Пробки



В Воронежской области с ростом вакансий... растет число безработных

04.10.2016, 12:06

Вал публикаций и бурные обсуждения в соцсетях вызвали последние попытки властей вытащить за ушко да на солнышко сложившуюся систему выживания бедных, но работоспособных граждан, стремящихся обеспечить свои семьи в условиях закручивания гаек в скороварке российской экономики.

Заставить платить

На заседании Совета Федерации вице-премьер Ольга Голодец объявила про законопроект о «налоге на тунеядство» для трудоспособных граждан, которые официально не работают; десятки миллионов россиян на самом деле работают, но налоги государству платить не желают, и надо по примеру Беларуси заставить их платить за медуслуги. А то страховые взносы, включая обязательное медицинское страхование (ОМС), не платят, а бесплатной медициной пользуются!

Голодец произнесла свою речь не на голом месте. Еще в феврале Минтруд оценил число работающих «теневиков» в 15 млн из 75 млн общего числа трудоспособных россиян, а убыток от невыплаченных ими страховых взносов - в 500 млрд руб. В мае Минтруд сообщил, что «обсуждает» введение налога на «тунеядцев». А в июле госпожа Голодец заявила, что в теневой экономике работает 36% трудоспособных россиян - 27 млн человек. И с тех пор безработица лишь нарастала. А в начале сентября глава сената Валентина Матвиенко предложила сократить объем медпомощи для «тунеядцев» либо заставить их платить. «Бюджеты регионов платят не пойми за кого, 40 миллиардов переплачивают за неработающее население!» - возмутилась Матвиенко.

И вот Минтруд разработал законопроект, обязывающий безработных россиян платить за пользование поликлиниками и больницами. Минфин немедленно поддержал его: госбюджет – это святое. Святее его могут быть только супердоходы ограниченного контингента российской «элиты». Причем Минфин объявил, что поддерживает закон «с точки зрения справедливости»: за пенсионеров, детей-инвалидов и официальных безработных взносы платит бюджет, а если, мол, человек просто не желает работать - кто должен платить за него страховку?

Правительство уточнило, что следует отличать нигде не работающих от миллионов людей, которые работают в сером секторе экономики и не платят налоги.

Из света в тень перелетая

В соцсетях новый законопроект вызвал бурную реакцию: мол, приставы и коллекторы замучились взыскивать долги по кредитам, налогам, штрафам и алиментам даже с официально работающих, а теперь их заставят гоняться еще и за безработными. Все это приведет по обыкновению лишь к росту аппарата мытарей с нехилой зарплатой и нервотрепке для простых людей. А может, мы не поняли скрытый смысл закона? Новые бюджетные рабочие места для контролеров – это ведь и есть борьба с тунеядством!

Некоторые вспоминали обещание президента РФ создать 25 млн «высокотехнологичных рабочих мест», а другие утверждали, что налог на тунеядство давно есть в России, он называется НДС, его все платят при покупке товара в магазине, так что новый закон – попытка государства залезть в тот же карман граждан еще и второй рукой. А есть еще и акцизы, которые фактически оплачивают даже бомжи!

И спрашивали воронежцы в соцсетях: а Минтруд с Минфином знают, что в селах и маленьких городках работы просто нет? И даже в крупных городах типа Воронежа в предпенсионном возрасте найти нормальную работу практически невозможно. Или фирма обанкротилась, со здоровьем проблемы, ты к врачу, а он: «Безработных не обслуживаем!» Тогда что? Заложи квартиру, продай почку? А молодые мамочки, у которых дети часто болеют, - кто их возьмет на работу? У выпускников вузов тоже мало шансов устроиться на работу; вузов в Воронеже полно, но большинство выпускников работает в торговле; когда-то он был городом инженеров, теперь – город торгашей! Официальная безработица в нашем городе – туфта: чтоб зарегистрироваться на бирже труда, надо потратить кучу времени и сил, и большинство даже не пытается этого делать. Да, в СССР было понятие «тунеядство», но работой были обеспечены все без исключения.

