Свежие новости
Все новости
Пробки



Век лечи – век учись: как медицина будущего уже работает в стенах ВГМУ

22.04.2019, 12:55

За всю историю человечества мировая медицина, включая российскую, сейчас делает уникальный прорыв. Стремительное развитие науки, информационных технологий и высокотехнологичной медицинской помощи, особые общественные запросы переводят врача в небывалый прежде профессиональный режим. Но специалиста такого уровня еще надо подготовить.

Как меняется в соответствии с новыми требованиями медицинское образование в регионе и стране? Какие трудности оказались на этом пути? И как воронежский государственный медицинский университет принимает участие в реализации Национального проекта «Здравоохранение»? Обо всем этом «Горком36» узнал в беседе с ректором ВГМУ им. Н.Н. Бурденко Игорем Есауленко, а также побывав в стенах университета на самой «горящей передовой» образовательного процесса.

О высокой медицине и постели больного

- Игорь Эдуардович, сами врачи все чаще говорят, что скоро «лечить будет некому» - многие профессионалы уходят из экстренной медицинской помощи, по-прежнему не хватает специалистов в поликлиниках. Можно ли спасти ситуацию еще на уровне подготовки кадров?

IMG_8424.JPG

- Советская система распределения возлагала на вузы ответственность за трудоустройство молодых специалистов. А сегодня сама формулировка «предоставление образовательных услуг» предполагает личное право каждого выпускника, если он не поступал по целевому набору, самому выбирать себе место работы. Моя личная позиция в этом вопросе все-таки остается советской: государство вправе спросить с молодого врача, на подготовку которого оно затратило средства и направить его работать туда, где он наиболее нужен. И медицинский вуз призван давать не только медицинское образование, но и профессиональное воспитание, с формированием духовно-нравственных основ личности врача. И сегодня мы должны понимать, что уже сейчас готовим специалиста для решения задач ближайшего будущего. Цифровизация экономики напрямую затронет медицинскую отрасль, включая телемедицину, работу регистратуры, дистанционные консультации, библиотеки. Сейчас накапливается небывалый прежде объем медицинской информации для врача, и все это надо успеть усвоить. В течение ближайших лет количество такой информации будет только нарастать. И все-таки новый электронный уровень никогда не восполнит традиционную подготовку врача, которая должна проходить у постели больного. Вот этот феномен сочетания традиционной врачебной подготовки с потоком все новой информации, без которой современному специалисту уже не обойтись, сделал медицинское образование непрерывным, в течение всей профессиональной жизни. Если раньше врач должен был раз в пять лет подтвердить квалификацию и дальше работать себе спокойно, то сегодня он совершенствует свои знания постоянно. Это - освоение новых технологий в медицине, участие в профессиональных симпозиумах. И если он на протяжении пяти лет это своё персональное портфолио не формировал, то уже не сможет владеть всеми профессиональными компетенциями и получить аккредитационный доступ к работе.

О спросах и перекосах

- Врачи говорят, что такое портфолио для аккредитации можно сформировать и за деньги. То есть профессиональные компетенции опять уходят на второй план.

- К сожалению, у любой нужной инновации всегда будут и перекосы. И мы действительно столкнулись с тем, что сегодня вокруг появилось много лицензированных организаций, которые тоже повышают квалификацию наших врачей. Даже дистанционно. Главное – плати деньги. И все это происходит, мягко говоря, очень непрофессионально. Врач формально повышает квалификацию, не прикладывая к этому никаких усилий, не получая новых знаний. В Воронеже работают порядка десяти таких структур, предлагающих по демпинговых ценам переподготовку врачей. Проблема уже заявлена на уровне Национальной медицинской палаты. Я солидарен с ее президентом Леонидом Рошалем, что этим процессом должны заниматься только профильные медицинские вузы.

IMG_3076.JPG

- Внедрение непрерывного образования и системы аккредитации совмещено с отменой интернатуры в медицинских вузах. То есть теперь выпускник вместе с дипломом получает аккредитацию и сразу со студенческой скамьи ведет прием в поликлинике. А это – не перекос?

- Действительно, с 2016 года аккредитацию начали получать выпускники фармацевтического и стоматологического факультетов, с 2017-го – все выпускники. А в этом году начнется аккредитация выпускников клинической ординатуры по шести узким специализациям. Но никаких перекосов в этом я не вижу, потому что сама процедура аккредитации – это формат высокого профессионального контроля. На самом деле интернатуры нигде в мире, кроме как в российских вузах, не было и нет. Нет самого такого понятия. И я убежден, что освоить все необходимые профессиональные компетенции за год интернатуры невозможно.

Об альтернативной симуляции

- Какая теперь есть альтернатива для получения таких компетенций?

- Сократилось время на теоретическую подготовку, значительно увеличился период для формирования практических навыков. Теперь мы много времени отдаем на симуляционное обучение – приобретение навыков и умений с помощью симуляционных устройств и роботов, которые имитируют ткани и органы человека, различные клинические ситуации и даже комплексные реакции «организма пациента» на выбор действий студента, ординатора или практикующего врача. Даже врачи с большим опытом проходят симуляционный тренинг в нашей университетской клинике. Кое-кто из наших оппонентов скептически оценил такой вид обучения – мол, врача надо готовить только у постели пациента. Но в наше время это единственная эффективная альтернатива обучению на живых пациентах. Если у будущего врача есть возможность набить руку на роботах, а не на живых людях – разве это плохо?

О главах, кадрах и бонусах

- Нацпроект «Здравоохранение» предполагает в том числе оснащение кадрами, особенно в глубинках. Но сами студенты туда по-прежнему не рвутся, даже за миллион «подъемных» рублей. Как еще можно изменить ситуацию?

- Создать молодому врачу условия, соответствующие уровню его обучения. Он изучал медицину по самым передовым мировым стандартам, а приехал в амбулаторию – и там не оказалось нужного инструментария для проведения врачебных процедур. И дипломированный специалист еще хочет просто жить достойно, в 21 веке. А у нас бывает, что глава муниципалитета поменялся – и новый даже про своих «целевиков» ничего не знает. И если районная власть не проявляет интереса, то что тогда может сделать вуз, чтобы его выпускник уехал работать в село? Но есть и такие главы районов, которые заранее показывают нашим студентам, что их ждет, обговаривают все пожелания. Помню, мы так вместе со студентами ездили в Новохопёрск, Лиски, и главы районов лично нас везде возили и рассказывали обо всех перспективах жизни и работы там молодого врача. И вот в такие места, где власть активно заинтересована в привлечении молодых, выпускники всегда поедут. Основными направлениями в образовательном процессе сегодня помимо качества образования и внедрения информационных технологий должно стать именно тесное взаимодействие с практическим здравоохранением и руководством муниципалитетов. В Нацпроекте «Здравоохранения» поставлены конкретные задачи. Это в том числе увеличение продолжительности жизни россиян. К 2024 году должна сотавлять78 лет, а к 2030 году, с учетом развития медицины, она должна составлять в среднем 80 лет. Я считаю, что это реальная перспектива при условии постоянного взаимодействия медицинских вузов и власти. Мы создали в университете проектный офис, где совместно с областным департаментом здравоохранения и ФОМС обучаем уже практикующих врачей в соответствии с новыми задачами. Например, сегодня появилась необходимость дать врачам дополнительные знания по ранней диагностике онкозаболеваний, или по проведению тромболизиса, по медицинскому сопровождению лиц с острым нарушением мозгового кровообращения. Наши ученые разрабатывают клинические протоколы на каждый такой случай.

IMG_6864.JPG

- Чего, на ваш взгляд, не хватает нынешним студентам-медикам в отличие от предыдущих поколений?

- Скажу, чего стало в избытке. Это прагматичность. Все меньше тех, кто готов сознательно преодолевать трудности врачебной профессии и именно на этом развиваться, делать себе имя. Все хотят сначала бонусы, а потом уже саму работу. Изначально это семейная установка, и никакие воспитательные мероприятия вуза проблему не решат. Но если ты идешь по ровной, проложенной кем-то дороге, то настоящим врачом не станешь.

«Мы просим всех ошибаться»

В ближайшем мае студенты и ординаторы ВГМУ примут участие в соревнованиях «Большой симулятор – 2019», которые в рамках всероссийского конгресса «Актуальные вопросы медицины критических состояний» пройдут в Санкт-Петербурге. Ребята покажут свой уровень навыков врачебной работы в чрезвычайных ситуациях.

Обучаются на тренажерах-симуляторах студенты ВГМУ и воронежские врачи в университетской учебно-виртуальной клинике уже девять лет. Эта клиника открылась в России одной из первых. И за счет заработанных университетом средств стала оснащена дорогими роботами и тренажерами мирового уровня.

Руководитель клиники доцент кафедры общей хирургии ВГМУ Сергей Боев провел корреспондентов «Горкома36» по всем боксам: акушерско-гинекологический, хирургический, кардиологический и даже - реанимации новорожденных. В боксе акушерства у робота-роженицы запрограммированы восемь сценариев течения родов.

В хирургическом боксе – тренажеры-симуляторы, «которым» можно промыть желудок, провести гастро- и колоноскопию, сделать спинальную или превральную пункцию. Все манипуляции проводятся реальными инструментами и на тканях, очень схожих по структуре и тактильным ощущениям с настоящим биологическим материалом. Накладываются швы, делаются надрезы или берется из вены «кровь».

IMG_6883.JPG

Еще один бокс имитирует место ЧП с разбросанными «ранеными» и полностью оборудованным реанимобилем. Здесь повышают квалификацию врачи «Скорой».

Каждый такой симулятор стоит до 6, 10, а то и 12 миллионов рублей.

- Мы в компьютере задаем им определённое патологическое состояние. И когда обучающийся начинает оказывать помощь – массаж сердца, введение лекарственного препарата, – то симулятор начинает на это отвечать так, как отвечал бы на конкретную врачебную манипуляцию человеческий организм. Получается такая вот синергичная реакция. Очень интересно такие знания и получать, и экзаменовать. И когда студент или врач выходит из такой «реанимации» сообщает экзаменаторам, что сделал все, мы запускаем программу его действий на компьютере и показываем ему все совершенные ошибки. Но ошибаться мы просим всех – это кредо нашей клиники. Потому что чем больше они ошибаются здесь, тем меньше будут ошибаться, работая с живыми людьми, - говорит Сергей Боев.

Фото Олега Полехина

На правах рекламы
Автор: Ольга Бренер
Смотреть все статьи
Читайте также:
В Воронеже построят дорогу на территории Сомовского лесничества
Подробно
Фотограф:
Сергей
Губанов
Смотреть все статьи