Свежие новости
Пробки



Служба волонтерской доставки. Кто и как помогает воронежцам, вынужденным сидеть в изоляции

07.04.2020, 19:22

Уберечься от вируса, не выходя из дома – в Воронежской области с 31 марта указом губернатора Александра Гусева введен режим всеобщей самоизоляции населения в связи с распространением коронавируса – как в Москве и десятках других регионов России. В особой группе риска – пожилые люди, их просят воздержаться даже от походов в магазин. Но кто поможет?

С конца марта в области запущена акция оказания взаимопомощи во время пандемии коронавируса #МыВместе – ее организует Общероссийский народный фронт при поддержке местных «Волонтеров-медиков» и Ассоциации волонтерских центров. Региональный штаб по координации помощи пожилым и маломобильным группам населения функционирует на ул. Чайковского. Журналисты «Горкома36» провели один день с волонтерами и увидели, как это работает изнутри.

Температурный контроль

Здесь вам не клуб, но обязательный «фейс-контроль» пройти придется – тепловизор быстро «отсеет» тех, у кого наблюдается повышенная температура. В зале, который для студентов-медиков в учебное время – лекционный, выдают жилетки и средства защиты – медицинскую маску и одноразовые резиновые перчатки. Ежедневно все волонтеры проходят обязательный инструктаж.

– Мы напоминаем ребятам о технике безопасности, которой следует придерживаться: нужно соблюдать дистанцию 1,5-2 метра от пожилых людей, всегда находиться в маске и перчатках. Во время инструктажа рассказываем так же, как правильно звонить пожилым людям, чтобы их не напугать. А им волонтеры звонят дважды – из штаба, чтобы уточнить актуальность заказа, и из магазина, чтобы обсудить, насколько приемлемы цены. Мы – не благотворительная организация, поэтому затраченные средства заявители возвращают, – объясняет региональный координатор Всероссийского общественного движения добровольцев в сфере здравоохранения «Волонтеры-медики» Габриела Завалина.

DSC06626.jpg

Штаб работает ежедневно с 10 утра, заявки по телефону принимаются до 20 часов. Волонтеры, которые готовы выполнить заказ-доставку, могут прийти сюда в любое время и выбрать на стенде стикеры с подходящими адресами. Те ребята, что за рулем, берут нередко сразу несколько, в том числе в районах области. В работе уже находились заказы из Богучара, Россоши и Семилук, а также из сел Нижнедевицк и Новая Усмань. Волонтеры, передвигающиеся на автобусе, берут в основном одну заявку, так как на ее выполнение – с учетом скорректированного движения общественного транспорта – требуется минимум пара часов.

Добровольцы Аркаправо Гош и Сердар Курбанов, с которыми в этот раз мы работаем в команде, так и поступают – берут лишь один заказ на ул. Семилукской.

DSC06745.jpg

«Мы так решили»

Вдыхая весенний воздух на крыльце штаба, всматриваемся в просторные улицы – без скопления транспорта и людей они кажутся особенно широкими. Пара прохожих с собаками наспех стараются ощутить ароматы этого солнечного дня, но чувствуют, скорее, неопределенность – на календаре только 3 число, вчера президент сказал, что впереди – карантинный апрель. По правую руку от нас – отдел полиции № 6, и представительный мужчина в форме, облаченный в медицинскую маску, уже не в первый раз бросает в нашу сторону взгляды.

Какой смысл носить маску на подбородке или закрывать ею только рот? Если она тебе не нужна, ты себя все равно так не защищаешь, то зачем купила? Пусть бы она досталась тем, кому нужнее!

– Я не с самого начала в проекте, но уже проехал от Машмета до Семилук. В Семилукском районе ездил к бабушке, у которой, так получилось, вся семья болела – некому было помочь на тот момент. А на днях с Аркай побывали у слепого дедушки. Дочь его продуктов на две тысячи заказала, деньги перевела, а мы пришли к нему – там горы мусора, слои пыли, – рассказывает Сердар на лестнице штаба, надевая перчатки и маску. – Вот спрашивают, нужна ли маска? Защищает ли? Я так скажу: это лучше, чем без нее. И перчатки сразу надеваем, на руках тоже можно заразу принести.

