Свежие новости
Пробки



Вещи не из легких: главный фтизиатр области и ЦФО – о правилах работы и жизни в условиях угрозы туберкулеза

24.03.2019, 08:49

Воронежская фтизиатрическая служба вошла в лучшие практики Всемирной организации здравоохранения по борьбе с туберкулезом. Яркое событие стало закономерным развитием очень будничной и нелегкой работы воронежских фтизиатров. 

В чем мировая уникальность этой работы в Воронеже? Почему на флюорографическом снимке отражается здоровье не только легких, но всего общества? Как правильно уживаться с палочкой Коха, и как она помогает разобраться в себе и меняет отношения между людьми? Обо всем этом в Международный день борьбы с туберкулезом – беседа «Горкома36» с главным фтизиатром Воронежской области и ЦФО Сергеем Корниенко.

Новый детский корпус или международный центр?

 Сергей Васильевич, к вашей профессиональной дате принято подводить итоги. Какие важные события произошли во фтизиатрической службе региона за год?

– Главное достижение – принятие на федеральном уровне решения о строительстве в нашем регионе детского противотуберкулезного корпуса. 85 процентов финансирования выделяется из федерального бюджета. Строительство начнется уже этой весной. За два года мы должны его завершить. Так сбудется давняя профессиональная мечта всех фтизиатров. За последние 13 лет заболеваемость детским туберкулезом в регионе стала почти в три раза ниже, чем по стране. Новый детский корпус мы строим, чтобы эту тенденцию сохранить. Это такой полноценный задел на будущее по комплексной борьбе с туберкулезом. Благодаря новым возможностям расширим работу в группах социального риска, с неблагополучными семьями, где перспектива заболеть туберкулезом у ребенка намного выше. 

Прошлым летом после моего выступления на слушаниях Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке по проблемам туберкулеза руководитель департамента по туберкулезу Всемирной Организации Здравоохранения в личной беседе отметила, что будущий детский корпус в Воронеже может стать международным научным центром в области фтизиатрии, и на его базе будут реализовываться противотуберкулезные программы ВОЗ. 

Это может быть логичным продолжением работы детской фтизиатрической службы региона. Потому что у нас в 2018 году туберкулезом заболели всего 11 детей. Это рекордно низкий показатель. Новый детский противотуберкулезный центр будет нацелен на расширение работы по профилактике и предупреждению заболеваний детей. 

И это очевидно – дети не должны болеть туберкулезом! И, конечно же, признание нашей службы на мировом уровне как одной из лучших практик ВОЗ по системному подходу в борьбе с туберкулезом – большое достижение 2018 года. Само выступление на ассамблее ООН в Нью-Йорке  большая честь для меня и профессиональный подарок судьбы. Я очень благодарен всему медицинскому сообществу Воронежской области и Российской Федерации за такое доверие.

Независимо от сословия и достатка

 Раньше считалось, что туберкулез – это удел бедных. Ситуация изменилась?

 Да, туберкулез называли «болезнью сумерек»  подвалов, голода и лишений. Но уже давно его можно называть болезнью социальных сумерек. Как только в обществе наступает политическая и экономическая нестабильность – сразу же поднимает голову туберкулез. 

Потому что именно в такое время социальной турбулентности становится «не до того», и ситуация сразу выходит из-под контроля. Палочка Коха «оперативно среагировала» на процессы распада СССР и дефолты в нашей стране. Заболевать стали люди независимо от сословия и достатка. Сегодня эта болезнь тоже может коснуться любого.

Основная форма передачи туберкулеза – воздушно-капельная. Если палочка Коха попадает в ослабленный организм, она тут же начинает работать. А бывает, что она «спала» в организме десятилетиями, но вдруг стала активной и запустила развитие туберкулеза после стресса, переохлаждения или перенесенной болезни. 

В Российской Федерации и в Воронежской области, в частности, палочкой Коха, по данным разных авторов, инфицировано от 75 до 90% населения. Но заболевают туберкулезом у нас несколько сотен. Например, в прошлом году впервые выявлено 639 заболевших жителей региона, и это количество из года в год планомерно уменьшается. 

А в 2005 году количество заболевших было 1643. Но любой сбой в иммунитете может перевести «спящую» в организме инфекцию в активное состояние, в развитие туберкулеза. А сбой провоцирует все что угодно. Не только курение и алкоголизм – но и рабочие перегрузки, депрессии, пусть дорогое, но нездоровое питание, любые хронические заболевания.

 То есть провоцируют как раз те условия, в которых мы все сейчас живем. Тогда почему при таких масштабах инфицирования заболевших туберкулезом в регионе становится все меньше?

