Свежие новости
Пробки



Чемпион мира по боксу Денис Лебедев в Воронеже рассказал о людях, причастных к его победам

17.06.2016, 14:42
Действующий чемпион мира по боксу по версиям WBA и IBF Денис Лебедев на минувшей неделе побывал в Воронеже. 

В столицу Черноземья титулованный уроженец соседней Белгородчины приехал не в первый и, безусловно, не в последний раз. Ведь в прошлом году в нашем городе был создан Региональный фонд развития и поддержки спорта и социальных программ имени Дениса Лебедева «Будущее поколение».

Его основные задачи – пропаганда здорового образа жизни, привлечение молодежи к занятиям спортом, организация соревнований и открытых тренировок. Предстоящей осенью в Воронеже появится зал бокса, который будет носить имя чемпиона. Такой же вскоре откроется и в Бутурлиновке, где в декабре 2015-го уже прошел первый юношеский турнир на призы Фонда Дениса Лебедева, обещающий стать традиционным.
Во время нынешнего визита титулованный спортсмен провел мастер-класс в одном из фитнес-клубов Воронежа. А перед этим более часа общался с почитателями своего таланта в Доме молодежи, ответив на множество вопросов, касающихся бокса и не только.


Поход за третьим поясом


– Вы спросите, почему мы открыли свой фонд именно в Воронеже? Хотелось просто помочь местным коллегам в развитии нашего вида спорта, – рассказал Денис в начале общения. – В моей родной Белгородской области индустрия бокса сегодня развита высоко, постараемся и здесь все наладить. При этом никто не собирается тянуть одеяло на себя, даже мыслей таких не было. Будем командой делать одно общее дело.

– Вы достигли на ринге очень серьезных результатов. Какие спортивные высоты еще намереваетесь покорить?

– В августе мне исполнится 37 лет, и я чувствую себя полностью созревшим боксером-профессионалом, который уже может многое. Но, несмотря на это, продолжаю учиться, совершенствовать свое мастерство. Сейчас у меня несколько вариантов развития событий. Мне нужно защитить титулы чемпиона WBA и IBF. А есть еще и личное желание – пойти в поход за третьим поясом. Кое-какие переговоры уже ведутся. Но не будем забегать вперед, распускать слухи. Давайте немножко подождем, и вы все узнаете. 

– Уже задумывались о том, чем займетесь по завершении боксерской карьеры?

– Определенные мысли по этому поводу есть. Хотелось бы по максимуму принести пользу своей стране, которую очень люблю. В каком качестве? Об этом я еще подумаю. Вполне возможно, это будет связано с воспитанием детей и пропагандой спорта. Но, скажу честно, я не чураюсь никакой работы. 

– При плотном графике у вас остается время на семью?

– Конечно, хотелось бы уделять ей больше времени. Вот сейчас меня не было дома три месяца – готовился в США к бою с Виктором Рамиресом (он состоялся 21 мая в Москве и завершился победой Лебедева техническим нокаутом во втором раунде – прим. авт.). Возможно, уже в ближайшие недели будет объявлена дата нового поединка и придется начать подготовку к нему. Может получиться так, что между боями пробуду дома чуть больше месяца.

У меня три дочери, а забочусь еще и о племяннике – сыне моего безвременно ушедшего брата Егора. Дети растут, и я не успеваю даже поговорить с каждым ребенком о жизни, делах в школе, отношениях с друзьями. Хотя считаю, что должен все это знать. 

– Что прежде всего мотивирует вас двигаться вперед, справляться с разными сложностями, ставить перед собой новые задачи и решать их?

– Мне очень приятно, когда играет российский гимн. В этот момент у меня мурашки бегут по телу. Испытываю гордость, когда поднимают национальный флаг нашей страны. Считаю себя патриотом России, и в том же ключе стараюсь воспитывать своих детей. К тому же сегодня бокс – моя профессия, которая позволяет зарабатывать деньги, содержать семью, в силу возможностей помогать другим людям. В том числе и поэтому я должен делать свою работу хорошо.

«Батек» Фредди


– Уже два года вы тренируетесь в США у Фредди Роуча. В чем, на ваш взгляд, схожи российская и американская школы бокса?

– Сходства есть, пожалуй, во многом. Но, если откровенно, профессиональный бокс – не всегда честный вид спорта. И именно в Америке мне показали запрещенные приемы, которым в России никто и никогда не учил. Что касается Роуча, то таких называют «батек». Фредди очень добрый, хотя иногда бывает злым. У многих может сложиться впечатление, что он – флегматик: всегда спокойный, говорит без эмоций, находится на одной волне.

А о боксе Роуч знает очень многое. Я благодарен каждому тренеру, кто встречался на моем пути за годы карьеры. Низкий им всем поклон! Но сейчас продолжаю совершенствовать свои навыки в Америке, потому что здесь в какой-то момент встал на месте. И, может, придет время, когда и Фредди мне ничего уже не сможет дать.

