Свежие новости
Все новости
Пробки



В Воронеже меняется система помощи женщинам, пострадавшим от насилия

28.06.2022, 11:18

Не для каждой женщины дом – уютный очаг, где она может чувствовать себя в безопасности. По негласной статистике, каждая третья хотя бы раз в жизни сталкивалась с абьюзом*, а семейная жизнь тысяч женщин ежедневно сопровождается скандалами, унижениями и даже побоями.

Вот только многие – терпят: кто ради детей, кто от собственной неуверенности, а кому-то просто стыдно признаться, что муж на нее поднимает руку. О проблеме, которая часто остается за закрытыми дверьми, говорили на круглом столе единого регионального центра по проблемам домашнего насилия «Право голоса» и областного отделения Российского детского фонда.

СЛОЖНОСТИ С ДОКАЗАТЕЛЬСТВАМИ

С появлением профильных организаций и активистов, которые защищают права женщин, пострадавших от абьюза, проблема бытового насилия – на слуху, а сложности юридической поддержки в этой области приобретают все большую конкретику.

– Мы можем зафиксировать травмы, но нужно немало усилий, чтобы найти свидетельства, указывающие на то, что это муж избил женщину, что она не просто в ванной упала. Дела возбуждаются, к примеру, по статье 6.1.1 («Побои»), где назначается всего лишь штраф в 5 тыс. руб. Получается, что женщина после административного разбирательства снова может встретиться лицом к лицу с агрессором, – считает юрист с 18-летним опытом защиты прав пострадавших от насилия женщин Марина Ареян.

С «легкостью» инкриминируемых статей возлюбленному, поднявшему на нее руку, боролась жительница Воронежа Екатерина (имя изменено по просьбе героини – прим. авт.). Женщина обратилась в редакцию с целью предать ситуацию гласности, ей хотелось, чтобы обидчик наверняка понес наказание.

– Он бил меня на людях в кафе, и никто не вступился. Прилюдно обзывал проституткой. В туалете, куда я сбежала и где пыталась закрыться, он несколько раз ударил меня головой о кафель, а после – уже на улице – пытался затащить в машину, отобрал телефон. Это зафиксировали камеры соседнего кафе. Мне чудом удалось убежать, потом были преследования с его стороны, – рассказывает Екатерина.

Женщина обратилась в полицию. Этот случай в практике подобных дел вовсе не типичный: Екатерина говорила открыто. Стыдно в такой ситуации должно быть обидчику. В центре «Право голоса» ей оказали психологическую поддержку, да и ее отношения с агрессором не были продолжительными. В итоге обидчику в полиции были намерены инкриминировать «Самоуправство», а информацию о применении в отношении Кати насилия с попытками принудительно усадить ее в автомобиль передали в Следственный комитет. Но стороны заключили мировое соглашение, тоже, кстати, нетипичное: мужчина обязан будет поработать с психологом.

ПОБЕГ ИЗ «РАЯ»

Сейчас на сопровождении юристов центра «Право голоса» находится дело международного статуса. Россиянка с тремя детьми сбежала от мужа-агрессора из Швейцарии. По словам руководителя центра «Право голоса» Ангелины Севергиной, Ирина неоднократно подвергалась избиениям со стороны мужа, обращалась в швейцарскую полицию. У нее на руках имеются подтверждающие документы. Но там – в другой стране – от нее только отмахивались: у Ирины нет гражданства Швейцарии. Женщина убедила мужа отпустить ее с детьми в санаторий в Сербии (у младшего астма), а там, заявив в посольстве об утере документов, бежала в Россию.

Еще в Швейцарии Ирина попыталась обратиться за помощью в местный женский дом (аналог наших приютов), но помочь ей там не смогли.

– Сотрудники приюта сами посоветовали мне взять детей и постараться убежать как можно дальше, потому что шансов остаться с моими мальчиками после развода у меня не было. Поэтому иначе как чудом не могу назвать то, что мы в буквальном смысле вырвались из ада, в котором находились. Кто-то бежит в Европу, ищет лучшей жизни, а мы, наоборот, вернулись в Россию, – поделилась женщина своей историей.

Сейчас она проживает в Воронеже у матери и с помощью юристов будет судиться с мужем за право определения места жительства детей.

– По законодательству отец должен знать, где находятся его несовершеннолетние дети, но это нередко представляет угрозу безопасности. Сейчас в доказательство того, что женщина оказалась подвержена насилию, мы можем принести справку из Российского детского фонда, где будет сказано, что она получает психологическую помощь, а также справку от руководства шелтеров (временное убежище), в которой будет сказано, где проживают дети. В каком-то смысле это помогает нам собрать доказательства, – поясняет Марина Ареян.

БЫТЬ РЯДОМ

В Воронеже на протяжении года для женщин, переживших домашнее насилие, работает группа поддержки «Не бойся говорить». Идея ее создания назрела во время первой волны пандемии, когда по всей стране был зафиксирован пятикратный рост обращений за психологической помощью. В Воронеже такого не было, но это связывают с тем, что в регионе на постоянной основе и не действовал подобный институт помощи. А вот сейчас специалисты ожидают всплеска звонков. Рост социального напряжения всегда вызывает эскалацию проблемы, поясняет Ангелина Севергина.

– Цель этих групп поддержки – изменение копинг-стратегий, то есть действий, которые человек предпринимает, чтобы справиться со стрессовой ситуацией. Здесь женщины делятся своим опытом, поддерживают друг друга, – рассказал психотерапевт, ведущий группы поддержки «Не бойся говорить» Евгений Копылов.

Он часто работает с женщинами, пришедшими за помощью в состоянии подавленности и опустошения, многие из них травмированы, а потому не могут строить доверительные отношения с мужчинами. Тем не менее в социуме невозможно быть совсем изолированной от мужчин. Достаточно, как правило, двух сессий с Евгением, чтобы женщины без страха хотя бы стали общаться с представителями противоположного пола.

– Я спрашиваю: «Что ты чувствуешь?» Мы мало анализируем свои чувства, а именно это и помогает изменить модель поведения в тех или иных ситуациях, – говорит он.

За год индивидуальные консультации психологов получили 72 женщины, из них 25 посещали групповые встречи, причем 13 – на постоянной основе. Психологи убеждены, что пора разделять группы – на тех, кто готов пока только говорить о пережитом, и тех, кто получил ресурс для более глубокой проработки внутренних травм. Это называют «терапевтической позицией», которую формат групп поддержки не вмещает.

– Мы думали, что женщины из приютов тоже будут ходить на группы, но получилось так, что технически это не работает. Был только один случай, когда под­опечная шелтера все-таки дошла до нас. Им, как правило, не на кого оставить детей в приютах. К тому же женщины, которые попадают туда, еще в более тяжелом эмоциональном состоянии. Для них главный вопрос – вопрос безопасности, а не возможность получить психологическую поддержку. Мы думаем, что будем как-то индивидуально с ними работать, – поделилась планами Ангелина Севергина.

К тому же сейчас психологи центра «Право голоса» проходят обучение для работы с "авторами" насилия. В ближайшее время в центре по­явится направление по психологическому сопровождению тех, кто насилие совершает. Данный опыт будет представлен на территории региона впервые.

* Абьюзеры подсознательно стремятся оказаться в ситуации, когда они возвышаются над другими людьми, подавляя их психологически, эмоционально и энергетически.

Автор: Ирина Лазарева
Смотреть все статьи
Читайте также:
В какую сумму обойдутся воронежским родителям сборы первоклассника в школу
Подробно


Воронежский губернатор выразил соболезнования в связи с кончиной лётчика-космонавта
Свои глубокие соболезнования в связи со смертью дважды Героя Советского Союза, Почётного гражданина Воронежской области Анатолия Филипченко выразил губернатор Александр Гусев. О кончине выдающегося лётчика-космонавта «Горком36» уже сообщал.
вчера, 18:16.