Свежие новости
Все новости
Пробки



Воронежский военный историк Сергей Филоненко – об обороне города и мифах о «сбежавшем обкоме»

21.06.2016, 12:07
Уже завтра исполнится 75 лет со дня начала, пожалуй, одной из самых страшных трагедий в истории нашей страны – Великой Отечественной войны. 

Воронежцы, как и жители множества других советских городов, на себе ощутили вероломство фашистских захватчиков. О том, за что столица Черноземья получила звание Города воинской славы, что было на месте Кольцовского сквера в 1942 г. и почему еще жива версия, что местные власти не организовали защиту правобережной части города, в преддверии Дня памяти и скорби корреспонденту «Горкома» рассказал известный военный историк, ректор Воронежского государственного педагогического университета Сергей Филоненко. 

Сражение, а не битва 


- Сергей Иванович, в современной отечественной историографии до сих пор нет понятия «Воронежская битва»? 

- Его и не будет, т.к. у нас было сражение за Воронеж. Битва подразумевает такой характер боевых действий, в результате которых может измениться ход войны или наступить коренной перелом.

Например, если бы была проиграна Сталинградская битва, то в войну вступили бы Япония и Турция. Или в ходе битвы за Кавказ СССР мог потерять нефтепромыслы Грозного и Баку, что могло оставить советскую авиацию и танковые войска без горючего. Безусловно, если бы битва за Москву Красной армией была проиграна – это изменило бы ход всей войны. 

Поэтому в научной историографии, в частности, в 4-томном издании «Великая Отечественная война 1941-1945: Военно-исторические очерки», вышедшем к 55-летию Победы, в главе о боях в Центральном Черноземье четко говорится о сражении за Воронеж. Его этапы входят в состав нескольких операций – Воронежско-Ворошиловградской стратегической оборонительной (лето 1942 г.) или Воронежско-Касторненской наступательной (зима 1943 г.) и других.

Важно, что существовал Воронежский фронт (а «именных» фронтов было всего несколько), но и сами немцы признают, что за Воронеж было сражение, а не бои местного значения. В обзоре «Русский поход 2-й армии: Воронежское сражение», датированном 1944 г., немцы выделяют шесть (!) этапов боев за город – более 200 дней ожесточенного противостояния. 

Меня часто спрашивают: велись ли на территории Воронежа ожесточенные бои? Как историк, привык доверять документам – с цифрами спорить сложно. Например, соединения 60-й армии: по имеющимся у меня отчетам из военных архивов, только за три недели боев в июле 1942 г. потеряли 27 тыс. человек убитыми, ранеными, пропавшими без вести и т.п. Можно ли такие бои назвать ожесточенными? Думаю, несомненно. 

- Бытует версия о том, что воронежский обком якобы «сбежал», оставив город на произвол судьбы…
 
- Это известный миф. Оборонять правобережную часть города могли только регулярные части Красной армии, т.к. им противостояли отборные части вермахта, такие, как дивизия «Великая Германия». Но к началу июля в черте города не было такого количества советских регулярных войск, которые могли выполнить задачу недопущения гитлеровцев в город. 200 тысяч воронежских ополченцев оказались в рядах Красной армии еще осенью 1941 г. 

Одной из целей операции «Блау», в рамках которой фашисты наступали на Воронеж, было уничтожение города – как крупного промышленного, военного и культурного центра с населением около 400 тысяч. Но главные задачи всей операции, естественно, были значительно более масштабными: захват кавказской нефти, на пути к которой был Сталинград. 

- Все ли части Красной армии успели отступить за Дон после начала операции «Блау»? 

- Нет, не все. Несколько дивизий 40-й армии, не имея приказа на отступление, героически сражались с противником до последнего. Кстати, именно с одной из них связан мой выбор карьеры военного историка. В 1978 г., ко мне, студенту 3 курса истфака ВГПИ, обратились ветераны 45-й стрелковой дивизии с просьбой написать книгу об их дивизии – как раз в то время именем этого соединения была названа одна из улиц Воронежа. В течение трех лет ездил в Москву, поднимал архивы, чтобы написать эту работу.

Оказалось, что командование 45-й дивизии, в составе которой было 8 тысяч воронежских добровольцев, не получило приказа на отход после прорыва немцев. И бойцы, будучи верными присяге, не отступили и сражались до конца. К сожалению, большинство из них погибло. По архивным документам удалось установить, что в августе 1942 г. в Сталинградскую область прибыли на переформирование всего около 500 человек из состава этого соединения. 


Эхо войны

 
- Сергей Иванович, так Красная армия город не сдала? 

- Конечно, нет. Сообщения Совинформбюро о том, что Воронеж был оставлен советскими войсками, не существует. Известно, что такая новость прозвучала по немецкому радио. Но в 2012 г. приезжавший к нам начальник управления «Эпоха мировых войн» Бундесвера «извинялся» перед воронежцами – он признал, что Гитлер ввел мировую общественность в заблуждение относительно взятия города. Кстати, Воронеж упоминается и в знаменитом приказе Сталина № 227«Ни шагу назад», вышедшем в июле 1942 г., в котором говорилось, что враг захватил Россошь, Купянск, половину Воронежа.  Полностью столица Черноземья под контролем захватчиков никогда не находилась. 

- Но исторический центр фашисты оккупировали? 

- Основную часть правобережья. Но бои шли в районе СХИ, Березовой Рощи, улицы Ленина, а затем и на Чижовском плацдарме. А в Кольцовском сквере находилось немецкое кладбище. Кстати, несколько лет назад на публичное обсуждение выносился вопрос реконструкции сквера, и некоторые активисты утверждали, что никакие работы на этом участке проводить нельзя – дескать, не надо строить на костях, это не по-христиански. Но немецкое захоронение было эксгумировано после освобождения города советскими войсками. 

- Но не раз звучало мнение, что в некоторых районах Воронежа – например, неподалеку от ул. Ломоносова – могли остаться блиндажи с огромным количеством боеприпасов… 

- Я сам живу на ул. Ломоносова, и буквально за моим домом в лесу можно натолкнуться на окопы. Ничего удивительного: линия обороны проходила прямо от Воронежа по Рамонскому району и дальше, в современную Липецкую область. Конечно, на всем протяжении этой территории будут блиндажи, одиночные останки засыпанных солдат. Но больших арсеналов там не встретить: просто воинских складов на передовой линии не бывает. Есть принцип – боеприпасы подвозят к месту сражения, но никто не делает складов на участках, которые могут в этот же день перейти к противнику. 

В архивных документах есть донесение венгерского офицера: «Как мы можем воевать, когда видим русскую колонну, которая идет через Дон, но открыть огонь по ней нельзя – у нас всего по два снаряда на сутки на каждую пушку, и выпустить их можно только по команде штаба полка?» Тогда солдаты 45 минут потратили на то, чтобы получить разрешение (которого им, кстати, так и не дали), но за это время советская техника, естественно, успела пройти – даже пыль осела. Но и «экономность» оккупантов вполне можно понять: война всегда была дорогим занятием, а стоимость каждого снаряда была сопоставима с ценой половины гектара венгерской земли. 

- В регионе проводятся Вахты Памяти, и поисковики регулярно находят останки солдат. 

- Ничего удивительного в этом нет. Вообще в Воронежской области немало районов, где могут быть останки солдат вне братских могил – например, в Хохольском, Острогожском, Каменском районах, расположенных вдоль Дона. Там есть холмистая местность, а также бои шли в степях Придонья.
Кстати, потери фашистской Германии и ее сателлитов были огромными: например, Венгрия признавала официальные потери более 50 тыс. погибших солдат и офицеров, а только на центральных кладбищах венгерских военнослужащих в Воронежской области захоронены около 30 тыс. человек. Судьба остальных погибших пока неизвестна. 

А итальянцы своих погибших эксгумировали и вывезли в 1990-е годы: тогда из Москвы самолетами отправили останки порядка 10 тыс. погибших военнослужащих. Итальянцы действуют по принципу «Со щитом или на щите». Но у них были относительно небольшие потери по сравнению с Германией или Венгрией, потому что в сентябре 1943 г. Италия вышла из войны. 

Награда Воронежу за подвиг 


- Сергей Иванович, известно, что при вашем активном участии как историка Воронеж в 2008 г. получил статус города воинской славы… 

- Этого удалось достичь общими усилиями ветеранов, горожан, государственных и общественных структур. Дело в том, что в основу каждой заявки от претендентов на звание «Города воинской славы» ложится основной документ – историческая справка относительно вклада города в разгром фашистской Германии. Аналогичное исследование для Воронежа я подготовил в 2007 г. – по поручению регионального оргкомитета «Победа». 

Кстати, тогда произошел небольшой казус: подготовленную мной справку отправили на рассмотрение в Администрацию президента РФ, но документ нам быстро вернули – из-за подписи. Саму справку подписал один из вице-губернаторов, но в Москве сказали, что подписывать должен автор-историк. Сама справка достаточно небольшая (до 15 страниц) и к ней прилагались дополнительные архивные документы, подтверждающие указанные цифры и факты – как раз они заняли два огромных тома. 

А позднее, когда вышел Указ президента России о присвоении Воронежу почетного звания, мне посчастливилось войти в состав делегации, которая ездила в Кремль на вручение грамоты за подписью Президента РФ. Знаете, это незабываемое ощущение: когда ты видишь, как твоему городу в столице воздают должное, пусть и спустя столько лет… 

Автор: Татьяна Омельченко
Смотреть все статьи
Читайте также:
В Воронеже открыт сезон кранопада
Подробно