Свежие новости
Все новости
Пробки



Пять лет спустя: как живут в Воронеже семьи, вынужденно переселившиеся с Украины

17.05.2019, 15:02

Из-за событий, развернувшихся на Украине, в 2014 году Воронеж принял первых беженцев из Луганска и Донецка. Все переселенцы столкнулись тогда с похожими проблемами: нехваткой бытовых вещей и незнанием, как получить временное убежище, а после – и гражданство России. Как живут в Воронеже семьи спустя пять лет после начала вооруженного конфликта на родине – в нашем материале.

Елена Глухова: «Переживаю за маму»

– Подобное в моей жизни уже случалось. Я родилась в Душанбе, и когда мне было 13, там начались военные действия. Из города на Украину мы выезжали на поезде, на крыше которого сидели автоматчики. Людей просто убивали. Из Украины мы уезжали впопыхах: за ночь собрав вещи, в основном детские, прыгнули в машину и двинулись в путь. Где-то позади нас уже рвались снаряды. Хорошо муж – водитель с многолетним стажем, знает на дорогах каждую яму. Никто не ожидал, что такой цветущий город, как Донецк, станут бомбить, – вспоминает Елена Глухова.

Их семья в Воронеже уже четыре года и пока еще – без гражданства. Нельзя взять кредит или ипотеку, нельзя пустить в дело материнский капитал. У Глуховых трое деток, двое школьников – 13 и 10 лет  и детсадовец. Младшему было всего два, когда пришлось покидать Донецк. Лена говорит, что если школьную форму носить аккуратно, то новую – средненькому – можно не покупать. Но сказать, что семья перебивается с хлеба на воду, будет неправильно: муж почти с первого дня пребывания в Воронеже трудоустроен на заводе, Лена же устроилась в детский сад спустя год, потратив время на оформление документов. Мыла полы в детском садике. Теперь, окончив курсы, работает там воспитателем.

– Зарплаты хватает впритык. Мы сознательно пошли по этому пути – пусть денег будет меньше, зато официально. Нам нужно отчитываться о доходах в миграционную службу. Тратиться на баловство и развлечения не приходится, можем себе позволить разве что в день рождения. Дети относятся к этому с пониманием. Иногда необходимыми вещами поможет центр социально-правовой поддержки переселенцев «Искусство жить» (организация возникла в 2014 году, зарегистрирована в 2017-м, имеет благотворительный склад – ред.), иногда добрые люди. Хозяин квартиры нам попался понимающий, всегда идет навстречу, если финансовые трудности возникают, а детям на Новый год приносит елку.

Оформление гражданства у семьи Глуховых в процессе. Мама надеется, что свой первый паспорт старший сын получит в России. 14 лет ему будет совсем скоро. После этого можно будет задуматься по поводу собственного угла и работы получше: на Украине Лена занимала должность начальника отдела в банке, здесь не может вернуться к работе по специальности из-за отсутствия российского паспорта (по закону о банковской тайне).

Еще одна боль Елены – жизнь вдалеке от матери и родного дома:

– Она не хочет к нам переезжать, живет там на одну пенсию, а жизнь сейчас дорогая. Я переживаю за нее. А дом, в котором мы жили, соседи рассказывают, стоит без стекол, крыша и забор покосились.

Евгения Полухина: «Пеня по ипотеке растет»

Полухиных война застала в Константиновке, в тот момент, когда они только-только выплатили кредит по ипотеке и получили квартиру в собственность. Она была угловой, а за окном – железная дорога, где супруги работали. По словам Евгении, когда стало «полыхать и громыхать», содрогались окна. В люльке – малыш, Женя закрывала ее противнем из духовки, и сама старалась спрятаться подальше от стекол, оберегая еще две жизни – свою и еще не родившегося ребенка (Женя была на восьмом месяце). От ужаса бежали, что называется, куда глаза глядят. Увидев сообщение в соцсетях у незнакомцев: «Поможем беженцам из Украины», собрались за четыре дня и уехали в Воронеж.

Полухиных можно назвать везунчиками: гражданство им удалось получить за два года, а всего в Воронеже они почти пять. Но проблем хватает.

– Когда более-менее обустроились, получили гражданство, решили, что хватит оплачивать квартиру, надо купить свою. На Украине ту квартиру продали еще при переезде, получали детские, имеем материнский капитал, у мужа работа неплохая, – рассказывает Евгения. – Но как оформили, у мужа начались проблемы с работой, детские перестали выплачивать – не знаю как, но воронежская регистрация в моем паспорте оказалась недействительной. Сейчас у нас кредит и ипотека, выплаты превышают совместный доход.

Полухины видят только один выход – продать ипотечную квартиру и, расквитавшись с долгами, попробовать подыскать комнатушку, где постараются ужиться уже впятером: в Воронеже у них родились девочка и мальчик.

Анастасия Пономарева: «Свекровь ни разу не видела внуков»

Настя Пономарева чуть больше полугода назад побывала на родине – ездила на похороны к бабушке. Признается, что родной Северодонецк не узнала:

– Военные были на каждом шагу. Из подъезда выходила, и у меня постоянно проверяли документы. Мне было страшно ходить там с русским паспортом, начиналось: «О-о-о, предательница!». Из наших знакомых почти никого не осталось. А цены просто космос, не понимаю, как там выживают те, кто остался.

Сейчас ужасы войны как будто бы в прошлом: Пономаревы два года назад получили гражданство России, оба трудоустроены, имеют постоянное съемное жилье, хотя за четыре года в Воронеже и поменяли девять квартир. Счастливы, несмотря на то, что залезли в долги. Здесь у семьи родилось двое детей, и они решили, что без «руля» никак. Купили. Но попали в ДТП, виновником которого стал пьяный водитель. Теперь выплачивают кредит «за воздух». Взяли другой автомобиль – муж таксует. Настя решила подрабатывать по ночам на помывке вагонов, пока супруг дома укладывает детей спать. Утром меняются: муж уходит на работу, а Настя одного ведет в сад, а с другой сидит.

– Я благодарю Бога, что мы вовремя уехали, и наши дети не видели всего этого. И хотя сейчас Северодонецк оживает – там делают дороги, города благоустраивают, возвращаться не хотим, – говорит Настя. – У меня там остался брат, мы хорошо общаемся, тянули его к нам. Не хочет, потому что он – патриот Луганска. Осталась там жена дяди с детьми. Мы вот ему помогали с оформлением документов совсем недавно. Они развелись на фоне политических разногласий. Тянули сюда родителей мужа – не хотят. Теперь они вообще не участвуют в нашей жизни. Свекровь ни разу в жизни не видели своих внуков. Муж созванивается с ней раз в полгода, с отцом почаще, но мы уже ничего не ждем с их стороны.

С родителями Насти пара поддерживает отношения, они так же переехали из Украины, когда началась война. Про документы Настя говорит, что они заработаны тут кровью и потом, причем буквально – столько этажей оббегали… А мама девушки на пути за российским паспортом, в день, когда его надо было получать, попала в аварию: в УФМС ее привезла «скорая» с открытыми ранами на голове.

Семья Пономаревых оставаться в Воронеже не хочет. В обозримом будущем планируют переезд – уж очень «побил» их Воронеж. Но для начала ребята хотят выплатить кредиты. Еще три года.

Ирина Никора: «Я спасала своих детей»

А вот семья Никора решила переехать в Воронеж из-за здоровья детей. На момент начала войны их было трое (сейчас четверо), и на фоне вооруженных действий у них начались психологические расстройства. Ирина вспоминает историю, когда вместе с детьми на улице попала под бомбежку: им удалось укрыться, но старшая дочка успела увидеть лежащих на остановке погибших жителей Луганска. Ирина признается, что ей от этого воспоминания не по себе до сих пор. Старшей дочке скоро 18, а гражданства пока нет, пришлось ехать на родину за паспортом.

– Я считала себя патриоткой, теперь мне говорят, что я предательница. А я считаю, что я спасала детей, – говорит Ирина. – Я никому не желаю пережить то, что пережила я. Здесь мы и голодали, и плакали, и хотели домой. Было тяжело, но добрых людей очень много. Даже сейчас половина всего, что у нас есть, – это помощь людей. Тот Новый год вообще не с чем было справлять, но подарки детям подарили неравнодушные люди. Даже родителям холодец принесли, и радости не было предела. Есть также «Искусство жить», волонтеры помогли нам очень сильно, без них мы целый год стояли на месте в оформлении документов. У них на благотворительном складе берем игрушки для детей, но мы поиграем и несем обратно – пусть другие поиграют.

В Воронеже семья Никора живет на съемной квартире и платит только за коммуналку, муж Ирины работает на стройке, хотя по специальности учитель – на зарплату педагога большую семью не прокормишь, к тому же сама женщина пока не работает: младшему только год. Родственники или друзья не помогают, на Украине единомышленников почти не осталось, а если и общаются с кем, то многие темы под запретом. Мечтает эта семья о просторном собственном доме:

– Это главная наша проблема. И еще документы на гражданство, которые даются тяжело – и финансово, и морально. Но если сравнивать с тем, что мы уже пережили, то это ерунда. Потому что небо здесь мирное, дома не шатаются, дети здоровы, и мы живем. Хочется просто жить. И чтобы все хорошо было у нас и у наших соотечественников.

Экспертное мнение

Юлия Никифорова, руководитель СО НКО «Центр социально-правовой поддержки переселенцев «Искусство жить»:

– Миграционная сфера остается самой острой проблемой для многих семей, переехавших из Донецка и Луганска. Из-за сложного законодательства соотечественники из Донбасса просто не знают, какой для них наиболее оптимальный путь получения гражданства, какие правовые статусы им нужно получать во время пребывания в России, чтобы не стать нарушителем закона.

Сейчас начинаем работать по новому порядку: 29 апреля вышел президентский указ № 187 об упрощенном порядке получения гражданства. Но необходимо понимать, что не все жители, переехавшие с Донбасса, под него подпадают. И им остается только продолжать заниматься оформлением документов в том же многоступенчатом порядке, кому-то ждать квоты для разрешения на временное пребывание, кому-то комиссии для получения статуса носителя русского языка на пути к получению долгожданного российского паспорта.

Правительство РФ продолжает разрабатывать законопроекты, которые должны сделать дорогу к гражданству более короткой. И мы надеемся, что в ближайшем будущем процедура получения гражданства станет простотой и понятной. Люди, которые связаны с Россией корнями, хотят работать и жить полноценно, а поэтому не должны сталкиваться с бюрократическими препонами.

Что еще из острых проблем? Конечно, регистрация и жилье. Хозяева квартир не готовы идти в миграционную службу и ставить своих съемщиков на учет. Приходится регистрацию покупать. Или покупать свое жилье в отдаленном уголке области за 50-70 тыс. рублей, делать там прописку для всей семьи. Но жилищный вопрос решается в большинстве случаев только после получения гражданства России, и то прежде всего у тех, кто имеет двух и более детей. Это ипотека.

С работой тоже тяжело. Работодатели не хотят обременять себя трудовыми отношениями с иностранными гражданами. Во-первых, процедура приема на работу несколько отличается, работодатели с ней малознакомы, не хотят связываться. Например, при приеме иностранца в течение трех дней надо уведомить ГУ МВД, иначе штраф.

Остаются нерешенными вопросы по медицине. Взрослые, не имея правового статуса, могут хотя бы получить полис дополнительного медицинского страхования и по нему посещать больницу, а детям его не выдают, а значит, за справки и прививки, требуемые в саду и школе, приходится платить.

Круг проблем, в общем-то, остался тем же, что и во времена сильного наплыва переселенцев в регион – в 2014-2016 гг. Что изменилось? Сейчас все-таки большая часть соотечественников урегулировала свой правовой статус либо получила гражданство РФ. Обращений стало меньше, но и поток тех, кто меняет место жительства, сократился. Ответы на многие вопросы, консультационную помощь люди теперь могут получить в нашей группе.

Изменились причины переезда семей. Раньше убегали от войны, теперь – от ее последствий. Экономическая ситуация в ДНР и ЛНР неважная, работы нет, многие предприятия закрылись. Русскоязычное население у себя на родине сталкивается с ущемлением культуры. Под прессингом оказались люди, которые каким-то образом были связаны со службой и работой в органах на территории Украины, ДНР и ЛНР.

Всего за пять лет существования организации мы оказали помощь почти 10 тыс. переселенцев. Сколько человек ждут российских паспортов в настоящее время – информация под семью замками.

*Если вам требуется информационная поддержка, помощь в оформлении гражданства, гуманитарная или иная помощь, вы можете обратиться к волонтерам организации «Искусство жить».

Фото из личного архива героев публикации

Автор: Ирина Лазарева
Смотреть все статьи
Читайте также:
В Воронеже названы отмененные из-за коронавируса массовые мероприятия
Подробно


«Дискуссионная привлекательность»: воронежцы пытаются спасти яблоневые сады от массивной жилой застройки
Экологические активисты Воронежа 12 июня вышли на субботник на территории бывших яблоневых садов агроуниверситета, которая уже давно считается городским лесопарком. После расчистки сада и уборки мусора началась акция по сбору подписей в защиту зеленой зоны от вырубки и массивной жилой застройки. Собранные подписи инициаторы хотят направить президенту.
сегодня, 15:56.