Свежие новости
Все новости
Пробки



«Учиться у мэтра…», или Уходящая эпоха с Иваном Чухновым

29.11.2016, 16:02

Сегодня администрацию Воронежа покидает, без сомнения, один из самых заслуженных ее представителей – бессменный на протяжении почти 27 лет руководитель управления культуры Иван Чухнов, в минувшую субботу отметивший 60-летие, выходит на пенсию.

«Учитесь у мэтра, пока еще возможно», – сказал по итогам его выступления на оперативном совещании на прошлой неделе глава Воронежа Александр Гусев, и понятно, что в этой фразе не было ни единой нотки сарказма. Иван Чухнов в системе воронежской культуры и муниципального управления давно уже стал признанным мэтром, его уход, несомненно, будет символизировать завершение целой эпохи, так или иначе связанной с его именем. О том, какие события оставили наиболее яркие воспоминания у руководителя – наш разговор с Иваном Петровичем.

С размахом

– Если честно, я очень не люблю, когда говорят, что то или иное произошло благодаря мне, – говорит Иван Петрович. – В каждом случае действовал коллектив единомышленников. Нас всегда было много: тех, кто организовывал, кто исполнял, лоббировал, финансировал. И за эти годы мы провели столько удачных акций с совершенно различными людьми, что сегодня мне, честно говоря, даже и сложно вспомнить, что и в каком году мы делали.

– Но если все же попытаться… Например, про ранний этап – 90-е годы. Какие наиболее знаковые события для воронежской культуры вы бы обозначили в этот период?

– Наверное, открытие Центра культуры и бизнеса «Апекс». Сколько работы мы выполнили вместе с его директором Андреем Васильевым! И в итоге Воронеж получил концертный зал, где проходили мероприятия не только общегородского формата: сюда приглашали звезд российского уровня, тут проводили международный фестиваль КВН, декаду культуры и искусства и много других мероприятий. Причем мы могли использовать его совершенно бесплатно!

Можно вспомнить целый ряд мероприятий, приуроченных к 300-летию Российского флота, которое отмечалось в 1996 г. Наша гордость – это восстановленная Успенская церковь. Вы даже не представляете, в каком она находилась состоянии! Внутри все разрушено, вода стояла по колено. Мы три года собирали средства на ее реконструкцию. И могу сказать, что церковь эта стала первой, восстановленной на народные пожертвования.

К этой же дате была открыта и Адмиралтейская площадь. А какое театрализованное морское сражение было подготовлено тогда ко Дню города! Корабли атаковали Петровский остров, превращенный с помощью декораций в крепость Азов: пальба, взрывы, битвы! Это было грандиозное зрелище!

Очень памятно для меня и то, что совместно с тогдашним замглавы администрации города Борисом Артемовым мы инициировали восстановление дореволюционного звания Почетного гражданина Воронежа, утверждение флага города, восстановление прежнего герба. Много воспоминаний связано и с созданием могилы неизвестного солдата на площади Победы.

– Насколько я помню, с увековечиванием памяти о войне была связана и резонансная история с появлением в Воронеже памятника выдающемуся полководцу Ивану Черняховскому…

– Разумеется. О том, что памятник этот в Вильнюсе готовился к переплавке, а мы смогли отстоять его, забрать себе и установить на привокзальной площади, слышали многие. Но немногие знают о том, что у меня не было даже необходимого официального статуса, чтобы решать эти вопросы. Меня мэрия даже в командировку туда послать не могла – приходилось покупать билеты в Литву за собственные средства и решать все там на полуофициальных основаниях. Но главное – решили. И на открытие памятника, как сейчас помню, пришло столько воронежцев, что яблоку упасть было негде.

Хотя сколько мы установили памятников – даже не перечислить. Платонову, Бунину, Маршаку, Есенину, Высоцкому, Лизюкову, памятники фронтовому почтальону, «Воронеж – родина ВДВ», воинам-интернационалистам, памятный знак в Саду пионеров… И, что важно, на 90% они установлены на внебюджетные средства, за счет меценатов. Жаль только, что памятник выдающемуся артисту Анатолию Дурову уже установят, видимо, без меня.

– А где его планируется установить?

– На площади возле цирка. Сам памятник готов – он находится в мастерской скульпторов Дикуновых. Все, кто его видел, оценивают памятник очень высоко.

– С вашим именем связана и установка большого количества мемориальных досок…

– Опять же, не только с моим. Но – да, их мы открыли свыше 300. И особо памятной для меня стала мемориальная доска Осипу Мандельштаму. Заказывали ее у петербургского скульптора, и обошлась она нам в приличную сумму. Везли полулегально, частным образом. Но в итоге в Воронеже установили первую мемориальную доску Мандельштаму вообще в мире. Это дорогого стоит.

К слову, о цене вопроса. Все мемориальные доски, опять же, устанавливались с привлечением спонсорских средств.

Широкие полномочия

– Во время вашего руководства управлением культуры в Воронеже появился еще один знаковый объект – «Музей-диорама». Насколько нужен он был городу?

– Со строительством «Музея-диорамы» был целый ряд сложностей. Главная из них – стоимость возведения этого здания была ниже, чем самой панорамы, которую планировалось создать. Тут надо понимать, что Воронеж в 90-х годах не имел туристической направленности развития, поэтому целесообразность возведения такого объекта действительно многими ставилась под сомнение. Житель города, предположим, придет, посмотрит на эту панораму один раз, но вот пойдет ли повторно – уже вопрос.

Поэтому было принято решение создать здесь первый в России центр патриотического воспитания, и уже в этом статусе «Музей-диорама» действительно оказался нужен городу.

Здание достраивали с помощью средств предпринимателей и строителей. А наполняли его музейными объектами, как говорится, всем миром. Помогали скульпторы, художники, ветераны, общественные организации.

– Свезти на территорию объекта все имевшиеся в Воронеже образцы военной техники было запланированным решением или спонтанным?

– Оно было логичным. Техника находилась в разных частях города, зачастую стояла неухоженная. А тут за ней появился постоянный присмотр. Кстати, несколько лет назад министерство обороны передало для музея боевой вертолет, который мы также превратили в памятник. При этом авиазавод его покрасил, «Воронежстальмост» сделал металлоконструкцию, СРСУ-4 – фундамент; и сегодня памятник выглядит так, будто вертолет по-настоящему летит.

– Вот мне интересно: эти работы входят в полномочия руководителя управления культуры?

– Скажем так, руководителю управления культуры делать это не запрещено. Другой вопрос, что обязанность заниматься всем этим тоже нигде не прописана. Но это уже – дело совести. Да, я, может, не обязан был заниматься, например, установкой вертолета, как не был обязан ехать в Вильнюс за памятником Черняховскому или собирать деньги на восстановление Успенской церкви, но я считаю, что на этой должности ты должен заниматься многими вещами, которые выходят за рамки регламентов.

Например, мы отремонтировали памятник Котенку с улицы Лизюкова и организовали круглосуточную онлайн-трансляцию с площадки, на которой он установлен. Обязаны ли мы были это делать? Конечно, нет. Или ремонт воинских захоронений к 70-летию Победы. Знаете, сколько там оказалось работ, не вошедших в смету? В принципе, можно было бы развести руками и сказать: ну, нет работ в смете – так и не будем их выполнять. А ведь искали же и внебюджетные средства, и какие-то возможности в бюджете дополнительно находили.

– Как я понимаю, в последние годы уделялось особое внимание именно мемориальным объектам?

– Я думаю, это вполне логично – учитывая их значимость для города. Мы капитально отремонтировали мемориальный комплекс «Чижовский плацдарм», реконструировали Терновое кладбище. Все это стало возможным во многом благодаря губернатору Алексею Гордееву, который оказал громадную помощь в реализации этих проектов.

Дорогое удовольствие

– А если мы будем говорить об организационной функции самого управления, то какие моменты в его работе вы могли бы выделить прежде всего?

– Этих моментов, поверьте, очень много. Например, создание комиссии по культурному наследию. Она состоит из уважаемых в городе деятелей культуры и искусства, общественников, и сегодня без согласования с ними в городе не устанавливается ни один памятник или мемориальная доска, не утверждаются названия улиц, переулков, площадей и так далее.

Кроме того, управление вместе с единомышленниками выступило инициатором издания прекрасной книжной трилогии «Воронеж: культура и искусство», «Воронеж: история города в памятниках и мемориальных досках» и «Воронеж: история города в наименованиях улиц».

Ну и не надо забывать о фестивальной деятельности, о которой я докладывал на одной из последних планерок в мэрии Воронежа и которая вообще не велась к моменту моего появления в этой должности. Сегодня же в городе проходит более ста концертов и фестивалей в год.

К слову, проводить их тоже никто меня не обязывает. Есть столицы субъектов РФ, которые в год организуют по одному-два фестиваля, и никто это им в вину не ставит.

– Но фестивальная деятельность – удовольствие не из дешевых…

– Увы, да. А денег на нее выделяется весьма немного. Подумайте сами: на небольшое мероприятие из бюджета я могу потратить примерно 5 тыс. руб. На крупный фестиваль – 100 тыс. В то же время только аренда зала под солидный фестиваль обходится в 300 тыс. Раньше мы пользовались ими бесплатно, а теперь нам говорят: платите, балансодержатели должны зарабатывать. А нам нужно еще и профессиональное жюри пригласить, привезти его, разместить, накормить, выплатить какие-то гонорары, плюс выделить что-то на призовой фонд. Поэтому понятно, что проведение каждого такого мероприятия обязательно сопряжено с поиском инвесторов. Иногда приходится прибегать и к вступительным взносам для участников – куда ж без этого!

– К слову, об аренде залов. А мощностей муниципальных учреждений культуры на это не хватает?

– К сожалению, нет. Но мы гордимся тем, что сегодня у нас 17 культурно-досуговых центров, и все они работают с максимальной загрузкой. Кстати, когда я пришел, их в городе не было вообще. Мы стали обращаться к заводам, на балансе которых находились дома культуры, и они начали нам их передавать. Забрали учреждения от ТМП, шинного и силикатного заводов, «Рудгормаша» и так далее. В дальнейшем тот же процесс пошел с помещениями кинотеатров, находившихся в плачевном состоянии – там тоже возникли культурно-досуговые учреждения.

– По вашему мнению, что все эти учреждения дают городу?

– Поверьте, они дают очень многое. Данные объекты расположены, как правило, в районах компактного проживания людей с невысоким доходом и работают с местными жителями. Они заняты, есть творческие люди, готовые с ними постоянно работать, и тем самым мы выправляем криминогенную ситуацию. А это большое дело.

Сюда же я бы включил и увеличение числа детей, занимающихся в школах искусств. Посудите сами: когда я пришел, в этих учреждениях обучалось порядка 5 тыс. человек. Сегодня – более 13 тыс. Кроме того, многие школы искусств в последнее время получили дополнительные помещения, которые мы отремонтировали и передали им на баланс. Два филиала, например, открыли в текущем году: на ул.121-й Стрелковой дивизии и на ул.Минская. В Репном, кроме всего прочего, перевели библиотеку из малопригодного для нормальной деятельности здания в помещение бывшей школы – после того как сама школа переселилась в новое здание.

– А количество библиотек за время вашей работы тоже выросло?

– Нет, оно осталось на прежнем уровне. Но полностью изменилась сама система их работы. Если раньше они только обслуживали абонентов, то теперь регулярно там организуются встречи, лекции, выставки, иные мероприятия для широкой публики. Недавно, кстати, Воронеж был признан самым читающим городом России, и, думаю, в этом большую роль сыграла в том числе переориентация работы библиотек.

Интересный факт: в Воронеже находится уникальная библиотека-музей им.П.Д.Пономарева в Северном микрорайоне. Петр Денисович был художником народного костюма, в коллекции которого имелось много интересных предметов старины, образцов народных промыслов и так далее, которые он еще при жизни совершенно бесплатно передал для создания уникальной экспозиции. И сегодня с этой коллекцией может ознакомиться любой желающий.

Просто не будет никому

– Иван Петрович, вы дали комментарий одному СМИ, в котором указали, что решение уйти на пенсию не было спонтанным. Как же получилось, что для всей культурной общественности оно стало едва ли не шоковым?

– Сложно сказать. Я преду­предил о своем грядущем уходе и главу города Александра Викторовича Гусева, и своих коллег за полгода. Поэтому не могу сказать, почему это решение кто-то воспринимает как шоковое.

– А почему все же оно было принято? Ведь для руководителя на муниципальной службе 60 лет – не возраст…

– Наверное, это больше все же относится к руководителям, которые после работы могут сразу поехать домой. Мне же приходилось после завершения рабочего дня отправляться «во вторую смену» – на различные культурные мероприятия, которых в Воронеже проходит сотни. Выходных у меня нет по определению: в субботу-воскресенье у нас всегда что-нибудь да проходит. И мне надо там быть по двум причинам. Во-первых, это позволяло мне лучше понимать, что происходит в городе, а во-вторых - люди, участвующие в этих мероприятиях, должны получать внимание и поддержку городской власти.

Мой стиль работы очень насыщенный, и изменить его я не могу. Поэтому и решил воспользоваться данным мне законодательством правом вый­ти на пенсию. Однако отмечу сразу: я ухожу из управления, но не из культуры. И все равно буду активно участвовать в культурной жизни нашего города.

– Если не секрет, чем еще планируете заняться после выхода на пенсию?

– Во-первых, выспаться. Потом – уделить побольше времени семье. Поймите, дети выросли – я их почти не видел. Сейчас уже внукам по 11-12 лет. Я хочу дать им наконец-то внимание, которого они заслуживают.

И более активно займусь преподаванием. У меня есть ученая степень кандидата наук, я читаю лекции студентам, веду практику. Наверное, после того как немного отдохну, можно будет рассмотреть вопрос об увеличении педагогической нагрузки.

– В связи с вашим уходом остро встает вопрос с преемником. Кого бы лично вы видели на этом месте?

– Я знаю, что первое время исполнять обязанности руководителя будет мой заместитель Андрей Харитонов, и очень одобряю это. Надо понимать, что отрасль наша – специфическая. Как я уже говорил, многое делается на личных контактах, которых мне за годы работы удалось сформировать достаточное количество. Естественно, человеку со стороны придется только год-два вникать в ситуацию, а с Андреем Васильевичем я уже успел поделиться рядом этих контактов, познакомить его с нужными для работы людьми. Но скрывать не буду: любому, кто в итоге окажется на этой должности, будет очень непросто. Особенно – в первое время.

Автор: Юрий Бабаян
Смотреть все статьи
Читайте также:
Для воронежских пациентов с коронавирусом развернули еще 815 коек
Подробно