К Роучу, кстати, попал случайно. Когда решил тренироваться за границей, наметил три места, которые собирался посетить. Начал как раз с Лос-Анджелеса и, поработав всего 20 минут на «лапах» с Фредди, где-то на интуитивном уровне сделал вывод: дальше не поеду. Несмотря на проблемы со здоровьем, он ежедневно в семь утра открывает спортзал и в восемь вечера закрывает. Там и завтракает, и обедает, и ужинает. 

– Каково ваше отношение к разразившимся в последнее время допинговым скандалам?

– Если говорить о милдронате, то люди, знакомые со спортом, прекрасно знают, что считать его допингом смешно. Это – просто витамин для сердечной мышцы. Никакого прилива энергии или концентрации внимания он не дает. К сожалению, приходится констатировать, что здесь все упирается в открытое предвзятое отношение к России. Сегодня уже и многие зарубежные атлеты признают, что наша страна попросту неугодна мировой спортивной индустрии.

Свобода опьяняет


– С какими сложностями вы сталкивались в самом начале вашего боксерского пути?

– С самыми банальными, которых у сегодняшних ребят уже нет. Допустим, у нас была одна пара перчаток на шестерых, шлем – на четверых-пятерых человек. Помимо проблем с инвентарем, постоянно возникали и трудности с финансированием. Скажем, выиграл ты областной турнир, затем – зональные соревнования, а на то, чтобы поехать на сборы и подготовиться к чемпионату России, денег уже не оставалось.
Поэтому приходилось вариться в своей «каше». Но желание было всегда. А особая мотивация появилась после того, как я выполнил норматив кандидата в мастера спорта. Меня сразу стали уважать, было приятно иметь кандидатскую «корочку», которую до сих пор храню. И тут же захотелось стать мастером спорта по боксу. Это же звучит! 

– А как удалось добиться необходимой в спорте высокой степени самоорганизации?

– До определенного момента меня просто заставлял заниматься боксом отец. Расскажу такую историю. Иногда, отправляясь утром на зарядку, я забегал в соседний подъезд и минут 20, пока папа собирался на работу, кемарил у батареи. Потом выходил на улицу, видел, что свет в квартире погас, и значит – можно возвращаться домой и ложиться спать.

Однажды поспешил и столкнулся на лестнице с отцом, который спускался по ступенькам. Он засунул руку мне под шапку – голова сухая. Пульс померил – спокойный. И папа сказал: «Эх ты, обманщик, предатель!» Мне так стыдно стало, что больше я ничего подобного себе не позволял.
Папа меня постоянно контролировал, звонил моему наставнику и узнавал, как я потренировался. Но потом, повторюсь, получил звание КМС, и меня уже не нужно было заставлять. Сам с утра вставал, бежал, потому что знал, зачем мне все это надо. Просто иногда надо ребенка подтолкнуть к чему-то, заинтересовать. 

– Отец вас жестко воспитывал?

– Мой папа Александр Егорович родом из Красноярского края. Он – сибиряк, а это  особенные люди. Возможно, в его методах воспитания были некоторые перегибы в плане дисциплины, жесткости. Но сейчас я, может, и соглашусь с ними, ведь очень тяжело не перегнуть палку. В то же время, наверное, где-то сам никогда не поступлю так, как делал мой отец. Была, конечно, психологическая «ломка». Допустим, хотелось погулять, а я ехал на дачу и шесть километров от станции тащил какие-то трубы, потому что папа собирался делать поливальную систему.
Можно даже сказать, что у меня украли детство. Однако в итоге все это дало результат. Безусловно, нельзя перекрывать своим детям кислород. Запретный плод, как известно, сладок. Но и вольную никому – не только ребенку – давать нельзя, ведь свобода опьяняет. Своих детей учу: хочешь, чтобы у тебя завтра что-то было, нужно что-то для этого сделать сегодня, а не просто прожить очередной день.

В силу обстоятельств


– Возникали ли моменты, когда вы становились перед выбором: продолжать боксерскую карьеру или нет?

– В моей жизни было немало подобных ситуаций. Внутренний голос говорил: «Не получается, заканчивай. Осмотрись вокруг, может быть, у тебя выйдет что-то другое». Более того, случалось так, что я оставался совсем без работы. Несколько раз даже ездили с соседом собирать металл, который потом сдавали в пунк­ты приема. Помню, как-то мы уехали с ним утром, вернулись вечером, заработав по 4000 руб. Я пошел в магазин, купил хлеба, масла, колбасы, яиц, молока для своей семьи.

Так что всякое бывало. Тогда думал, что окончательно повесил перчатки и никогда не вернусь в бокс, но потом что-то подтолкнуло к возвращению. Я же постоянно смотрел бои по телевизору и каждый раз, когда видел на ринге Александра Поветкина, с которым мы знакомы еще со времен детских соревнований, у меня пульс начинал биться чаще.

Как-то, приехав в Чехов по своим делам, встретил Сашу на улице и принял это, как знак свыше. Попросил Поветкина помочь мне вернуться обратно, и он дал мне один телефон. А дальше уже я все сделал сам – при помощи, конечно, команды. Здесь хочу сказать, что в ринге после побед всегда поднимают руку мне. Но к каждому успеху причастно множество людей: от моей семьи до массажистов, диетологов, организаторов соревнований. 

– Переход из любительского бокса в профессиональный дался вам в свое время тяжело?

– Здесь очень важно было найти золотую середину. В любителях я провел около 300 боев. Это, наверное, многовато: хватило бы и пары сотен поединков. От каких-то ненужных сейчас вещей из любительского бокса я так и не избавился. Но и без всего этого было бы тяжело на профессиональном ринге.

Что подтолкнуло меня к переходу? Жизненные обстоятельства. Я приехал служить в ЦСКА и попал к великому, как считаю, тренеру Владимиру Лаврову. Потом кое-что, о чем говорить не хочу, у нас произошло, и Владимир Александрович посоветовал мне уйти в профессиональный бокс, который только зарождался в России. Люди стучались в разные двери, но они были закрыты. Потому, проведя 13 боев и успев стать двукратным чемпионом страны, я на четыре года ушел из бокса и работал в охране. 

– Бокс для вас –  больше, чем спорт?

– Он дал мне все. Я не миллионер, не имею счетов с множеством нулей. Но у меня есть главное – верные друзья, коллеги. Юным боксерам хочу сказать, что спорт открывает многие двери в жизни. А места под солнцем очень мало, и оно достается не всем. В то же время прекрасно понимаю, что стоит мне оступиться – и те самые двери закроются. В напутствие молодежи также замечу, что обязательно нужно учиться, получать знания. Надо хорошо окончить школу, поступить в вуз. А дальше уже решайте сами, олимпийскими чемпионами вам становиться или космические корабли строить.

Жизненные принципы


– Денис, а что значит для вас отдых? Это какая-то поездка, путешествие или просто общение с семьей? И есть ли у вас хобби?

– Я люблю спокойствие и тишину. Люблю, когда рядом со мной жена, дети, мои собаки. Люблю чувствовать себя человеком, который заботится о близких людях. Уже одно это доставляет мне удовольствие, заряжает положительными эмоциями.

Если говорить о хобби, то я начал осваивать охоту. Но не с целью убить животное, а для того, чтобы добыть еду. Ведь вы знаете, какие у нас сейчас продукты. Охочусь с друзьями, потом забиваю дома добычей морозилку. Очень люблю и рыбалку. 

– Учитывая то, что с вами постоянно работают диетологи, часто возникают соблазны нарушить их рекомендации?

– В плане еды я – недисциплинированный спортсмен. Конечно, наступают моменты, когда затягиваю ремешок, включаю «стоп». Но между боями, что называется, отрываюсь по полной программе. Любимое блюдо – курица, которую готовит по специальному рецепту жена. Вообще же, учитывая тот факт, что мне постоянно надо быть в тонусе, стараюсь есть не жареную, а вареную или пареную пищу. Изредка только жареная картошечка «проскакивает». 

– Благодаря каким жизненным принципам вы, добившись громкого успеха, остаетесь самим собой?

– Даже не знаю. Я живу так, как меня воспитали – не предавай, уважай других. Конечно, когда люди принимают доброту за слабость, приходится быть жестче. Но если есть хоть малейшая возможность уладить конфликт словами, всегда это сделаю. Мы тем и отличаемся от животных, что умеем думать, говорить, объяснять. Да, иногда я бываю очень открытым, и люди все выворачивают наизнанку. Но, в любом случае, надо быть добрым, честным, справедливым, как нас учили бабушки и дедушки, папы и мамы. 

– Имей вы возможность повернуть время назад, что-то в своей жизни сделали бы по-другому?

– Отвечу коротко и просто: нет. Я бы ничего менять не стал. Ни о чем не жалею и очень доволен своей жизнью.


Фото Сергея ГУБАНОВА 

Автор: Михаил Кучеренко
Смотреть все статьи
Читайте также:
Воронежские геймеры: чем бы дитя ни тешилось…
Подробно


Воронежский «Буран» подписал нападающего, становившегося обладателем Кубка Гагарина
В понедельник, 15 октября, пресс-служба «Бурана» сообщила о заключении контракта с очередным новичком команды. Линию атаки «ураганной» дружины пополнил 26-летний Евгений Григоренко.
вчера, 19:49.

Все материалы автора в рубрике "Спорт"


Все материалы автора в жанре "Интервью"