Пробки



Разгром на «Дону»: кому помешало легендарное воронежское поисковое объединение

25.04.2017, 12:39
Местные СМИ сообщили: «Воронежские силовики провели обыски в офисе региональной общественной организации «Историко-патриотическое поисковое объединение «Дон», что располагается по улице Солнечной, 26. Они пояснили, что в ходе оперативно-следственных мероприятий обнаружено неучтенное огнестрельное оружие и боеприпасы времен Великой Отечественной войны. В настоящий момент уголовное дело по данному факту еще не возбуждено».

Версия первая: попал под раздачу

– В помещение ворвались бойцы спецподразделения, уложили всех лицом в пол и начали изымать экспонаты нашего музея, – рассказал корреспонденту «Берега» Михаил Сегодин. – Большинство предметов находились на стендах не один год, их видели сотни посетителей. Если у силовиков возникли какие-то вопросы – заходите, спрашивайте, смотрите. Забрали, например, револьвер наган ММГ – то есть массогабаритный макет. Это же муляж оружия, мы его купили в магазине!

Впрочем, среди изъятых находок оказались и некогда боевые пистолет ТТ, винтовка Мосина, немецкий и итальянский карабины и даже авиапушка с самолета Ил-2, который поисковики подняли из болота в Новоусманском районе.

– Всех впечатлила пушка: да у нее гнутый ствол, недействующие механизмы, и вообще без электросистемы самолета она не может работать!

За два месяца до этого инцидента «Дон», по словам Сегодина, подал заявку на участие в конкурсе на лучший музей поисковой организации. По этому поводу предоставил справку в Мин­обороны с подробным описанием экспонатов.

– Велик ли у вас шанс победить в конкурсе? – интересуемся у Сегодина.

– Конечно! Ни у кого из поисковиков страны нет такой богатой коллекции!

В таком случае вот и первая версия: Сегодин сам распространил информацию об огромной коллекции оружия накануне тревожных времен: после взрыва в Питере операции по пресечению оборота оружия идут по всей стране. На Солнечной произошел лишь крохотный эпизод большой зачистки, предположили люди, находящиеся «в теме». И если среди конфискованного добра обнаружится хоть одна единица, способная стрелять, жесткость бойцов окажется оправданной.

Версия вторая: сломалась машина времени

На том можно было бы и остановиться, но месяцем раньше произошел еще более странный эпизод. Управление ФАС по Воронежской области внесло поисковое объединение «Дон» в реестр недобросовестных поставщиков. Инициатором такого решения выступил областной краеведческий музей. Он отказался принимать работы сезона-2016, выполненные «Доном».

Такого инцидента по поводу поисковых работ не случалось даже во времена разгула «черных копателей». Тем более что кошка пробежала между двумя давними партнерами, у которых за восемь лет сотрудничества деловые ритуалы были отработаны до мелочей.

Формальные «косяки» в деятельности «Дона» действительно есть – их не может не быть. Сама тема такого госзаказа очень условна: ведь людей подряжают на то, чтобы найти в установленный срок «две ямы» и «произвести эксгумацию останков» – то есть того, что еще не найдено.

А если не найдут? А если их нет в предполагаемом месте? Госзакупки не знают слова «если». Во всех отраслях, где работает госзаказ, в связи с затянувшимися конкурсами летние работы часто закрывают отчетами постфактум. А в прошлом ноябре, когда только подписывался договор (!), уже трещали морозы.

Представитель УФАС в неофициальном комментарии сказал нам, что эксперты прекрасно понимали всю неправильность ситуации, но закон есть закон. И перед лицом закона трудно объяснить, почему на снимке, призванном иллюстрировать работы в ноябре, весело зеленеет листва.

Такая аномалия возможна лишь при обоюдном согласии сторон.

Версия третья: зарвался

Сама директор музея Елена Вычерова в своем комментарии для прессы подчеркивала, впрочем, другое: Сегодин не согласовывал как положено свое пребывание в поле с местными органами МВД, а порой и с властями.

