Свежие новости
Все новости
Пробки



Воронежский врач поделилась рецептами здоровья, счастья и красоты

28.06.2022, 11:34

Врач общей практики Воронежской городской клинической поликлиники № 7 Тахмина Ибодова – олицетворение настоящего русского земства 120 лет спустя. Доктора Тахмину, которая родом из Душанбе, пациенты ее участка хорошо знают и всегда с ней на связи. Могут ей позвонить и в 6 утра, и в 11 вечера.

И она, как и полагается земскому доктору, тоже хорошо знает каждого – от образа жизни и личных диагнозов до семейных «историй болезни». Звонить ей продолжают, советуются и бывшие «подопечные» из Душанбе.

Но глядя на эту приветливую уравновешенную молодую женщину, сложно представить, сколько жизненных препятствий и собственных диагнозов удалось ей пережить на пути к благополучию на новой родине.

Два года назад Ибодовы купили в ипотеку «убитую» квартирку в районе улицы Машиностроителей, отремонтировали своими руками. Выплачивать за нее предстоит еще много лет. Но теперь у них вместе с детьми Юсуфом, Сунатулло, Хидоятбону и Юнусом собственный оазис покоя и любви. На кухне пекутся лепешки и «доходит» плов. На туалетном столике в прохладной комнатке родителей громко тикают часы. А уютная, в восточном стиле, гостиная ближе к ночи превращается в детскую спальню.

С читателями «Горкома36» доктор Тахмина делится своими личными «рецептами» баланса в самых сложных ситуациях, семейного счастья, здоровья и красоты.

О НОВОЙ ЖИЗНИ

– О медицине я мечтала с детства. Закончила Душанбинский мединститут. Но зарплата врача в Таджикистане – 10 тысяч в пересчете на рубли. Когда родился наш первенец Юсуф, муж – слесарь по профессии – подался на заработки в Москву. А я с детьми оказалась в России благодаря федеральной программе содействия добровольному переселению соотечественников. Таджикских врачей по этой программе в Россию вместе со мной переехало много.

Я выбрала Воронеж. Поначалу было очень тяжело. Город незнакомый. Обещанное по программе общежитие нам не дали. Мы получили только подъемные на обустройство – мне 12 тысяч и по 10 тысяч на каждого члена семьи. К этому времени у нас уже родилось трое. Снимали квартиру – 15 тысяч за аренду и 18 тысяч за регистрацию каждый месяц. Поначалу у мужа были проблемы с получением гражданства и он не мог официально работать в Воронеже. Работала только я. Пришлось крутиться на нескольких работах. Каждый день из дому выходила в три ночи на смену в частную пекарню. Потом с 9 утра трудилась в магазине. Домой приходила в семь вечера. К этому времени у нас уже родился четвертый, Юнусик. В результате муж взял на себя все домашние дела. А я кормила семью. И училась. Ведь чтобы опять заняться врачебной практикой, надо было заново в России защитить свой душанбинский диплом, сдавать экзамены, получить сертификат.

О ЗАГАДКАХ КОРОНАВИРУСА

– Так совпало, что российским врачом я стала работать с началом пандемии коронавируса. Из-за национальности поначалу мне было сложно. Некоторые пациенты даже не верили, что я врач. Говорили, раз нерусская – значит, диплом купила. Но назначенное лечение помогало, и все контакты постепенно наладились. Теперь мои пациенты со мною на связи каждый день. У меня их полторы тысячи. И сам коллектив 7-й поликлиники уже стал родным. И главврач, и завотделением, и коллеги, и медсестры – мы все поддерживаем друг друга на каждом шагу. Это теперь моя вторая семья.

Шесть месяцев я проработала в красной зоне. Сама переболела два раза. После первого моего заражения мы всей семьей дисциплинированно сидели дома на самоизоляции. На улицу никто ни ногой, хотя нужны были и памперсы маленькому, и продукты. Две недели перебивались на домашних припасах – муке, рисе и чае. Хотя положительный результат ПЦР был только у меня. Никто из моих больше не заразился, несмотря на такой тесный контакт в четырех стенах. То есть на улице в маске и перчатках, на работе – в СИЗе, но заражаешься. А в семье – ничего не происходит. Такая же ситуация была и у многих моих коллег. Объяснений этому я как врач пока найти не могу. У коронавируса все еще остается много загадок. Например, в Таджикистане была только одна волна – уже после всех мировых, и то очень слабая. Я думаю, что секрет коронавируса надо искать в иммунитете каждого человека.

Мой второй ковид был уже очень тяжелым. Вроде бы переболела, приступила к работе – а с рабочего места забрали по скорой. Резко подскочило давление, пульс за 150, развивался правосторонний паралич. Месяц отлежала в неврологии с подозрением на инсульт, на рассеянный склероз. Диагноз долго оставался под вопросом. В результате неврологи в ОКБ заключили, что это тяжелое проявление вегетососудистой дистонии как постковидное осложнение. Восстанавливаюсь потихоньку – до сих пор. Но, испытав на себе, все больше люблю неврологию. А вообще, самое любимое и самое трудное для меня в медицине – правильно поставить диагноз. Здесь я дотошна. Заставляю пациентов пройти все обследования, даже если они не верят и отказываются. Именно от правильного диагноза зависит успех лечения и судьба человека.

О ГЛАВНОМ ЛЕКАРСТВЕ

– Мои дети уже хорошо говорят по-русски, в школе много друзей – русских ребят. Но дома мы стараемся говорить по-таджикски, чтобы сохранить традиции. Наша семья – религиозная. С раннего утра и пять раз в день вместе с детьми делаем намаз. В месяц Рамадан каждый день с четырех утра до ночи держим пост без еды и воды. Коллеги на работе удивляются. Но я знаю: главное – настрой и состояние духа. Тогда в пост работать легко, он помогает.

Секрет нашего семейного счастья – полное доверие и порядок. Муж и дети помогают мне во всем. Каждый вечер распределяем завтрашний день – кто после школы пылесосит, кто вытирает пыль и кому какую кашу я буду готовить на завтрак. Хлеб я тоже пеку сама – наши таджикские лепешки. В доме всегда есть мешок муки. Если дела планировать накануне – успеваешь все. И еще мы в семье никогда ничего не копим. Даже когда я в красной зоне получала очень высокую зарплату, до 70 тысяч, после выплаты за ипотеку все остальное тратили. На продукты, на одежду, на подарки. Не откладывать жизнь на потом и каждый день брать свой максимум – это моя философия.

Главный враг здоровья россиян, особенно горожан – это стрессы. Я бы посоветовала воронежцам не принимать все так близко к сердцу. Мои пациенты от поставленных диагнозов иногда впадают в депрессию. Появилось очень много случаев панических атак. Но вот я – сама живой пример – такие диагнозы пережила, лечилась, обследовалась. Но при этом была со своей семьей и на работу быстро вышла. На самом деле не так уж много вещей на свете, из-за которых надо волноваться.

Автор: Ольга Бренер
Смотреть все статьи
Читайте также:
Какие нововведения ожидают воронежцев в октябре
Подробно
Фотограф:
Алиса
Ермакова
(фото)
Смотреть все статьи