => 3 [TIMESTAMP_X] => 2016-07-05 11:39:33 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Авторы [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => AUTHOR [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 4 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EList [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [size] => 1 [width] => 0 [group] => N [multiple] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Авторы [~DEFAULT_VALUE] => ) [RUBRIC] => Array ( [ID] => 4 [TIMESTAMP_X] => 2015-12-10 17:49:41 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Рубрики [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => RUBRIC [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 5 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => E [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => Array ( [0] => 87403 ) [VALUE] => Array ( [0] => 49 ) [DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => Array ( [0] => 49 ) [~DESCRIPTION] => Array ( [0] => ) [~NAME] => Рубрики [~DEFAULT_VALUE] => ) [GENRE] => Array ( [ID] => 5 [TIMESTAMP_X] => 2015-12-10 17:49:41 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Жанры [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => GENRE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 6 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EAutocomplete [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [VIEW] => E [SHOW_ADD] => N [MAX_WIDTH] => 0 [MIN_HEIGHT] => 24 [MAX_HEIGHT] => 1000 [BAN_SYM] => ,; [REP_SYM] => [OTHER_REP_SYM] => [IBLOCK_MESS] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Жанры [~DEFAULT_VALUE] => ) [COLUMNISTIC] => Array ( [ID] => 11 [TIMESTAMP_X] => 2015-12-14 17:37:41 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Является колумнистикой [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => COLUMNISTIC [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Является колумнистикой [~DEFAULT_VALUE] => ) [BY_CITY_HALL] => Array ( [ID] => 12 [TIMESTAMP_X] => 2015-12-16 15:44:10 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Является материалом мэрии [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => BY_CITY_HALL [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Является материалом мэрии [~DEFAULT_VALUE] => ) [BIG_INTERVIEW] => Array ( [ID] => 14 [TIMESTAMP_X] => 2015-12-18 17:22:53 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Является "Большим интервью" [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => BIG_INTERVIEW [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Является "Большим интервью" [~DEFAULT_VALUE] => ) [SECURE_IN_MAIN] => Array ( [ID] => 23 [TIMESTAMP_X] => 2016-04-13 12:49:30 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Закрепить в разделе "Главное" [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => SECURE_IN_MAIN [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Закрепить в разделе "Главное" [~DEFAULT_VALUE] => ) [V_LENTE] => Array ( [ID] => 24 [TIMESTAMP_X] => 2016-06-21 12:33:34 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Не отображать в ленте новостей [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => V_LENTE [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => C [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Не отображать в ленте новостей [~DEFAULT_VALUE] => ) [PHOTOGRAPHER] => Array ( [ID] => 31 [TIMESTAMP_X] => 2016-07-05 15:26:25 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Фотографы [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => PHOTOGRAPHER [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => E [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 4 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => EList [USER_TYPE_SETTINGS] => Array ( [size] => 1 [width] => 0 [group] => N [multiple] => N ) [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Фотографы [~DEFAULT_VALUE] => ) [VAHNO] => Array ( [ID] => 41 [TIMESTAMP_X] => 2017-09-22 15:16:49 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Является важной новостью? [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => VAHNO [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => S [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Является важной новостью? [~DEFAULT_VALUE] => ) [RECLAMA] => Array ( [ID] => 42 [TIMESTAMP_X] => 2017-09-26 19:20:40 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Рекламировать новость? [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => RECLAMA [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => L [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => N [XML_ID] => [FILE_TYPE] => [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [VALUE_ENUM_ID] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Рекламировать новость? [~DEFAULT_VALUE] => ) [MORE_PHOTO] => Array ( [ID] => 43 [TIMESTAMP_X] => 2017-09-27 12:12:15 [IBLOCK_ID] => 1 [NAME] => Фотографии [ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [CODE] => MORE_PHOTO [DEFAULT_VALUE] => [PROPERTY_TYPE] => F [ROW_COUNT] => 1 [COL_COUNT] => 30 [LIST_TYPE] => L [MULTIPLE] => Y [XML_ID] => [FILE_TYPE] => jpg [MULTIPLE_CNT] => 5 [TMP_ID] => [LINK_IBLOCK_ID] => 0 [WITH_DESCRIPTION] => N [SEARCHABLE] => N [FILTRABLE] => N [IS_REQUIRED] => N [VERSION] => 1 [USER_TYPE] => [USER_TYPE_SETTINGS] => [HINT] => фото галерея для новости [PROPERTY_VALUE_ID] => [VALUE] => [DESCRIPTION] => [VALUE_ENUM] => [VALUE_XML_ID] => [VALUE_SORT] => [~VALUE] => [~DESCRIPTION] => [~NAME] => Фотографии [~DEFAULT_VALUE] => ) ) [DISPLAY_PROPERTIES] => Array ( ) [IBLOCK] => Array ( [ID] => 1 [~ID] => 1 [TIMESTAMP_X] => 01.11.2017 15:44:14 [~TIMESTAMP_X] => 01.11.2017 15:44:14 [IBLOCK_TYPE_ID] => content [~IBLOCK_TYPE_ID] => content [LID] => rx [~LID] => rx [CODE] => [~CODE] => [NAME] => Материалы [~NAME] => Материалы [ACTIVE] => Y [~ACTIVE] => Y [SORT] => 500 [~SORT] => 500 [LIST_PAGE_URL] => /content/ [~LIST_PAGE_URL] => /content/ [DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/content/#ELEMENT_CODE#/ [~DETAIL_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/content/#ELEMENT_CODE#/ [SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/content/ [~SECTION_PAGE_URL] => #SITE_DIR#/content/ [CANONICAL_PAGE_URL] => [~CANONICAL_PAGE_URL] => [PICTURE] => [~PICTURE] => [DESCRIPTION] => [~DESCRIPTION] => [DESCRIPTION_TYPE] => html [~DESCRIPTION_TYPE] => html [RSS_TTL] => 24 [~RSS_TTL] => 24 [RSS_ACTIVE] => Y [~RSS_ACTIVE] => Y [RSS_FILE_ACTIVE] => N [~RSS_FILE_ACTIVE] => N [RSS_FILE_LIMIT] => 0 [~RSS_FILE_LIMIT] => 0 [RSS_FILE_DAYS] => 0 [~RSS_FILE_DAYS] => 0 [RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [~RSS_YANDEX_ACTIVE] => N [XML_ID] => [~XML_ID] => [TMP_ID] => 4cf680efb79bd555444e2d593c905dc2 [~TMP_ID] => 4cf680efb79bd555444e2d593c905dc2 [INDEX_ELEMENT] => Y [~INDEX_ELEMENT] => Y [INDEX_SECTION] => Y [~INDEX_SECTION] => Y [WORKFLOW] => N [~WORKFLOW] => N [BIZPROC] => N [~BIZPROC] => N [SECTION_CHOOSER] => L [~SECTION_CHOOSER] => L [LIST_MODE] => S [~LIST_MODE] => S [RIGHTS_MODE] => S [~RIGHTS_MODE] => S [SECTION_PROPERTY] => N [~SECTION_PROPERTY] => N [PROPERTY_INDEX] => N [~PROPERTY_INDEX] => N [VERSION] => 1 [~VERSION] => 1 [LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [~LAST_CONV_ELEMENT] => 0 [SOCNET_GROUP_ID] => [~SOCNET_GROUP_ID] => [EDIT_FILE_BEFORE] => [~EDIT_FILE_BEFORE] => [EDIT_FILE_AFTER] => [~EDIT_FILE_AFTER] => [SECTIONS_NAME] => Разделы [~SECTIONS_NAME] => Разделы [SECTION_NAME] => Раздел [~SECTION_NAME] => Раздел [ELEMENTS_NAME] => Элементы [~ELEMENTS_NAME] => Элементы [ELEMENT_NAME] => Элемент [~ELEMENT_NAME] => Элемент [EXTERNAL_ID] => [~EXTERNAL_ID] => [LANG_DIR] => / [~LANG_DIR] => / [SERVER_NAME] => gorcom36.ru [~SERVER_NAME] => gorcom36.ru ) [SECTION] => Array ( [PATH] => Array ( ) ) [SECTION_URL] => [META_TAGS] => Array ( [TITLE] => Ход с препятствиями: как Воронеж приспособлен для жизни людей с инвалидностью? [ELEMENT_CHAIN] => Ход с препятствиями: как Воронеж приспособлен для жизни людей с инвалидностью? [BROWSER_TITLE] => [KEYWORDS] => [DESCRIPTION] => ) [MORE_PHOTO] => Array ( ) )
14.11.2017, 12:31

Реальных изменений, которые сулит выполнение программы «Доступная среда», воронежцы с инвалидностью пока на себе не очень ощущают. Адаптация социальных объектов вроде бы идет своим чередом, только вот выйти из собственного дома без посторонней помощи для многих людей с ограниченными возможностями здоровья – по-прежнему большая проблема.

Под страхом срыва

Житель областного центра Дмитрий Бибиков – инвалид-колясочник. Выйти из дома самостоятельно он может позволить себе только летом или весной – в хорошую погоду. В дождь или снег рисковать не решается, ведь чтобы прогуляться, он вынужден «выходить в окно». В буквальном смысле – с балкона пятого этажа на специальном альпинистском тросе. Другого способа покинуть квартиру у колясочника просто нет.

– Я сел в инвалидное кресло в 2004 году, когда случайно сорвался с этого же балкона. А в 2008 году решился на это изобретение, – рассказывает Дмитрий. – Надеялся, что так действовать мне придется недолго и я перееду в частный дом на положенном мне по закону земельном участке. Но мне его до сих пор не предоставили.

На очередь как инвалид, имеющий право на первоочередное получение земельного участка в черте города под индивидуальное жилищное строительство (ИЖС), Бибиков встал еще в 2009 году. В ДИЗО ответили: сформированных участков нет, ждите или предлагайте варианты самостоятельно. Он так и поступил, но оказался в общей очереди из-за земельных споров.

Впрочем, право предоставления участков инвалидам под ИЖС – тема для другого исследования. А вот жилищные условия, в которых приходится пребывать колясочнику на протяжении десяти лет, наталкивают на размышления. Если решение земельных споров – вопрос далеко не минутный, то неужели за это время нельзя было превратить дом (подъезд), в котором живет сейчас бедолага, в «доступный»?

Почему программа буксует?

Федеральная программа «Доступная среда», действующая во всех субъектах России, рассчитана до 2020 года. Она предполагает соблюдение ряда требований и условий к городскому дизайну, инфраструктуре объектов и транспорта, которые позволяют инвалидам свободно и комфортно передвигаться в и получать информацию.

Представители власти, отчитываясь по результатам программы, обычно рисуют позитивную картину изменений. Впрочем, формально для этого есть основания. Так, по итогам 2015 года департамент экономического развития Воронежской области оценил эффективность программы на 4,75 балла – это довольно высокий показатель. Средства, закладываемые под эту программу, тоже весьма серьезные. В апреле 2016 года правительство России выделило нашему региону 46,661 млн рублей для создания безбарьерной среды для инвалидов и маломобильных граждан, а за год до этого – 102,542 млн рублей на инклюзивное образование.

Но надо учесть, что программа «Доступная среда» предполагает адаптацию, прежде всего, социальных объектов, которыми пользуются или могут воспользоваться люди с инвалидностью. Оснащение специальными конструкциями многоквартирных домов (МКД) этой программой не предусмотрено. Возможность оборудовать МКД пандусом или специальным лифтом есть – за счет средств капитального ремонта или целевого сбора, а также финансовой помощи управляющей компании. Но решение об установке принимает общее собрание жильцов, которые зачастую не соглашаются тратить общие деньги на одного-двух человек с инвалидностью, проживающих в их подъезде. И тут, как говорится, ни один суд не поможет: если нет подписей большинства в протоколе собрания, то инвалиду, как правило, остается надеяться на чудо.

Люди с инвалидностью тратят много времени и сил, чтобы им помогли установить в их домах обыкновенные пандусы. Руководитель центра «Доступная среда» Александр Попов совместно с районной управой добивался положительного решения своего вопроса три года.

Есть ли выход?

Недавно общественники провели круглый стол, посвященный проблемам реализации упомянутой программы. Программа, по их мнению, реализуется интенсивно, но вместе с тем неэффективно. К такому выводу общественные деятели пришли после проверки 50 наиболее социально важных маршрутов, которые они осмотрели в сентябре-октябре текущего года.

По словам активиста Светланы Мишановой, в сентябре 2017 года общественники совместно со специалистами центра «Доступная среда» и представителями организации «Молодая гвардия» осмотрели маршруты, по которым передвигаются люди с инвалидностью. Для определения этих маршрутов были опрошены 25 инвалидов-колясочников, ведущих активный образ жизни. Аудит осуществлялся у многоквартирных домов, на конечных остановках, в поликлиниках, аптеках и т. д.

– Мы, обследовав многие маршруты, установили: да, учреждения и дома оснащаются пандусами, но они чаще всего установлены неправильно. У нас курсируют низкопольные автобусы, но фактически воспользоваться ими инвалиды не могут. То же и с социальным такси – оно существует лишь номинально. Заказать его на нужное время практически невозможно, – объяснила Светлана Мишанова. – Самостоятельно добраться до нужного места инвалид не может, потому что на пути встречает естественные и технологические преграды.

И первое препятствие – выход из собственной квартиры многоэтажного дома без лифта. Справиться с этим сложно даже при помощи социального работника или родственников, а одному – и вовсе не под силу. Фактически из обследованных общественниками маршрутов доступны для инвалидов лишь 10%, то есть на них колясочники могут передвигаться без посторонней помощи. 50% маршрутов была присвоена категория «средней сложности», а еще 40% – «тяжелые».

Дело в том, что конструкции, которые должны служить для беспрепятственного передвижения, делаются зачастую для галочки: под таким углом наклона, что инвалид-колясочник может попросту выскочить из своего кресла.

– Якобы адаптированными маршрутами в большинстве случаев не могут воспользоваться не только люди с инвалидностью, но и другие маломобильные группы населения, например мамы с колясками, – заключил Александр Попов.

Общественники пришли к выводу, что важно переориентировать программу, сделать ключевым аспектом адаптацию не отдельных учреждений и объектов, а полноценных маршрутов, которыми следуют люди с инвалидностью. Плюс ко всему они требуют включить активистов в комиссию по приемке этих маршрутов, чтобы уже на этапе организации доступной среды можно было проследить за качеством ее создания.

Ирина ЛАЗАРЕВА

Фото ОО "Доступная среда"

ТЕМ ВРЕМЕНЕМ

1,2 тыс. кресел-колясок инвалидам, в том числе детям, намерен закупить департамент соцзащиты Воронежской области – по результатам аукциона, информация о котором появилась на сайте госзакупок. Максимальная сумма контракта – 19,9 млн рублей. Источник финансирования – федеральный бюджет. Преимущества при выборе победителя будут отдавать субъектам малого предпринимательства и социально ориентированным НКО. Подача заявок завершится 16 ноября.

Читайте также:
Можно сделать селфи: воронежцев пригласили познакомиться с малышами енотов в зоопарке
Подробно
Инфозавтрак 20 ноября.Федотов день. Конец татаро-монгольского ига. «Поэзия в лицах». Вадим Самойлов
Сегодня в Воронеже синоптики обещают пасмурную погоду, небольшой дождь. Утром в городе было +1 градус. Днем столбик термометра поднимется до 2 градусов выше нуля. Ветер северо-восточный 2,3 метра в секунду.
сегодня, 07:26.