Свежие новости
Все новости
Пробки



Воронежский скульптор Александр Ивченко: «За год я проживаю 100 жизней»

16.09.2020, 14:02
Рассказ о том, какие плоды может принести самоизоляция, если эта самоизоляция проходит с бензопилой.

В конце августа воронежский скульптор Александр Ивченко закончил работу над уникальным парком деревянных скульптур в Ялте – «Вишневый сад. Возрождение». Парк называют первым крымским детищем международного проекта «Лукоморье». Александр в интервью «Горкому36» рассказал, как создавался парк, каким он должен стать в будущем и что талантливый мастер готов предложить Воронежу. 

 Александр, деревянная парковая скульптура  это искусство или ремесло? 

 Приятно, что сразу про искусство! Обычно интервью начинаются с вопросов о бензопиле – моем основном инструменте. В  последнее время стараюсь все реже произносить слово «бензопила», потому что у людей сразу же возникают ассоциации с каким-то деревянным растресканным советским детством – незамысловатыми и достаточно простыми в исполнении фигурами: богатырями, гномиками, грибочками. Но деревянная скульптура на сегодня  это настоящее искусство. И у неё есть свои преимущества перед традиционной - скорость и гораздо больший потенциал при выражении своих творческих идей. Маститые скульпторы всё равно уходят в какую-то монументалистику, имеют от  силы имеют один-два заказа в год. И делает такой скульптор какого-нибудь там маршала или директора банка месяцами. Мы, «деревянщики» гораздо свободнее в выражении своих идей за счет скорости. И за тот же год можем проживать 100 скульптурных жизней. С расширением технологий мы перестаем быть заложниками материала, вышли из контуров бревна, строим большие композиции. В частности, в прошлом году мой рекорд – работа высотой почти 8 метров и площадью около 125 «квадратов».

Дерево, на мой взгляд, гораздо лучше передает человека, чем глина, мрамор, бронза.  Особенно кедр, с которым мы работали в Ялте. Он практически идентичен человеческой коже по теплу и цвету. И я хочу если не оживить дерево, то одухотворить, и поэтому в каждом проекте стремлюсь доказать себе и зрителю, что дерево всё-таки очень достойный материал, и им можно любоваться и восхищаться. 

 Фестиваль «Лукоморье» проводился на Байкале, не так ли? А тут – Ялта, Крым?

 Проект «Лукоморье»  один из старейших в России фестивалей резьбы, который ежегодно собирает на Байкале мастеров из 20-30 стран мира. Кроме того, это единственная организация, которая на уровне Министерства культуры РФ уполномочена проводить официальные чемпионаты России по парковой скульптуре. Планировалось, что в 2020-м очередной чемпионат пройдет как раз в Крыму, и работы, созданные в ходе соревнований, наполнят старинный парк в высокогорье. Но вмешался коронавирус. Чемпионат пришлось перенести на 2021 год. Тем не менее, парк ожил. В некотором смысле он – дитя пресловутой самоизоляции. Только нас самоизоляция застала не в квартирах и офисах, а в горах над Ялтой на высоте 450 метров над уровнем моря. Отгоняли вирус бензопилами… Получилось довольно интересно и ново, потому что в парке теперь есть не только скульптура, но и литература, и история, и театр, и музыка. 

 Такое возможно? 

 Дело в том, что сама площадка – старинное дворянское поместье в горах над Симеизом. Звучит парадоксом, но в месте, где на каждый квадратный метр приходится по одному краеведу и по два экскурсовода, существует белое пятно в несколько гектаров: на сегодня достоверное неизвестно, кто был владельцем этой земли. По одной из версий Екатерина II построила себе здесь что-то вроде резиденции для тайных встреч с Потемкиным, а потому у этого поместья нет никакой большой славы. Кто-то говорит о князьях Юсуповых, потому что Юсуповский дворец там тоже буквально в шаговой доступности. Звучит и фамилия графов Бабьянских и даже художника Коровина.