Нам удалось поговорить с представителями администраций Семилукского и Рамонского районов. Им было все равно, какой пункт договора нарушается несоблюдением протокола, но такую забывчивость они воспринимали как хамство барина, привыкшего открывать ногой двери в областных кабинетах. И привели множество деталей: бардак в лагерях, жжение пороха, даже исчезновение боеприпасов, заявленных к уничтожению.

– А что вы сделали, когда обнаружилось исчезновение боеприпасов?

– Ну, это не наше дело – снаряды искать.

То есть ничего.

Представители музея, заявив о нарушении закона в 2016 году, заказчики, фактически признали, что закрывали на это глаза в предыдущие семь лет сотрудничества.

Структуры, призванные контролировать оборот оружия, пять лет не замечали опаснейшего «музея» с автоматами и пушками.

Такое впечатление, что бардак в этой сфере творит не только Михаил Сегодин.

С раскопок.jpg

Версия четвертая: просто бизнес

Статус монополиста всегда плодит завистников и желающих переделить рынок. А «Дон» – монополист. Это единственная в регионе организация, имеющая статус уполномоченной Министерством обороны. Причем монополистом ее сделало само государство, которое после разгула «черных копателей» захотело иметь на рынке прозрачную, контролируемую поисковую организацию. И выбран был именно «Дон», имеющий сегодня филиалы по всей области – 10 отрядов, 240 бойцов в постоянном списке.

Статус уполномоченной организации предполагает, что к ней должны обращаться все застройщики, планирующие работы на участках, где могут располагаться воинские захоронения. И только после того, как по участку пройдут с лопатами поисковики, можно будет запускать экскаваторы.

Это – по закону. Но сколько костей было перемолото при застройке улицы Шишкова, не узнать уже никогда. Свидетели утверждают: даже не отдельные кости вывозились, а целые братские могилы – по ночам, в неизвестном направлении. Да и фрагменты техники, бывало, отправлялись на свалку. Может быть, строители боятся больших трат?

– По нормативам такие траты не превышают 0,01% от сметы, – проинформировали поисковики. – Строители боятся не трат, они боятся замедления темпов стройки – и предпочитают «играть в дурочку», а не исполнять закон.

Но при освоении территории «Яблоневого сада» случился как раз худший вариант для застройщика: требования искателей так горячо поддержала общественность города, что проект «Выбора» затормозился, а потом, когда подключились правоохранители, буквально «посыпался». Убытки, по всей видимости, исчисляются десятками миллионов рублей.

Если бы застройщики успели возвести фундамент, их, как свидетельствует опыт, уже было бы не остановить. Волей-неволей Сегодин нащупал их самое уязвимое место.

В «черные копатели»?

Сегодня руководитель Михаил Сегодин открывает поисковый сезон в Каменском районе. «Дончанам» предстоит обычный сезонный цикл: поиск останков военнослужащих и репрессированных, эксгумация, сбор материалов, перезахоронение, пополнение музеев… Он встречается и с представителями регионального руководства, обговаривая текущие дела: денег на финансирование этой деятельности у муниципалитетов нет, надо как-то выкручиваться.

Что бы там ни говорили про этих ребят, как бы ни были они грешны, но одного никто не отрицает: это большие энтузиасты, которые годами занимаются любимым делом. И если у них отнять официальный статус, то ничего не изменится: они с наступлением весны снова выйдут в поле – уже в качестве «черных копателей».

И это будут самые квалифицированные «черные копатели» в истории региона.

Александр Саубанов

Тем временем

Когда материал готовился к печати, на редакционную почту пришло письмо от воронежских поисковиков с просьбой разместить короткое объявление:

«Год назад нами было обнаружено захоронение красноармейца. Рядом на дереве была закреплена табличка, на которой ножом было вырезано – «Голуб Александр. Воронеж». Возможно, родные солдата еще ищут его.

Если читателям «Горкома36» что-нибудь известно о судьбе бойца с таким именем, просьба сообщить по тел. 8-953-541-97-01».


Читайте также:
Губернатор инициировал открытый конкурс на лучший проект Воронежского театра оперы и балета
Подробно