Свежие новости
Все новости
Пробки



Сергей Червонцев: «Миграционные услуги должны находиться только в руках государства»

11.10.2019, 14:46

Начальник управления ГУ МВД по области  о балансе гостеприимства и безопасности

Россия все чаще становится новым домом, временным убежищем или перевалочным пунктом для людей из стран постсоветского пространства и всего мира. В этом смысле Воронежская область оказалась одним из самых крупных «портов приписки» на миграционной карте страны. И одним из самых неспокойных  с учетом задержаний, уголовных дел и приговоров за последние годы. Какие изменения происходят в миграционной сфере региона, почему так сложно вывести ее из тени, и как эта сфера отражает состояние нашего общества – об этом беседа «Горкома36» с начальником управления по вопросам миграции ГУ МВД по Воронежской области Сергеем Червонцевым.

О ЕМЦ и принципе единого окна

 Сергей Петрович, миграционные услуги сейчас оказывают не только районные отделы полиции, но и частные структуры. Самый крупный игрок на этом рынке в нашем регионе – Единый миграционный центр. То есть государственная и стратегически важная сфера поделена с коммерсантами. Чем это оправдано?

 Сразу отмечу, что МВД никакого отношения не имело к созданию Единого миграционного центра. Но ЕМЦ в Воронеже на тот момент был организован очень разумно. Просторное помещение недалеко от нашего управления, с отличной логистикой и возможностью принимать большое количество посетителей. И тогда центр существенно разгрузил федеральную миграционную службу по приему и оформлению документов. Очереди у нас были огромные. У граждан появилась возможность не стоять в них, а оформить нужные документы быстро, но качественно и профессионально, минуя мошенников. ЕМЦ выстроил четкую логистику по принципу «единого окна» – то есть гражданин на выходе из ЕМЦ получал готовый и правильно сформированный пакет документов для подачи в миграционное подразделение по месту жительства гражданина.

 При этом в большинстве коммерческих структур работают бывшие миграционные чиновники.

 При расформировании ведомства было сокращено 30% сотрудников. Большая часть этих людей ушла как раз в коммерческие организации. Я рад, что они продолжили работу в миграционной сфере. Сейчас эти профессионалы – наш резерв, они знают всю нашу специфику и нигде себя не замарали. Ведь миграционная служба была расформирована и сокращенным штатом вошла в состав МВД в очень критический период. С 2014 года как раз начался большой наплыв беженцев с Украины. Увеличились потоки беженцев и трудовых мигрантов из других бывших союзных республик. Кроме того, наш регион в 2014-2015 годах стал лидером по реализации государственной программы содействия добровольному переселению соотечественников. По всем этим причинам в миграционных подразделениях выросли огромные очереди. За последние два года мы все это разгрузили и сбалансировали, перераспределив и потоки граждан, и наши кадровые ресурсы. Но в тот экстремальный период ЕМЦ действительно был выходом для всех. Сейчас в одном здании с ЕМЦ по-прежнему расположены некоторые наши подразделения, в том числе ФГУП «Паспортно-визовый сервис». Но как только появится возможность оттуда переехать на другое место, мы сделаем это сразу же и очень охотно.

 Почему?

 Чтобы избежать обвинений, что стратегически важная государственная сфера поделена с коммерсантами. Да, коммерсанты ЕМЦ могут бравировать нашим соседством перед своими клиентами – мол, за стенкой та самая государственная структура, и все ваши вопросы мы всегда с нею порешаем. Так и появляются стереотипы об аффилированности и «личных интересах» миграционных чиновников. Кстати, все наше официальное сотрудничество с ЕМЦ заканчивается в конце 2019 года. Новый нормативный акт запрещает нам впредь взаимодействовать с коммерческими структурами на любой основе. Единственная организация, которая будет нам помогать работать с иностранными гражданами и оказывать миграционные услуги на платной основе, станет наше же федеральное подразделение ФГУП «Паспортно-визовый сервис». Но ФГУП не извлекает прибыль, а пополняет государственный бюджет. А Единый миграционный центр потеряет статус контрагента структурного подразделения МВД. 

Эти изменения сделают нашу деятельность максимально прозрачной и оградят нас от причастности к работе коммерсантов и их взаимодействия с клиентами. ЕМЦ станет не исключительной, а одной из коммерческих структур, которые при наличии лицензии оказывают услуги на платной основе. Например, при наличии договоров с рядом медицинских и образовательных учреждений они будут обеспечивать правовое сопровождение иностранных граждан при прохождении медобследования или сдаче экзамена по русскому языку. Но если эти услуги будут оказаны недобросовестно, то гражданин может отрегулировать свои отношения и защитить свои права только в судебном порядке. А при обращении во ФГУП – структурное подразделение МВД – он уже защищен нашими ведомственными нормативными актами и законом. В общем, мое мнение – миграционные услуги должны находиться только в полномочиях государства. Нельзя эту функцию передавать в частные руки. Коммерческие структуры могут только помогать нам – например, профессионально сопровождать гражданина при правильном заполнении документов и страховать его от мошенников. И с нового года эта ситуация будет исправлена.

О новшествах и очередях

 Что еще поменяется в ближайшее время в российском законодательстве для возвращающихся на родину?

 Уже с 1 ноября вводится много новшеств, которые напрямую касаются воронежской специфики. Например, иностранные студенты с постсоветского пространства теперь могут стать участниками госпрограммы переселения соотечественников и начать процедуру получения гражданства РФ по упрощенной схеме. Для жителей Луганска и Донецка получение российского гражданство вообще сократилось до минимума. При условии легализации в России они смогут его получить в течение трех месяцев. А если только приехали – то за период, не превышающий полгода.

 Как сейчас решается проблема очередей для постановки на миграционный учет, получения разрешения на временное проживания, ВНЖ или гражданства? Ведь именно очереди провоцируют коррупцию в миграционной сфере.

 Мы переходим на новый этап работы, и в тех крупных районах, где проживает больше всего граждан, в том числе иностранных, внедрена электронная очередь. Поданы заявки на оснащение электронной очередью еще трех подразделений по вопросам миграции, где количество обратившихся в течение дня граждан превышает 50 человек. Сам принцип непрерывной электронной очереди с жестко регламентированным временем оказания госуслуг исключает возможность внедрения в этот процесс граждан «со стороны» с «заносом» документов вне очереди. Электронная система приема граждан обеспечивает полную прозрачность работы сотрудников миграционного управления.

О недействительных паспортах

 Сейчас наметилась болезненная тенденция для некоторых «новых россиян», в том числе из бывших иностранных соотечественников, чьи паспорта гражданина РФ теперь признаются выданными с нарушениями и, следовательно, недействительными. Эта тенденция – маркер коррупции миграционных чиновников?

 Сомневаюсь, что это маркер коррупции. В определенный период у нас был большой вал документооборота, в котором силами сотрудников невозможно было отследить и перепроверить всю информацию, предоставляемую иностранными гражданами. Например, мы запрашиваем у гражданина справку, которая подтвердит интересующую нас информацию из его биографии в стране исхода. Он такую справку привозит – и вроде бы есть и печать, и подпись, и регистрационный номер, но полную легитимность документа мы проверить не можем. Берем его в работу, но предупреждаем гражданина: если впоследствии вскроются нарушения при выдаче справки, то и все последующие правовые решения, сделанные нами на ее основании, будут аннулированы. И человек соглашается. А потом выясняется, что гражданин получил эту справку не в федеральном органе, а у какого-то посредника, и даже сам мог не знать, что добытый им документ  нелегальный. Но федеральное законодательство обязывает нас аннулировать все действия, которые мы проводили на основании этого псевдодокумента. В том числе – предоставление гражданства. 

Кстати, по каждому выявленному случаю мы проводим проверку и направляем материалы в Следственное управление СКР с тем, чтобы там была дана правовая оценка действиям наших сотрудников. Ни одного уголовного дела не возбуждено. Сейчас при новой волне возвращающихся соотечественников из Казахстана тоже много случаев, когда при подаче документов на гражданство у человека не хватает какой-нибудь справки. С одной стороны, возвращаться в Казахстан, получать ее там у нашего соотечественника уже нет возможности. С другой стороны, согласно законодательству, этот документ необходим для получения гражданства. Но мы всегда стараемся войти в положение и обращаемся с запросом в головное ведомство, в МВД. Если там нам разрешают работать без отсутствующего документа, то мы продолжаем процедуру предоставления гражданства. И вот здесь уже нет никакого риска, потому наши действия санкционированы. Такая практика сейчас становится все устойчивее.

О национальных общинах, посредниках и коррупции

 Важный сегмент в работе миграционного чиновника – взаимодействие с национальными общинами. Какие отношения у вас сложились?

 Я доступен лично и открыт к общению. Мой принцип: если есть правовые основания помочь человеку, всегда нужно помочь и потом нести ответственность за принятые тобой решения. Но если такой возможности помочь нет – надо говорить человеку сразу и открыто. Он не должен тешить себя надеждой, что, посещая кабинеты других ведомств или отдавая последние деньги коммерсантам или мошенникам, добьется положительного результата. Ему могут наобещать, но все равно не помогут. А помогать и правильно ориентировать должен именно государственный чиновник. Как только я был назначен начальником управления, пригласил местных национальных лидеров и предупредил, что всегда готов открыто взаимодействовать с ними по проблемам их земляков, попавших в трудную ситуацию, но никому не позволю заниматься теневой посреднической работой. Ведь диаспора всегда стремится к легализации своих соотечественников на территории проживания. И если она делает это добропорядочно, то помогает нам в регулировании численности приезжающих иностранцев – трудовых мигрантов. Такое прозрачное взаимодействие в помощи им только приветствуется и нами, и их государством. Главное, чтобы лидер диаспоры следовал именно своей общественной миссии, а не жажде наживы за счет своих же земляков. И теперь уже все диаспоры знают, что ко мне бесполезно приходить решать вопросы за пределами правового поля. Из наиболее активных и законопослушных, готовых защищать и решать проблемы своих людей, а не наживаться за их счет, я бы сегодня отметил армянскую общину и казахстанское землячество.

 С чем, на ваш взгляд, связана серия нынешних уголовных дел в части организации незаконной миграции в регионе, в том числе в отношении лидеров диаспор?

 Сейчас мы устраняем последствия неупорядоченных миграционных потоков, которые шли в регион в 2010-2014 годах. В те годы произошел массовый наплыв иностранных граждан с постсоветского пространства. Стараемся минимизировать все последствия той ситуации. Но я не собираюсь вас убеждать, что сейчас в миграционной сфере нет коррупции. Она была и будет. Потому что всегда будут люди, которые при отсутствии правовых шансов найдут лазейки. И всегда будут люди, которые не откажутся им в этом посодействовать. Но мы все время с такой практикой боремся. Пытаемся свести к минимуму очереди в территориальных подразделениях по вопросам миграции. Постоянно мониторим ситуацию – как только в одном из районов количество граждан увеличивается, сразу же перераспределяем нагрузку на наших сотрудников и кого-нибудь добавляем на поддержку.

О возвращении домой, гостеприимстве и уроках Европы

 В Воронеж приезжает много людей по федеральной программе содействия добровольному переселению соотечественников. Но здесь, на исторической родине в ожидании российского гражданства их ждут новые испытания. Например, те же «резиновые квартиры» появились не от хорошей жизни. Для постановки на миграционный учет нужна регистрация. Поэтому люди просто вынуждены ее покупать в «резиновой квартире», а жить в другом месте.

 И такими действиями они грубо нарушают закон, который обязывает иностранных граждан проживать по месту регистрации. Кстати, получение регистрации по «резиновому» адресу чревато не только для иностранцев, но и для воронежцев, которые такую регистрацию предлагают.

 Вроде бы государство заинтересовано в притоке «свежей крови» и возвращении домой соотечественников – людей русской культуры, но при этом так жестко, негостеприимно обращается с ними по приезде. Например, в Германии у репатриантов нет проблем с регистрацией и с получением ведомственного жилья от самого государства.

 Если бы в Германии для возвращающихся соотечественников все было так идеально, как вы говорите, то те же казахстанские немцы ехали бы только туда напрямую. Но многие из них по программе переселения едут в Россию, в том числе в наш регион. Так что не надо всему верить на слово: всегда хорошо там, где нас нет. Но российское законодательство для возвращающихся соотечественников постепенно включает все больший режим благоприятствования. Нам в этом помогают общественники, которые занимаются проблемами миграции. На совещаниях в Совете по правам человека при президенте они предлагают правительству новые алгоритмы для лучшей адаптации мигрантов в России. Я надеюсь, что в результате такого все более тесного взаимодействия со всеми структурами гражданского общества наше миграционное законодательство станет мягче для соотечественников и для всех, кто приезжает к нам на ПМЖ и намерен стать законопослушным членом общества: официально работать, платить налоги, вносить свой вклад в развитие экономики, медицины, образования, культуры. Особенно нуждаются в притоке соотечественников из-за рубежа наши пустующие деревни, где, по выражению одного моего знакомого фермера, «некого за трактор посадить». Вот для таких граждан государство старается создать прочную поддержку со стороны всех органов федеральной и местной власти и расширяет возможности для получения гражданства. Но если Россия включит зеленый свет для всех, кто едет в Россию просто ради удачи или новой наживы, – поверьте, тогда миграционные потоки нас захлестнут и станут неуправляемыми.

Справка «Горкома36»

По состоянию на 30.06.2019 года на миграционный учет в Воронежской области поставлено 74 602 иностранных гражданина. Продлено сроков пребывания  20 740.

Больше всего в регион прибыло людей из Узбекистана (31% от всех прибывших), Украины (21%), Таджикистана (9,6 %), Армении (9,6 %).

Из так называемых миграционно-опасных стран прибыло в регион 3225 иностранцев. Больше всего из Египта (617 человек), Индии (341), Ирака (390), Вьетнама (381).

Самыми законопослушными в части соблюдения миграционного законодательства РФ оказались граждане из стран ЕАЭС. 

Автор: Ольга Бренер
Смотреть все статьи
Читайте также:
Букварь зданий: в Воронеже представили всю «Архитектурную азбуку»
Подробно
Фотограф:
Алиса
Ермакова
(фото)
Смотреть все статьи