Усадьбу начали разрушать после революции, бомбили во время Великой Отечественной войны, в послевоенные годы добили в попытке разбить табачное поле. На сегодня уцелел парк, где растут полуторавековые сосны, также почти не тронуты временем винный погреб и большой овальный бассейн. От дома же остались колонны, и осколки фундамента, поросшие плющом. В них действительно застыло время. Из-под пелены веков выглядывает ушедшая эпоха. Мы постарались максимально сохранить это настроение, чтобы гости парка могли совершить прогулку в конец XIX века.

IMG_0855.JPG

Но «сердце» парка – это огромный камень с ровной плоской верхушкой. На этот камень ведут остатки лестницы, на металлических частях которой еще читаются клейма русско-английской сталепрокатной фирмы «ПровиденсЪ». В народе и камень, и парк,  и само имение зовут Шаляпинскими. 

4HeNO-58yYw.jpg

До сих пор старожилы передают из уст в уста истории, которые слышали от своих дедов и бабушек – истории о том, как дворня затаскивала на этот камень белый рояль или стол с патефоном. Затем туда поднимался великий Шаляпин. И пел… Акустика места, продиктованная ландшафтом, уникальна. Голос отражается от скал и по ущелью вниз докапывается едва ли не до самого Черного моря.

В общем-то, идея наполнения этого пространства висела в воздухе: на камень нужно возвращать Шаляпина. Его голос снова должен звучать над этими соснами. Но если Шаляпин будет петь, то ему нужны слушатели. Кто это может быть? Еще накануне я побывал на набережной Ялты и увидел памятник «Дама с собачкой». Пусть не обижается скульптур, но у меня возник внутренний протест – это совсем не дама, а какой-то гренадер в юбке. В голове сразу отметилась «галочка», что неплохо бы показать другую Даму. Вот и родилась мысль – сделать чеховских героев слушателями Шаляпина. У каждой композиции разместить табличку в виде книги, раскрытой на странице именно того рассказа, который мы попытались оживить (кстати, это здорово работает – почти все туристы, покидая парк, говорят, что «надо бы перечитать Чехова»).

книга.jpg

И тут немного мистики. Оказалось, что Чехов и Шаляпин – не просто современники. Они были знакомы, тесно общались, в Москве даже жили в одном доме (указывая московский адрес, Чехов говорил не номер дома и улицу, а «дом, где живет Шаляпин»), часто виделись и в Ялте. Более того, они вместе с Максимом Горьким бывали на даче у Льва Толстого в Гаспре (документы, телеграммы, письма, совместные фотографии, подтверждающие это общение Великих, мы собрали на отдельный стенд). И потому в нашем парке Горький, Толстой и Чехов «встретились» у подножия утеса, с которого им поет Шаляпин.

писатели.jpg

Наконец, на этой территории есть несколько естественных амфитеатров и сцен, где будут разыгрываться спектакли, проходить музыкальные концерты (в ближайшем будущем – регулярные театральные и музыкальные фестивали). Таким образом, у нас получилось то, что называют мультикультурным пространством: это как горное озеро, в которое стекают из родников литература, театр, музыка, история. И главный магнит, который притягивает и скрепляет все эти векторы – деревянная скульптура. На мой взгляд, такого до нас не делал никто.  

 И осуществиться этим планам не помешала даже пандемия?  

 В чем-то я очень благодарен обстоятельствам. Ведь если бы чемпионат состоялся, идею и настроение пришлось бы объяснять десяткам творческих людей. Каждый бы ее переосмыслил по-своему. Не факт, что она бы не растворилась в этом творческом потоке. А здесь появилась возможность найти именно тех мастеров, которые попадут в резонанс, сделают не пару десятков отдельных скульптур в совершенно разных стилях и технике, а единое целое пространство, помогут зрителю «прочитать классику в дереве». В итоге для себя я разделил творчество Чехова на три главных вектора: драма, лирика и юмор. К работе приступили целой командой: Александр Матерков, Александр Алферов, Илья Польский, Александр Парфенов, Лев Брюханов. Все эти люди замечательны каждый в своем роде. На счету каждого – победы в крупнейших международных соревнованиях. 