Сердар и Арка – студенты второго курса Воронежской государственной медицинской академии им. Бурденко. Волонтерской работой занимались еще у себя на родине: Сердар приехал учиться из Узбекистана, а Арка из Индии. С переходом на дистанционное обучение в вузе нашли у себя пару освободившихся часов, и на вопрос: «Зачем помогаете?» – сперва пожимают плечами и отвечают: «Мы так решили».

DSC06701.jpg

К месту назначения следуем на автобусе – парни говорят, что с картой города в телефоне найти нужный адрес вообще не проблема. В разгар дня свободно даже на Заставе, где в обычный день не протолкнуться. Почти на каждом перекрестке центральных улиц дежурят полицейские – с конца марта сотрудники организаций, чья деятельность разрешена, должны иметь при себе справку. Уже не в первый раз останавливают курьеров по доставке еды. Справка у них, кажется, есть, а вот с масками проблема. Зато у прохожих, а их, удаляясь от центра, становится больше, вероятно, обратная история.

– Вот не понимаю, – возмутился Сердар, – какой смысл носить маску на подбородке или закрывать ею только рот? – наш автобус остановился на светофоре, пропуская прохожих. – Если она тебе не нужна, ты себя все равно так не защищаешь, то зачем купила? – задавался волонтер логичным вопросом в адрес идущей по пешеходу женщины. – Пусть бы она досталась тем, кому нужнее!

Едем. Парни обсуждают последствия, с которым столкнется город из-за пандемии коронавируса. В их топ-список занесены проблема нехватки донорской крови, возможное продление учебного года для медиков – практика в медогранизациях отсрочена – и грядущие экономические трудности для малого и среднего бизнеса.

Лимонов нет, чеснок – дорого

Выходим на нужной остановке и направляемся в магазин. Парни вспоминают, что как-то раз охранник в супермаркете долго выяснял, кто они такие, а потом – зачем занимаются волонтерством. Другие волонтеры, к слову, рассказали, что их часто путают с продавцами или интересуются у них, где купили маски. В магазины волонтеры обязаны заходить при полной экипировке.

В заявке пожилой женщины – молоко, картофель и лук. Из интереса смотрим «ходовые» продукты: ни лимонов, ни имбиря нет, а чеснок можно купить за космические 290 руб/кг (еще через пару дней в отдельных магазинах подорожал почти вдвое – прим. авт.). Сердар звонит из магазина Марии Дмитриевне, спрашивает – не появились ли новые пожелания и согласна ли она с ценой на указанные товары.

Уже на лестничной клетке держим дистанцию, в квартиру не заходим. Пенсионерка расписывается в заявке и возвращает затраченные деньги. Сумма покупки – 200 руб.

DSC06761.jpg

– 39 лет проработала учителем, а теперь дрожу и не могу написать нормально, – жалуется женщина и протягивает ребятам баклажку. – И водички наберите, пожалуйста. – Я вдова участника война, мне из соцзащиты звонили, предложили помощь, а мне не надо было тогда ничего, я и отказалась, но дали телефон – вдруг что будет нужно, – рассказывает мне Мария Иванченко. – И вот я дожила, что водичка закончилась, а из крана я не могу пить. И молочка у меня нет, а молочка надо. Вот и позвонила. Первый раз воспользовалась услугой такой. Я недавно переболела, а теперь и не разрешают выходить, и я не выхожу.

Когда вода была доставлена, волонтеры стали прощаться с Марией Дмитриевной.

– Сидите дома и ни с кем не контактируйте! Будьте здоровы!

– Ой, спасибо, ребятки, – еще долго причитала женщина нам вслед.

DSC06771.jpg

Со справкой и с правом

На базу возвращаемся в молчании. День перевалил во вторую фазу, и отдельные улицы города оживают. В окно наблюдаю, как целая кучка людей толпится у аптеки и исчезает за ее дверьми – и это при том, что большинство учреждений, продолживших функционировать, вывесили объявления: «Больше трех не заходить». Не все воронежцы умеют держать дистанцию. На нескольких остановках ждут транспорта пожилые люди, а они – самая острая группа риска.

