2024-05-24

В Воронеже показали спектакль по киносценарию Платонова

В Воронеже показали спектакль по киносценарию Платонова
На XII Международном Платоновском фестивале искусств Санкт-Петербургский государственный Молодежный театр на Фонтанке представил спектакль «Оружие сердец» по кино­сценарию Андрея Платонова «Семья Иванова» в постановке Юрия Цуркану.

На XII Международном Платоновском фестивале искусств Санкт-Петербургский государственный Молодежный театр на Фонтанке представил спектакль «Оружие сердец» по кино­сценарию Андрея Платонова «Семья Иванова» в постановке Юрия Цуркану.

В платоновской прозе этот сюжет был оформлен в рассказ «Возвращение», нередко привлекающий постановщиков. Из воронежских спектаклей на моей памяти «Возвращение» Александра Муравлева в Доме актера (один из первых спектаклей творческого центра «Антреприза») и «Как это все далеко – любовь, весна и юность» Анатолия Иванова на малой сцене Кольцовского театра.

Языком любви

В название спектакля петербуржцев вынесена фраза одного из второстепенных персонажей, который сказал, что любовь есть оружие сердец. Представляя свою работу журналистам, режиссер заметил, что в циничное время надо говорить языком любви. И что, показывая заблудившихся в войне людей, через семью Андрей Платонов как бы вновь собирает, конструирует мир.

Обычно, обращаясь к прозе Платонова, постановщики сталкиваются со сложностью ее перевода на театральный язык. Ведь главное, как правило, заключается не столько в диалоге, сколько в авторском тексте. Такой сложности перед Юрием Цуркану не возникало, зато на язык театра ему предстояло перевести то, что написано для кино. А это все же другой вид искусства, где многое решается через «картинку».

Постановщики сохранили принцип монтажа – быстрой смены планов и мест действия. Через сценографию и пластический рисунок добиваясь эффекта постоянного движения. Большая открытая дощатая конструкция, размещенная по центру сцены (художник-постановщик Владимир Фирер), будет служить местом действия для всего. Спектакль начнется с пластической картины счастливой советской семьи: отец, мать, сын и маленькая дочка. Звук бомбовых ударов, конструкция дрогнула – и это уже вагон поезда, уносящий беженцев вглубь страны, подальше от войны; повернули лампочку, повесили на стену «тарелку» (так в народе в то время называли радиоточку) – это дом, где будут жить Ивановы, и так далее. Заработала в правой от зрителя кулисе снегомашина, полетели мешки – это со «скорого» на ходу выбросили почту для жителей поселка. Лично мне особую радость доставило то, что эффекта достоверности происходящего создатели спектакля добиваются исключительно театральными средствами, используя, но без особой нужды не демонстрируя, техническую оснащенность сцены. Поясню. Если бы для убедительности вывели поезд на экран, я бы и увидела экран и видео с поездом. А здесь естественно подключается зрительское воображение (без чего театр невозможен), и то, что мешки кто-то умело сбросил с поезда, мчащегося на большой скорости, аж снег из-под колес, для меня как зрителя совершенно очевидно.

Поэтичность пластического рисунка

Выразительность сценического языка спектакля во многом определяет и придает ему поэтичность пластический рисунок (хореограф-постановщик Сергей Грицай). Сцена, когда тяжелораненый Алексей Иванов (Владимир Маслаков) находится в бреду, пластически построена так, что понимаешь – выжить ему помогают и на себе вытащившая его с поля боя, а позже погибшая Санитарка (Екатерина Родионова), и его жена Ольга (Дарья Вершинина), засыпающая с мыслями о нем. Великолепно решена и сцена тяжелой работы в тылу. Спиной к залу актриса прекрасным вокалом затягивает грустную старинную песню «Ой, кумушки, кумитеся…», заканчивающуюся словами: «Ваши венки по верху плыли – а мой на дно пошел. Ваши дружки с войны пришли – а мой не пришел. Он сам нейдет, письма не шлет – забыл про меня». А контрастом к ней идет ритмизованная композиция, то ли пантомима, то ли танец с досками, которые здесь являются и символом, и строительным материалом.

Если совсем коротко, сюжет таков. Вернувшись с войны, Алексей Иванов узнает, что в его отсутствие в их семью вошел посторонний мужчина, пожилой работник отдела кадров электростанции Семен Гаврилович. Не в силах простить жене «измены», Алексей решает уехать. Но, увидев бегущих за поездом детей, спрыгивает с набирающего скорость состава и остается.

Семен Гаврилович в исполнении Сергея Барковского становится самым драматичным персонажем спектакля. Потеряв на войне жену и детей, он переживает настоящее, неизбывное сиротство, существует в каком-то двойственном пограничном состоянии. Сохранившееся платье жены, которое он бережно укладывает на кровать (сам ложится на полу), игрушки детей – единственное родное, что у него осталось и что дает какие-то силы жить. В лице Ольги он, конечно же, не жену чужую соблазняет, а пытается прибиться к семье. И безнадежность этой попытки по-настоящему потрясает. И сама роль, и сцены с этим персонажем простроены очень тонко, не бытово, – чего стоит его отчаянный танец под утесовские «Лимончики» или сцена так и не состоявшегося предложения, когда как бы в случайном, непроизвольном движении получается брудершафт с доской.

Хороший актерский ансамбль

Не менее сложно по выразительности простроена и роль жены Иванова Ольги. По признанию молодой актрисы Дарьи Вершининой, для нее это первая по-настоящему серьезная роль. И надо сказать, что справилась она с ней блестяще, передав всю полноту переживания и глубину образа. Многие роли в спектакле исполняют студенты РГИСИ мастерской художественного руководителя театра Семена Спивака. В том числе детей Ивановых – Ян Юркевич (Петр) и Ульяна Ворожейкина (Настя). В спектакле в целом хороший актерский ансамбль. И в этом, как отметил на пресс-конференции Юрий Цуркану, заслуга многолетней деятельности Семена Спивака, который, по словам режиссера, «создал и воспитал этот народ». К слову, это его первая постановка в Театре на Фонтанке и первый спектакль по Платонову в этом театре.

По своей структуре спектакль получился мультижанровым. Скажем, сцены Алексея Иванова с немкой-официанткой (Анастасия Нечаева) и путаной по имени Габриэль (Мария Вершинина) решены в комедийно-гротесковом ключе, а играющие офицеров Александр Черкашин (Моргунов) и Тимур Ширзадов (Белоярдзе) ведут сцены с почти опереточной легкостью. В какой-то момент мне это показалось недостатком спектакля. А потом подумалось, что в то время, а сценарий был написан в 1946 году, в кино так и подавалась тема любовных недоразумений. Ведь Платонова страшно ругали за этот сюжет, даже обвиняли в клевете на советскую семью и очернительстве.

И вот что интересно – при всем драматизме происходящего спектакль оставляет светлое чувство. И атмосфера в нем светлая, и даже доски слегка выбеленные.

Он, конечно же, о любви как чувстве глубинном, не напоказ, лишенном глянцевой красивости. О войне, где за победу дрались не только на фронте, но и в тылу, когда народ был един и каждый понимал: не вышел на работу – ослабил фронт.

И еще это спектакль о семье, как высшей после отечества ценности.

ЧИТАЙТЕ ЕЩЁ