Так, например, Александр Алферов – мой напарник, мы выступаем с ним на фестивалях командой «АэроСАНИ». Он прекрасно делает технические вещи, там, где требуется кропотливость и усидчивость. Например, его мастерство помогло вырезать граммофон, самовар, вазу с фруктами и сотни прочих мелочей и деталей (включая даже кружева, медали, броши и серьги), которые помогают воссоздать витиеватость и элегантность атмосферы XIX века.

Александр Матерков – известный на весь мир портретист-шаршажист. Чтобы был понятен его уровень – на проект он приехал, закончив портрет Сергея Шойгу (теперь эта работа «живет» в Министерстве обороны). Этому Александру достался чеховский юмор.

Илья Польский известен как создатель очень изящных, воздушных, пластичных образов. Его руку знатоки узнают по первому взгляду, как узнают, допустим, каждую из 250 «кувшинок» Клода Моне. Кому, как ни ему, следовало взяться за чеховскую лирику? 

Александр Парфенов – мастер с Алтая. Его направление – корнепластика. Он практически не вмешивается в то, что создала природа. Умеет заметить в сплетении корней и веток законченные образы, а свою задачу видит в том, чтобы помочь зрителю разглядеть то, что создала Вселенная.

Лев Брюханов – один из самых ярких на сегодня представителей школы богородской резьбы. К сожалению, он очень надолго «застрял» во Франции из-за перекрытых границ и успел поучаствовать лишь на «финишном рывке», работая над композициями «Вишневый сад» и «Тоска». 

Ну а про себя, чтобы долго не бряцать медалями и кубками, скажу лишь, что на проекте искал те чеховские сюжеты, которые заставляют проливать «незримые миру слезы» (то, что я ранее назвал драмой). Бонусом мне досталось почетное звание «Комдив». Оно предполагает то, что называют «общим руководством»… Вот за этими двумя словами – буквально хождение по проволоке. С одной стороны, ни в коем случае нельзя давить на мастеров и «ломать их руку», но с другой – нужно, чтобы они, по сути, поселились в твоей голове и сумели своими золотыми руками в унисон отыграть деревянную симфонию, сочиненную тобой. Примерно как сплавить воедино яростную ревность и слепое доверие.  


Наша настольная книга  700-страничное собрание сочинений Чехова. С закладками почти на каждой странице, со сносками на полях. Коллегиального мы вырабатывали общие правила игры, чтобы для зрителя все воспринималось в едином стиле.

Конечно, коронавирус вносил свои коррективы. Так вышло, ребята постепенно вынуждены были уезжать. Довольно продолжительное время на горе я провел исключительно в обществе деревянных скульптур, но как «комдив» поле боя покинуть не смел.

 Кто из чеховских героев поселился в парке?

 На полутора гектарах пространства ожили 22 сюжета, воплощенные в 51 скульптуре.

Некоторые рассказы прямо сами просились в скульптуру  живые картинки. Но, опять же, очень не хотелось сделать «терракотовую армию» (этакий набор однотипных стоящих человечков)  мы старались выбирать максимально разные типажи. Насколько дьячок Отлукавин из «Канители» не похож на полицейского надзирателя Очумелова, настолько разнятся Душечка-Оленька и Любовь Андреевна Раневская.

Безусловно, в этом «конкурсе сюжетов» дополнительное преимущество имели рассказы, где есть животные. Например, Каштанка, знакомая всем нам с детства. Мы не поленились и, кроме собачки, построили весь цирковой номер «Египетская пирамида» (свинья, гусь и кот).  

IMG_0148.JPG

Очень интересно было передать в дереве мотив рассказа «Тоска», в котором извозчик Иона целый день пытается поделиться с людьми своим горем (умер сын), но в итоге выслушала его лишь кобыла. Именно эта кляча должна была отразить всю боль, которую испытывал человек.

кляча.jpg

Стоит там скульптура мальчика-сапожника, чистящего обувь. Когда делаешь фигуры детей, внутреннее как-то пытаешься назвать ребёнка, общаешься с ним. Я его называл Федькой. А потом прочитал в интернете, что, оказывается, Федор Шаляпин провел детство в суконной слободе, жил в крайней нужде и был учеником сапожника. Этот мальчик сначала планировался на Базарную площадь, но в итоге перебрался ближе к сцене. Он сидит и с улыбкой смотрит на поющего Шаляпина – его мечтам удалось сбыться. И теперь люди в сундучок возле него теперь кладут не только деньги за «чистку обуви», но и свои записки с желаниями и мечтами. 

федька.jpg

Не сразу мне дался образ Душечки. Помните, когда она замужем за театральным антрепренером  говорит только о театре, когда у нее появляется лесопромышленник, она профессионально разбирается в лесозаготовках. Она полностью растворялась в своих мужчинах. Я ее воспринимал сначала как человека без собственного мнения, полукомичную героиню. 

Но когда я остался на горе один, то совершенно отчетливо ощутил – на плаву в данный момент меня держит именно жена. Она в Воронеже, и нас разделяют сотни километров и закрытые границы между регионами. Она по профессии врач-невролог. Но мне приходят от нее посылки, где лежат нужные запчасти, цепи, клей, саморезы, и при этом человек не перепутал ни количество звеньев, ни шаг зуба, ни толщину пропила…   И тогда я понял, что такие женщины – мечта любого мужчины, это надежда и опора на самом деле. После этого осознания и Душечка почти сразу «вспрыгнула» на постамент.

дущечка.jpg

 Очень интересная композиция по рассказу «Ванька Жуков». Возле мальчика висит рыба, на которую смотрит кот. Мне показалось, что у кота человеческие глаза?

 У него глаза Ваньки Жукова. Но по фото замысел не передать: мальчик, сухая вобла (селедка, которой «ейной мордой мне в харю»), плющ… И облезлый котенок, которому хочется играть катушкой ниток, не смотря на то, что жизнь в сапожной мастерской  далеко не малина. Вот такой ребус.

кот.jpg

8gy0B1wc7og.jpg

– А почему парк назван «Вишневый сад»? Понятно, что это самое значимое произведение Чехова. Но оно достаточно неоднозначно…

 Вопрос этот постоянно звучит: мол, «Вишневый сад»  это трагедия, сад вырубается. Зачем? Я иначе эту драму воспринимаю. Давайте вспомним финал: «Мы насадим новый сад, роскошнее этого». Пьеса писалась в начале века, в России назревала революция, общество требовало перемен, новой жизни. Поэтому «Вишневый сад»  это закономерная гибель старого, уступающего место новому, прогрессивному. И парк называется не просто «Вишневый сад», а «Вишневый сад. Возрождение». Это символично и для нашего века, и для Крыма, конечно же. Эпохи уходят, сменяя одна другую. И задача каждого поколения – возродить и вырастить свой «вишневый сад». Мы постарались сделать это в таком вот формате.

Кроме того, и настоящие вишни там обязательно будут. Уже в ноябре мы заложим первую вишневую аллею. Кстати, мы подумали, что деревья там могут быть именными. Так что приезжайте в гости в ноябре, чтобы внести свою маленькую лепту в возрождение нового вишневого сада.  

– Есть ли у вас любимое произведение Чехова?

 Мне как филологу говорить о «любимом» произведении, наверное, не очень корректно. Я ценю в творчестве – литературе ли другом виде искусства  пронзительность произведения, его способность сорвать паутину даже с самой запыленной души. С этой позиции я считаю очень сильными у Чехова рассказы «Тоска», «Устрицы», «Ванька», «Спать хочется». 

 Открытия парка не было?

 Официального открытия не было, оно намечено на июнь 2021 года и приурочено к чемпионату России по парковой скульптуре. Экспозиция вырастет, появятся новые площадки, новые скульптуры, новые истории.