 Потому что у нас работает системный межведомственный подход к этой проблеме. В нем задействованы все медицинские работники области, УФСИН и ГУВД, миграционная служба, учреждения образования, культуры и социальной защиты. 

Вся работа направлена на жесткий контроль за профилактическими осмотрами, на активное выявление заболевших и на работу с известным резервуаром болезни. Эти показатели у нас лучше, чем в целом по стране. А количество охваченного флюорографическим осмотром населения остается на самом высоком уровне в стране – 80 процентов. 

Мы выявляем больных туберкулезом на самых ранних стадиях, когда пациент еще никак не ощущает развитие недуга, успешно лечим – и резервуар заболевших уменьшается. Кстати, для полноценной реализации профилактики и предупредительных мер по раннему активному выявлению туберкулеза мы вынуждены занимать достаточно жесткую позицию по их реализации. И вот это не всем и не всегда нравится. В этой связи появляются даже жалобы.

О выявленных и «недовыявленных»

 От чего зависит исход лечения?

 От стадии и формы туберкулеза и от самого пациента, от того, как он относится к лечению. С нашей же стороны сделано все. В регионе благодаря областному и федеральному правительству сейчас нет недостатка в противотуберкулезных препаратах. Из облбюджета выделяется достаточно средств на питание пациентов, которое по пищевой ценности ничем не отличается от санаторного. 

Плюс профессионализм опытных фтизиатров, современное оборудование, развитие лабораторных служб. В результате с каждым годом резервуар инфекции становился все меньше. Для сравнения, в 2005 году у нас в области была заболеваемость  71,1 случая на 100 тысяч населения. В 2017 году – 27,4. В 2018-м – 24,3. То есть за последние 12 лет количество заболевших сократилось более чем в три раза. И впервые за последние 50 лет количество пациентов с активной формой туберкулеза на 100 тыс. населения уменьшилось с 167,9 в 2005 году до 38,6 в 2018-м. Таких показателей в регионе прежде никогда не было. 

Кстати, используя математическое моделирование, нам удалось рассчитать, сколько случаев заболевания у нас в регионе не выявлено. Этим методом удалось вычислить количество пациентов с туберкулезом, которые еще недовыявлены в текущем году. По итогам за 2018 год в нашей области получилось 11 «недовыявленных» на 100 вновь выявленных. Этот показатель значительно ниже по сравнению с другими территориями ЦФО и РФ.

 Какие люди могут оказаться в числе «недовыявленных» при местном 80-процентном охвате флюорографией?

 Как правило, это трудовые мигранты, работающие нелегально, а также больные туберкулезом люди, вернувшиеся из мест лишения свободы, и те из жителей нашей области, кто просто игнорирует профилактические осмотры и безответственно относится к своему здоровью. И мы должны «подхватить» такого человека на самых ранних стадиях болезни, когда он еще не кашляет и не может заразить окружающих.

Помоги себе сам

 Что нужно предпринять человеку, чтобы не заболеть туберкулезом?

 Во-первых, и самое главное – раз в год проходить флюорографическое исследование. Во-вторых, не заниматься самолечением при первых признаках гриппа и ОРВИ. Идти к врачу, а не в аптеку. Задача первичного звена – поставить правильный диагноз или отправить на дообследование, чтобы исключить в том числе туберкулез. Наша связь с поликлиниками работает как часы. В-третьих, пересмотрите свой образ жизни и особенно свое питание. Я не понимаю людей, которые изо дня в день сидят на фастфудах или покупают детям кока-колу! Все это губительно действует на кишечную флору. А иммунитет на 80 процентов зависит от состояния лимфоидной ткани, которой больше всего находится в области толстого кишечника.

 Появилась информация, что туберкулез стал все сложнее поддаваться лечению, как было до открытия стрептомицина.

 Да, в обществе стала циркулировать палочка Коха, устойчивая к антибиотикам. Такая форма туберкулеза с множественной лекарственной устойчивостью (МЛУ) связана с тем, что некоторые пациенты многократно самовольно прерывают лечение. В результате инфекция теряет чувствительность к препаратам, лечение становится все более длительным. Заразиться туберкулезом с МЛУ сегодня может каждый. Но чаще всего эта форма встречается у больных из групп социального риска, у тех, кто освободился из тюрьмы и бросил лечение. Для таких пациентов у нас в регионе уже 12 лет работает проект «Сопровождение». Бригада медработников на амбулаторном этапе лечения сама приезжает на дом к пациенту, привозит лекарства и контролирует их прием. И если человек задается целью все-таки вылечить туберкулез, то при условии соблюдения режима приема препаратов успех гарантирован на 90 процентов. Но это непрерывное, не меньше четырех лет лечение и постоянное взаимодействие с фтизиатром.