Никому не удалось обнаружить в действиях властей даже намека на попытку хоть как-то ограничить патологическую жадность «элиты». В соцсетях вспоминали Евгения Дода, босса черноземной «Квадры», который в «13-ю зарплату» получает сотни миллионов рублей: премия, в пику тысячам воронежских семей, мечтающим о своем жилье, – стоквартирная многоэтажка в собственность за один глоток! Или главного борца с коррупцией в России полковника Захарченко с его штабелями валюты: ее хватило бы, что удвоить зарплату всем врачам и учителям державы нашей.

Некоторые одобряют закон о тунеядстве. Мол, почему те, кто не работает, бесплатно ходят в поликлиники и потом пенсию получают? Почему их дети в школах бесплатно учатся? Раз не работают, значит, деньги есть - вот пусть и платят! Или: наконец-то до тунеядцев добрались! Сколько их, неработающих, за наш счет жирует! Вот пусть и поделятся своими нетрудовыми доходами.

Но гораздо больше в этих дискуссиях примеров того, как люди с трудом сводят концы с концами, а теперь их собираются придавить новым налогом, и людям добросовестным придется платить за маргиналов – алкоголиков, наркоманов; уж те-то точно его платить не станут, а повесят на измученных родственников.

Наивные правозащитники и вовсе вспоминают Конституцию России: по ней у нас вообще-то есть только право на работу, а обязанности такой нет!

«Теневики» тоже поучаствовали в дискуссиях и, например, сообщили: «Я бывший инженер, теперь профессионально ремонтирую квартиры. В поликлиники и больницы не обращаюсь, никакими бюджетными благами не пользуюсь, дутые платежки ЖКХ исправно оплачиваю и на пенсию не претендую - оставьте меня в покое! С какого бодуна я должен оплачивать чье-то благосостояние?»

Кстати. В сентябре Центробанк спрогнозировал рост реальных доходов россиян в 2017 году, если цена на нефть марки Urals не упадет ниже $40 за баррель. Радужную эту картину подпортили эксперты ВШЭ, прогнозирующие, что реальные зарплаты в этом году упадут на 0,5%, а в 2017-м еще на 1%.

В Воронежской области средняя номинальная заработная плата, по данным Воронежстата, в июле достигла 26623,4 руб. - на 4,9% больше, чем год назад. Правда, реальная зарплата с учетом инфляции снизилась на 1,3%.

Денег нет, но мы ничего – пока держимся.

Тем временем

Минэкономразвития отрицательно относится к идее ввести так называемый налог на тунеядство. Как передает «Интерфакс», это в кулуарах Сочинского экономического форума сказал журналистам замминистра экономики Олег Фомичев.

По его словам, во-первых, «очень сложно отделить реально безработных от потерявших связь с рынком труда, тех, кто формально работает, но не платит деньги в страховые фонды. Во-вторых, это очень сложно администрируемая система, потому что непонятно, как искать этих людей», - добавил чиновник.

Вместо введения сбора с безработных правильнее стимулировать выход предпринимателей из тени, сказал замминистра. Он уточнил, что речь идет о регистрации самозанятости, освобождении предпринимателей от платежей, в том числе в социальные фонды, на первые три года.

В ТЕМУ

По темпам роста свободных рабочих мест в России нет равных Воронежской области. Росстат насчитал в нашем регионе 32384 вакансии, и за год их количество увеличилось в 2,2 раза! Такие данные приводятся в исследовании Росстата по итогам экономического и социального развития регионов в I полугодии 2016 года.

Удивительно, но при таком изобилии вакансий в Воронежской области только по официальным данным насчитывается 13,1 тыс. безработных, причем за год их число выросло на 2,3%.

Автор: Александр Тихонов
Смотреть все статьи
Читайте также:
Реконструкция путепровода на улице 9 Января в Воронеже идет к концу
Подробно
Фотограф:
Сергей
Губанов
Смотреть все статьи