– Как-то многовато сегодня народу, вчера было меньше примерно в это же время. Наверное, это пятница, – предполагает Сердар Курбанов. – Хотя вы знаете, что Воронеж недавно вошел в число городов, которые лучше всех самоизолировались?

Впрочем, 6 апреля индекс самоизоляции, который с 1 апреля ведет Яндекс с помощью своих приложений, демонстрирует падение дисциплины самоизолировавшихся граждан в крупных городах, в том числе и в Воронеже. Вероятно, это связано, в том числе, с тем, что с понедельника указом губернатора к работе вернулась часть организаций и предприятий. Контролировать наличие справки в связи с этим будут строже, штрафы могут наложить на тех, кто вернулся из-за границы и нарушил режим самоизоляции.

– Правильно, я поддерживаю. В нашей стране улицы патрулирует конная полиция. Объявлен общенациональный карантин. Волнуюсь за родственников. Масок не достаточно, тестов на коронавирус не хватает, – рассказывает Арка. – Мои родители сидят дома. Строжайший запрет. Когда проект #МыВместе только задумывали, мы стенды выставляли в лекционном зале, я для себя все понял и спросил Сердара: «А ты пойдешь?» – говорит Арка. – Волнуюсь я за дедушку слепого, – вдруг он меняет тему. – Моя семья жила с бабушками и дедушками, пока они были живы. А у него нет никого, один живет. Не понимаю, почему люди так относятся к своим близким. Поэтому я буду помогать. Я здесь помогу, значит, моим там тоже кто-то поможет.

На базе волонтеры сдают отчет – заявки за подписью пожилых людей, деньги и чеки оплаты проезда в общественном транспорте. Перед входом в штаб принято выбрасывать маски и перчатки. Сердар сделал это чуть раньше, и, возможно, это послужило причиной того, что нас остановил тот самый представитель органов, уже наблюдавший за нами.

– Что вы здесь делаете? Учебные заведения закрыты, – возмутился правоохранитель.

– Мы волонтерим. Пожилым людям помогаем, – ответили парни.

– Справку покажите! – требовал полицейский.

А у ребят ее – нет. Вся их защита – личная страничка на сайте «Добровольцы России». Правоохранитель недоверчиво всматривался в наши лица, но, поругав за отсутствие маски, припугнув огромными штрафами, «которые скоро введут», отпустил. И снова – температурный контроль. Только так все здесь работает.

– Конечно, полиция о нас знает, – уже внутри штаба старается сгладить мое возмущение волонтер Анна Чурикова, которой парни возвращают заявки. – Просто они просят, чтобы мы соблюдали режим самоизоляции, это их работа, – сама Анна – сотрудник не выездной, призналась, что не готова. – Мои родители – хроники, и я не хочу, чтобы они из-за меня заболели.

DSC06808.jpg

На стенде почти не осталось адресов, в течение дня волонтеры приходили и разбирали их, сейчас тут находят самые свежие заявки, обработанные в течение последних часов. Всего через колл-центр ежедневно проходит не менее 40 обращений, иногда на горячую линию звонят люди, попавшие в трудную жизненную ситуацию, но не относящиеся к тем, кому призван помочь проект #МыВместе. Но их не бросают, а перенаправляют в профильные службы. Выездные группы в течение дня закрывают 20-25 обращений.

Все танцуют локтями

И все же из-за эпидемиологической обстановки привычки у некоторых людей меняются. Волонтеры, которым удается пересечься у штаба, например, отказались от традиционных рукопожатий и здороваются локтями. Таким способом на наших глазах приветствуют друг друга волонтеры Игорь Кукуев и Евгений Скугорев. Они также поделились с нами своими наблюдениями по поводу того, как живет город в режиме самоизоляции.

– Сегодня у меня был далекий заказ на улице Минская. Сначала я хотел поехать туда на общественном транспорте, а потом решил попробовать на велике – я так часто передвигаюсь по городу. И не ошибся, потому что пришлось долго кружить по улочкам. И это в моей практике первый заказ, в котором были маски. Признаков ОРВИ у женщины не было, но при звонке она сказала, что у нее была операция на легких, поэтому ей сложно выходить на улицу, да она и боится это делать. Зашел в пять аптек, масок, естественно, нет. Но меня очень поразило, что некоторые фармацевты носят маску в нагрудном кармашке и не носят перчаток, хотя вот разделительные линии и вывески с ограничением не входить больше двух-трех человек есть везде, – рассказал Евгений.