Работа за семерых

– В отличие от общероссийской статистики, в нашей области количество пациентов с туберкулезом МЛУ уменьшается. Это также связано с системным межведомственным подходом к выявлению туберкулеза и к лечению. У фтизиатрической службы региона заключен договор с органами соцзащиты во всех муниципалитетах. 

В результате – не было бы счастья, да несчастье помогло: по инициативе фтизиатров совместно со службой социальной защиты решаются вопросы, которые у наших пациентов копились годами. Приводят в порядок документы, получают положенные пособия, оформляют льготы и субсидии, в том числе по оплате ЖКХ. Эта межведомственная работа – как работа слаженного организма. Если в «социальных сумерках» такая система дает сбой  сразу же начинается сбой в отдельно взятом человеке. Но весь системный подход запускается на уровне ручного управления фтизиатром в каждом случае конкретного пациента. Фтизиатр должен быть одновременно терапевтом, психологом, пульмонологом, рентгенологом, соцработником и юристом. 

И главное, человеком милосердным. Например, в нашем детском отделении больше всего детей из неблагополучных семей. И вылечив ребенка, мы должны привести его в общество не только здоровым физически, но воспитанным, образованным человеком со сформированными социальными навыками. 

А вот врачей, готовых работать на всех этих уровнях, в регионе и стране все меньше. Выпускники ВГМУ во фтизиатрию не идут. Наша профессия не является материально ликвидной и социально престижной. Уже семь лет, как у нас нет пополнения молодыми кадрами. Ждем целевиков, но через два года еще посмотрим, придут ли они во фтизиатрию. 

А пока больше 60 процентов наших врачей – пенсионного возраста, и заменить их скоро будет некем. Выход я вижу только в материальном поощрении профессии фтизиатра. Сегодня их зарплата ничем не отличается от зарплаты участкового терапевта. Так что люди в нашей службе – особенные. Они преданы работе, пациентам и нравственным принципам.

Уголовно безответственный туберкулез

 Чего не хватает фтизиатрии, кроме фтизиатров?

 По моему убеждению  уголовной ответственности за уклонение от лечения. И у нас в регионе есть злостные нарушители режима лечения с открытой формой туберкулеза. Через суд их направляют к нам на стационарное лечение, но, по закону, мы не можем лечить принудительно. Они снова покидают больничные стены. Мы уже потеряли несколько десятков лет, убеждая законодателей, что такие больные должны лечиться принудительно в системе УФСИН. В настоящее время эта работа продолжается в более интенсивном ритме.

Еще фтизиатрии все-таки не хватает средств, и мы все время должны выбирать. Семь лет назад я стоял перед выбором: отремонтировать палаты и коридоры, обновить автопарк службы или внедрить новые технологии обследования и лечения, новое оборудование. Мы пошли по второму пути. Потому что, если находиться в суперкомфортных палатах, но без современного оборудования и передового лечения, то само нахождение теряет смысл. Да, мне все еще стыдно за санитарное состояние и бытовые условия, но наши больные лечатся на уровне самых последних мировых стандартов. И последнее обстоятельство компенсирует все.

Благодаря областному бюджету на всех фазах лечения больные на 100 процентов обеспечены противотуберкулезными препаратами и полноценным белковым питанием.

А еще фтизиатрии и нашему обществу не хватает ответственности руководителей предприятий и организаций, которые не надлежащим образом контролируют в своих коллективах прохождение флюорографического обследования. Люди вокруг становятся все более равнодушными, разобщенными и не думающими о своем здоровье.

Быть в форме

 Чему фтизиатрия научила лично вас?

 Ответственности за все и сразу, умению быстро мобилизоваться и принимать решения. И осознанию, что от тебя зависит не только здоровье пациента, но и то, как сложится дальше вся его жизнь. В целом фтизиатрия научила меня прогнозировать развитие событий наперёд.

 Есть какие-то особые секреты для поддержания такой формы?

– Да нет секретов. Я думаю, что каждый человек должен быть чем-то искренне увлечен. И работа для меня – не исключение. Надо выкладываться полностью и с любовью к людям и своему делу, тогда при любых нагрузках вся затраченная энергия возвращается. Как врач я понял, что болезни боятся такого душевного настроя. 

Автор: Ольга Бренер
Смотреть все статьи
Читайте также:
Президент «Спартака» стал советником воронежского губернатора
Подробно
Фотограф: