Свежие новости
Пробки



Путешествие по замкнутому кругу: в Камерном театре поселился «плут»

06.11.2017, 08:49

Спектакль приглашенного режиссера Марфы Горвиц «Горестная жизнь плута» – очередной «взнос» в афишу Воронежского Камерного театра. Премьера состоялась на днях и получила теплый зрительский прием; думается и «рядовым» – то бишь последующим – показам этой вещи суждены долгая сценическая жизнь и коммерческий успех.

Без сочувствия

Итак – «Осенний марафон» в сценическом переложении Марфы Горвиц: да-да, та самая знаменитая володинская пьеса, по которой поставлен одноименный фильм, любимый поколениями россиян. Пожалуй, именно его популярность придется выбрать отправной точкой в разговоре о «Плуте» Камерного – слишком уж запоминающимися, сочными и убедительными получились образы героев, которых блестяще играют Олег Басила­швили, Марина Неелова, Евгений Леонов, Наталья Гундарева, Норберт Кухинке…

Ни в коем случае не хочу сказать, что исполнители ролей в спектакле Горвиц априори проигрывают вышеперечисленным мэтрам – это прием запрещенный и, в общем, неграмотный. Перед артистами Камерного просто-напросто иная задача стояла – показать, причем в утрированной форме, внешнюю картинку жизни человека, не решающегося на судьбоносный выбор. И в этом смысле постановку Горвиц можно назвать экспериментальной: если Георгий Данелия, режиссировавший «Осенний марафон», сосредоточился на бесконечных, явно мучительных переживаниях персонажей, то постановщик воронежского спектакля сделала ставку на выразительность, скажем так, внешнего толка. Стилистику выбрала соответствующую – с использованием гротеска, гипербол и прочих художественных средств, нарочито заостренных. Видимо, в силу этого обстоятельства горестной история «плута» ну никак не выглядит. И, честно говоря, сочувствия к героям не вызывает, тогда как запаренного Бузыкина из киношного «Марафона» и его несчастных дам одинаково жалко.

Вечный прыг-скок

Лирическую окраску постановке сообщают разве что стихи Александра Володина, включенные в ткань действа. А в целом впору говорить о клиповом подходе к созданию изобразительного ряда – тому и «закадровые» комментарии (фрагменты текста пьесы), и пластика (вкупе с мимикой) героев в подтверждение. Эдакие веселые картинки получились, вполне себе добротного качества; вариант, безусловно, имеющий право на существование. Да, подобная «трагикомедия» (именно так квалифицирован спектакль), лишенная внутреннего драматического накала, – на любителя. Но, согласимся, данный «диагноз» можно выставить едва ли не любому произведению искусства.

…По центру сцены – большой белый круг, из которого не в силах вырваться горе-муж тире горе-любовник и еще раз тире специалист, квалификацией которого беззастенчиво пользуются другие. В центре круга – маленький Андрюша Бузыкин с заячьми ушками на затылке послушно пляшет «под дудку» детсадовской воспиталки: прыг-скок. И тем же несложным макаром движется по жизни вперед и дальше – к своему человеческому взрослению, которое, увы, описывается тем же «прыг-скоком». Метафора – нехитрая и легко читаемая; ценителям такого «чтива» премьера в Камерном будет, что называется, «в тему».

Оксана МИШИНА

Фото с сайта театра

Справка "Горкома36"

Марфа Горвиц – режиссер, лауреат «Золотой маски» 2011 года («Специальная премия жюри» за спектакль «Бесстрашный барин»). Поставила спектакли в РАМТ, театре «Практика», Театриуме на Серпуховке (все – Москва), театре «Приют комедианта» в Санкт-Петербурге и других; участник многих режиссерских лабораторий.

Прямая речь

«Для меня это история о человеке, который играется в жизнь, о плуте, о художнике, который по природе своей бесконечно инфантилен, – говорит режиссер Марфа Горвиц. – Этот спектакль – про эмоционально незрелых людей, про наше сегодняшнее общество. «Горестная жизнь плута» – приговор времени и сегодняшнему герою: обаятельному, интересному, талантливому, всем нужному – и такому ребенку внутри».

Читайте также:
Финансовая «угадайка»: как воронежцы становятся жертвами словесной путаницы
Подробно