DSC06840.jpg

– К сожалению, наши люди не соблюдают дистанцию. Был в аптеке – зашли пять человек разом, а там объявление. И я сделал людям замечание, но это ничего не изменило. Не привыкли мы соблюдать такие штуки. Но я уверен, что сложившаяся эпидобстановка часть людей точно прокачает, – считает Игорь Кукуев. – Наше русское «авось». Не все старики даже соблюдают режим. Вот моя соседка сегодня тоже, смотрю – выходит. Я говорю: «Сидите дома, я сейчас схожу и все куплю вам». Нет, все привыкла решать сама.

Кукуев волонтерит в разных общественных организациях города, и когда узнал про акцию #МыВместе, вопроса – идти или нет – себе даже не задавал.

– Это долг, – говорит доброволец. – Каждый человек должен это делать, вне зависимости от хочух. Не со всеми адресами справится соцзащита, нужно помогать.

#МыВместе

В единой связке в акции #МыВместе работают региональный ресурсный центр поддержки добровольчества, представители общественного движения «Волонтеры Победы», молодые сотрудники РЖД, члены ряда разных некоммерческих организаций, а также просто молодые люди, не являвшиеся ранее волонтерами, но изъявившие желание помочь пожилым и маломобильным в этот непростой период. Акция #МыВместе, стартовавшая всего с пятью добровольцами (не считая волонтеров штаба и операторов колл-центра, обрабатывающих заявки), работающими на выездах, объединила теперь около сотни человек. Надо сказать, что механизмы такой огромной «машины» запустила Габриела Завалина, и вся координация добровольцев – ее поле ответственности. В штабе ее с улыбкой называют богиней, ведь все волонтеры зачастую – студенты, перешедшие на дистанционное обучение, или сотрудники организаций, переведенные на удаленную работу. А Габриела – участковый терапевт. Помимо рычагов администрирования штаба в ее руках – здоровье пациентов.

– В поликлинике ведется прием заявок, они обрабатываются и передаются участковым терапевтам. Затем я отправляюсь по вызовам, – рассказывает Габриела. – До 15 часов мой рабочий день, но сейчас часто приходится задерживаться, бывает вызовов много и все пациенты с признаками ОРВИ. Тогда рабочий день продлевается. Связано это и с осмотром тоже. Нужно быть осторожным, интересоваться – был ли человек за пределами региона в течение последних двух недель. Мои пациенты не скрывали, что выезжали из страны, им открывался больничный лист (сейчас это тоже делается на дому), и они соблюдали самоизоляцию. Ну, я надеюсь, потому что проверить это мы не можем. Но мы к ним ходим ежедневно, измеряем температуру, а на 10-й день берем анализ на коронавирус. К ним мы приходим в масках и перчатках, но полностью это нас не защищает.

– А вы сдавали тест на коронавирус?

– Нет. Среди моих пациентов не было тех, у кого обнаружили бы коронавирус, в этом не было необходимости.

– А волонтеры акции могут повезти продукты пожилому человеку, которые недавно вернулся из другой страны? Или такие контакты вы исключаете?

– Могут, но волонтеры об этом предупреждены заранее и идут на это добровольно. Таких случаев было два, пока все здоровы.

Узнав об этом, мы спросили волонтеров, с которыми общались – а готовы ли они на подобные риски? И каждый сказал – готов (при соблюдении защитных мер), потому что цель проекта – не оставить людей одних в трудную минуту.

В тему

Ранее был сформирован перечень сервисов, которые доставят еду гражданам, находящимся в самоизоляции – не зависимо от их возраста. Их оказалось 18 – Яндекс-еда, Деливери-клаб, Чиббис, Вкусландия, Озон, Грядка и многие другие. Житель региона Максим Оконь лично проверил, как работают эти сервисы. Вернувшись из Испании, он был отправлен на двухнедельную изоляцию и не выходил из дома.

DSC06679.jpg

– Самоизоляция… Не так страшен черт, как его малюют. Я занимался работой на удаленке с домашнего бука. Самое тяжкое в самоизоляции – это не выходить из дома, находиться в четырех стенах. Но, к счастью, вспомнить о том, что есть окружающий мир, мне помогал балкон и вредные привычки, а так в целом нормально. Каждый день меня контролировали медики, но дистанционно – мы сразу договорились, что я врать им не буду. Несколько раз в день измерялась температура и данные передавались врачам. На десятый день пришел инфекционист и сделал мазок на коронавирус – не очень приятная процедура, ватной палочкой лезут в рот. Но перенести это можно, это безболезненно, и, слава Богу, ничего не подтвердилось. Потому что это страшно, я видел, как это было в Испании.

Там все жестче, чем у нас. В силу своего русского «авось» мы – на второй день объявленного в стране карантина – поперлись на пляж, хотелось последние деньки на солнышке позагорать. Не было четкого представления о том, что происходит вокруг. И нас оттуда поперли с полицией, правда, без скандала и штрафов. Мы объяснили полицейским, что мы туристы.

Простынь на балконах испанцев.jpg

В Испании очень дисциплинированный народ. Мы жили в небольшом поселке, и люди вывешивали на балконы какие-то простыни, на которых было вышито: «Оставаясь дома, мы помогаем врачам». Периодически катались санитарные машины с громкоговорителями, оповещали – оставайтесь дома, мойте руки, носите маски. И еще интересно, я у нас не вижу такого, остались работать только продуктовые магазины и аптеки, а фастфудовские рестораны, которые у нас работают на вынос, там полностью закрыли. Персонал магазинов четко следил за тем, чтобы люди не подходили друг к другу ближе, чем на полтора метра. На входе всем выдавали перчатки. Прикасаться к продуктам голыми руками строго запрещали, за этим тщательно следили.

Так что пляжный отдых у нас не состоялся, и нам посчастливилось улететь домой раньше на пять дней. Нас не выпускали из самолета, когда мы приземлились в Москве. На борт поднялся представитель санитарной службы в экипировке с тепловизором. Она прошла по салону, обмерила всем нам температуру. Ранее мы уже заполнили специальные анкеты, где указали персональные данные с объяснением того, в каких странах побывали. Потом еще несколько уровней обследования. Полагаю, все эти сведения направили затем по регионам – для того, чтобы на местах могли отследить, как соблюдается режим самоизоляции. Когда я оказался в Воронеже, позвонил на горячую линию департамента здравоохранения – там уже моего звонка ждали.

У меня не было страха, но была тревога. Друзья и знакомые постоянно интересовались моим здоровьем, да я и сам все время к себе прислушивался, особенно в дни до теста. Нам повезло, я считаю, что мы вернулись чистыми. Но самоизоляцию надо потерпеть, это нужно для твоего здоровья и здоровья других. Этот вирус – хитрый. Сегодня посидеть дома две недели не так уж и трудно. Продукты можно заказать и их тебе доставят, для этого не надо выходить из дома. Мы заказали на одном сервисе, и сотрудники там были очень хорошо проинструктированы. Курьер позвонил и уточнил, в каком подъезде живем, сказал, что оставит пакеты у входной двери. Мы наблюдали в глазок, пакеты прибавлялись, а когда лифт уехал, мы все забрали. Хорошо, что появилась такая возможность. Раньше мы пользовались серверами по доставке готовой еды, а теперь есть новая полезная услуга, – рассказал Максим Оконь.

Справка «Горком36»

Тел. горячей линии проекта #МыВместе: 8-(800)-200-34-11 – круглосуточный и бесплатный.

Фото также и из личного архива Максима Оконя

Автор: Ирина Лазарева
Смотреть все статьи
Автор: Алиса Ермакова (фото)
Смотреть все статьи
Читайте также:
На «смертельном» мосту в Воронежской области новая драма
Подробно


В Воронеже из-за коронавируса изменили процедуру бракосочетания
С 1 июня в Воронеже и области регистрация брака будет проходить в измененном формате, сообщила пресс-служба управления ЗАГС по региону. Главная особенность – минимизация числа участников процедуры.
сегодня, 08:28.

Все материалы автора в рубрике "Общество"


Все материалы автора в жанре "Фоторепортаж"