Но 21 августа прошла презентация «Вишневого сада». Доступ в парк открыт, приходят и смотрят все желающие. Я после презентации несколько дней даже водил экскурсии. Очень хотелось похвастаться и посмотреть, будет ли работать для зрителя то, чему мы отдали так много сил. Мне показалось – работает.   


 Планируете ли вы продолжить работу над парком?

 Это просто необходимо. Во-первых, в парке пока еще нечего делать детям. Поэтому следующие работы будут для них. Мы планируем сделать совершенно отдельную страну – мир детских грез и сновидений: маленькая девочка уснула возле небольшой дверцы, и если открыть эту дверцу, то можно увидеть, что ей снится – единороги, минотавры, различные фантастические звери. В то время как взрослые будут «читать классику в дереве» и вдыхать атмосферу конца XIX  начала XX века, дети смогут побывать в сказочном мире.

 Александр, давайте теперь поговорим о Воронеже. Не так давно мэр Вадим Кстенин, обсуждая реконструкцию парка «Танаис», которую планируется начать уже в следующем году, предложил, чтобы «Поляну сказок» создали вы.  Что вы думаете на этот счет?

 К любой предложенной работе в Воронеже я отнесусь хорошо. Я неоднократно говорил, что для Воронежа я сделал гораздо меньше, чем для многих других территорий, и считаю это несправедливым.

Что в парке должно появиться, нельзя сказать вот так сразу. Буквально сегодня, садясь в автобус, я видел, как дети качаются на качелях и заметил, как армированные балки ходят ходуном. Задумался: что же такое нужно построить, чтобы нельзя было снести. А если же запрещать детям играть на такой площадке как они хотят, то и нет смысла ее делать. 

Площадка должна каким-то образом защищаться. Как минимум, быть охраняемой, чтобы ночью никто не пришел и не бил бутылки пива о скульптуры. Может быть, это будет прозрачный геокупол, как мы делали в Карелии в нашем музее «Обитель ангелов». Заходишь внутрь и попадаешь в иной мир.

Что касается идеи, то это должна быть современная площадка для ребенка XXI века, где дети не просто могли бы увидеть ту же Царевну-лягушку, но и тут же послушать аудиосказку, например. 

Что касается образов, то я не считаю, что та же Бабка-яга устарели и чем-то проигрывает персонажам из вселенной Марвела… Например, в Омске Баба-яга у нас летит в ступе с пропеллером (впрямь летит – на тросах между двух берез), на ней – летные краги, очки-консервы. Словом, бабка-огонь. 

Здесь главное – посмотреть на мир глазами ребенка, воссоздать мир детской фантазии, детских снов. Моему сыну сейчас пять лет, и я, создавая скульптуры для детей, стремлюсь понять, как увидит их он. 

Опыт Крыма также не будет лишним. Если раньше я думал только о художественном наполнении пространства, то теперь понимаю, как важна инфраструктура – тот парадоксальный случай, когда красивая рама для зрителя важнее гениальной картины.

 Александр, вам же предлагали остаться в Крыму, возглавить музей? Не получится ли так, что Воронеж потеряет вас?

 Воронеж держит меня людьми, которые здесь живут, и которые, к сожалению здесь уже не живут. В Воронеже моя семья, здесь живут моя мама и брат, похоронен отец. 

В Сибири я прожил значительную часть своей жизни – детство, юность, а в Воронеже пустил корни, что ли. К тому же, может быть это и нескромно прозвучит, но чтобы меня, как вы говорите, потерять, надо ж сначала найти. 

О том, как Александр Ивченко ездил в Англию и выиграл самый престижный чемпионат резчиков  Кубок Сандрингема,  можно почитать здесь.

Фото и и видео  Ивченко.


Автор: Наталия Осадчая
Смотреть все статьи
Читайте также:
Умерли от коронавируса 24 человека в Воронежской области за сутки
Подробно
Фотограф: