Как воронежский торговец хлебом открыл в городе первую букинистическую лавку и поэтические таланты

2023-02-07
Мы начинаем цикл публикаций о воронежских местах и домах, малоизвестных и малопривлекательных, которые давно уже – или все еще – не на слуху. Они «спрятаны» в центре и на окраинах города, но при этом открывают свою уникальную потайную дверь в его историю и культуру.

Сегодня – прогулка корреспондентов «Горкома36» вместе с воронежским краеведом, сотрудником городской библиотеки № 2 им. Кольцова Еленой Устиновой к небольшому полутораэтажному дому по улице Фридриха Энгельса, 53.

КУПЕЦ И КНИЖНИК

В этом доме на Малой Дворянской в XIX веке жил Дмитрий Антонович Кашкин, собиратель редких книг и рукописей, основатель и владелец первого в Воронеже книжного магазина и библиотеки. Кроме книг Кашкин продавал также ноты. А в библиотеке для чтения при книжной лавке литература стала выдаваться и на дом, и даже принималась подписка на журналы. Книги в его магазине и библиотеке были ориентированы на все слои воронежцев. Сам он уроженец Воронежа, но выходец из южного казачества и сначала вел по наследству совсем другое дело – торговал хлебом в дальних разъездах. В пути у него и зародилась особая тяга к самообразованию, языкам, литературе и искусству. Купец самостоятельно выучил французский язык, читал в подлиннике Мольера и Расина. Изучал русскую литературу, много читал и даже сам писал стихи. По воспоминаниям воронежцев, он был умным, открытым и честным. За это его и полюбила городская молодежь.

Дом, который стоит и по сей день, был построен с небольшим отступом от других сооружений в 1836 году на месте старой деревянной усадьбы Кашкиных. Семья обосновалась на этом месте в 1798 году.

ПРОСОДИЯ ДЛЯ АЛЕШИ КОЛЬЦОВА

– Этому дому без малого двести лет. Как видите – пошарпанный, совсем неприглядный, и все проходят мимо. Но его стены, благодаря книгам и самому хозяину, помнят многих известных воронежцев. В том числе – поэтов Алексея Кольцова и Ивана Никитина. Сам Дмитрий Антонович Кашкин, выходец из простой казачьей семьи, стал страстным книжником и даже играл на гуслях. Он самостоятельно обучился нотной грамоте и игре на фортепьяно. В его доме при книжной лавке образовался своего рода клуб молодых воронежцев – любителей книги и музыки. Сюда еще 15-летним юношей стал захаживать Алексей Кольцов. В лице Кашкина он нашел своего покровителя, человека, открывшего в нем просыпающийся талант и большого поэта в будущем. Дмитрий Антонович подарил Алеше «Русскую просодию» – учебник стихосложения. Юный Кольцов стал бывать у Кашкина часто, скромно, таясь от родителей, это стало для него отдушиной. Впоследствии он посвятил своему покровителю два стихотворения. Сам же Кашкин был многодетным отцом, с дочерью и шестью сыновьями. Помимо Воронежа занимался книготорговлей в Одессе и Таганроге. А его сын продолжил затем это дело в Орле. И вот там, в Орле, в книжной лавке воронежцев Кашкиных бывал Иван Бунин, – рассказывает Елена Устинова.

ЧАЙКОВСКИЙ, РУБИНШТЕЙН, НИКИТИН

– Один из сыновей Дмитрия Антоновича Николай стал ни много ни мало – профессором Московской консерватории. Вслед за отцом он оказался наиболее откликнувшимся на музыку, смог вырваться из купеческой рутины в московскую музыкальную богему. Общался с Петром Чайковским и Антоном Рубинштейном. Русские композиторы его ценили как тонко чувствующего музыкального критика, великолепно владеющего словом, который мог найти самые нужные слова в своих рецензиях, поддержать, но при этом и дельно, но деликатно покритиковать. Таких людей было немного. Именно Николай Дмитриевич Кашкин сблизился с земляком Иваном Саввичем Никитиным. И так же, как Дмитрий Антонович открыл и поддержал поэтическое дарование Алексея Кольцова, Кашкин-младший первым в Москве открыл творчество еще одного воронежского поэта, – говорит Елена Устинова.

После смерти Дмитрия Антоновича дом на Малой Дворянской перешел вдове и сыновьям Владимиру, Сергею и Леониду. Они продолжали отцовскую торговлю. В 1869 году издатель первого посмертного собрания сочинений Ивана Саввича Никитина, купец Михайлов передал тираж в книжную лавку Кашкиных для продажи. Последнее упоминание о них как о совместных владельцах дома относится к концу 1870-х годов.

ЗАЩИТНАЯ ЗОНА ИЛИ БУДУЩИЙ МУЗЕЙ?

Нынешний вид дома Кашкиных никак не напоминает обо всей этой удивительной истории. Девять кренящихся к земле окошек, в двух из них – горшки с цветами. Сзади – несколько разрозненных дворовых построек. Все это пока явно диссонирует с центром Воронежа, и если бы не статус объекта культурного наследия и создание вокруг него защитной зоны – судьба этих старинных стен наверняка была бы предрешена нынешними застройщиками. Статус защитной зоны вокруг памятника истории и культуры запрещает возведение в ее границах объектов капитального строительства или их реконструкцию с изменением этажности, высоты и площади. А вот сам памятник в центре города явно требует ремонта и обновления.

– Наверняка прежде он был красив, сдержан и строг. До сих пор видно, что это очень интересное архитектурное здание. Если его омолодить, освежить, наполнить содержанием, то это насыщенное историей, культурой, информацией место стало бы еще одной точкой притяжения для воронежцев и гостей города. У нас, воронежских крае­ведов, очень болит душа за этот дом, – добавляет Елена Устинова.

Ольга БРЕНЕР

Лента
ЧИТАЙТЕ ЕЩЁ