2024-03-02

Почему школьные конфликты становятся все жестче

Почему школьные конфликты становятся все жестче
Шестиклассника воронежской школы №77 госпитализировали после конфликта с одноклассниками. В причинах ЧП теперь разбираются правоохранительные органы. Им же предстоит определить виновных. Выводы пока делать рано, но случившееся в очередной раз показало: проблема взаимоотношений в школьной среде становится все острее.
Неспортивное поведение

Инцидент произошел во время урока физкультуры в 11.00 6 февраля. По предварительной информации, объясняя задание одной группе учащихся, педагог не сразу заметил, что находящиеся вне его поля зрения мальчишки решили выяснить отношения. Заметив, учитель пресек драку и отвел пострадавшего в медпункт. Медсестра оказала первую помощь ребенку и вызвала его маму в школу.

Вечером ребенок пожаловался на недомогание. Родители повезли сына в больницу, где у мальчика заподозрили перелом позвоночника и направили на МРТ. К счастью, первичный диагноз не подтвердился, однако все же врачи диагностировали ушиб позвоночника и растяжение и оставили ребенка в больнице.

Назначена проверка

В управлении образования г. Воронежа оперативно сообщили о проведении внутреннего расследования по факту ЧП. В ходе проверки планируют установить все обстоятельства произошедшего и дать оценку действиям сотрудников учреждения. В результате проверки будут приняты соответствующие меры.

Также проверку после инцидента в школе №77 начали в следственном управлении следственного комитета по региону и в прокуратуре. Информация о случившемся на школьном уроке дошла до главы Следственного комитета России Александра Бастрыкина.

– Выполняется комплекс мероприятий, направленных на установление всех обстоятельств, содержащихся в публикациях. По результатам проверки будет принято процессуальное решение, – подчеркнули в СУ СК РФ.

Кто виноват и что делать

Впрочем, школьные конфликты и драки случались и раньше, но они, пожалуй, не были столь резонансными. Еще свеж в памяти конфликт между подростками у школы в Шилово, когда рослая девочка побила щуплого мальчика на глазах у десятка наблюдателей. Почему подобное происходит, «Горком36» спросил экспертов.

К слову, в конце 2022 года о возможных причинах конфликтов и травли в образовательных организациях рассуждали и сами школьники. Опрос среди них провела тогда компания MAXIMUM Education. 45% опрошенных подростков сказали, что чаще всего с агрессией сталкиваются те их сверстники, которые отличаются от них внешне или физически, а каждый третий учащийся признался, что в школах обижают часто тех, кто не может дать сдачи. Еще 24% ребят были убеждены, что травля может начаться, если кто-то из одноклассников пошел против мнения класса. В 92% случаев, следует из результатов исследования, школьники подвергаются моральным унижениям, а в 8% – толчкам и избиениям. При этом 74% участников опроса считают, что взрослые недостаточно помогают детям при разрешении конфликтных ситуаций. 

– С развитием цифровых технологий уровень информированности населения существенно вырос, именно поэтому тема буллинга и школьных конфликтов на слуху. Благодаря Интернету, о том, что происходит в образовательных учреждениях, мы узнаем моментально. Любая новость может быть донесена до нас в короткие сроки, поэтому и создается ощущение, что школьных конфликтов становится больше, – говорит преподаватель кафедры гражданского права и процесса ВГУ, соучредитель АНО «Центр практической медиации» Айзанат Магомедова. – Хотя школьных конфликтов и в самом деле стало больше, в том числе и потому, что растет уровень осведомленности людей о проблеме, а значит и процент выявления школьных конфликтов растет.

Айзанат Магомедова связывает это с несколькими факторами. Во-первых, школьная среда – изначально конфликтная, потому школа – это закрытая система, в которой одновременно пребывает большое число учеников с разным темпераментом, отношением к жизни. Ученик в школе сталкивается как минимум с тремя задачами: обучение и получение новых знаний в школе; выстраивание коммуникации с учителями; выстраивание коммуникации с другими учениками и социализация среди них.

– Каждый класс на всех этапах обучения (младшая, средняя и старшая школы) – это тоже отдельная система, в которой учатся абсолютно разные дети и адаптация в этой среде может происходить у всех по-разному. Так, в сельских школах, где дети друг друга лучше знают, где больше времени на одного ученика со стороны учителей, ниже информационная нагрузка, школьные конфликты проходят мягче, – поясняет медиатор. – То есть конфликты в школе обусловлены самой средой. И если ребенок не вписывается в сложившуюся систему – к примеру, в классе на перемене принято обсуждать какие-то вопросы, а ученик хочет тратить это время для саморазвития, – то даже это может стать причиной для школьного конфликта со сверстниками.

Вторым фактором, повлиявшим на рост школьных конфликтов, эксперт называет миграционные процессы. Если раньше ребенок ходил в школу рядом с домом и с теми, с кем дружил во дворе, то теперь это не так.

– Сейчас все чаще семьи переезжают в большие города, и дети нередко живут в одном районе, учатся в другом, а внеклассное общение получают на дополнительных занятиях или в Интернете. Площадок для общения стало больше (различные соцсети, приложения), но общение стало другим, оно более поверхностное. Раньше – поругался с кем-то в школе, потом с ним встретился во дворе, и они нашли способ для решения конфликта. А сейчас школьный конфликт не выходит за двери учреждения, а что еще хуже - может протекать скрыто в соцсетях (кибербуллинг), – объясняет Айзанат Магомедова.

Также она убеждена, что долгое время пребывания в соцсетях также влияет на развитие агрессии. Понимание проблем современного поколения привело к созданию в школах служб медиации.

– Они нужны для того, чтобы минимизировать школьные конфликты, хотя, конечно, ситуации эскалации случаются, потому что конфликты свойственны образовательной среде, и, более того, по своей природе конфликты обладают слабой предсказуемостью. Говорить, что в этом виновата школа или родитель, в корне не верно. В этих вопросах всегда очень много нюансов, и очень просто что-то упустить, потому что большие классы, потому что ребенок не поделился с родителями, потому что родители могли не увидеть изменений в поведении (например, ребенок всегда был тихим и закрытым). Все дети могут переживать травлю по-разному. Этот вопрос требует объединения усилий для его решения, но важно работать и на профилактику. И хочу заметить, что классные руководители – очень хорошие медиаторы, переговорщики, ведь никто, как они, не знают так хорошо каждого ребенка в классе. Но, если классный руководитель видит, что ситуация выходит из-под его контроля, ему следует обратиться к школьному психологу или медиатору. Порой школьные конфликты настолько сложные, что разрешить их можно только при совместном взаимодействии и классного руководителя, и медиатора, и школьного психолога, и родителей ребенка. Поэтому и родителям важно выстраивать доверительные отношения с ребенком, и, если они замечают что-то тревожное в его поведении, обсудить это с классным руководителем или проконсультироваться с психологом.

В тему

Мобильная антикризисная бригада работает в Воронеже с 2021 года, ее специалисты оказывают поддержку бесплатно. За три года число обращений к психологам возросло многократно, всего помощь получили более 3 тыс. школьников.

Прием специалисты ведут по двум адресам: Ленинский пр-т, 201, каб. 2 и ул.Кулибина, 4. Записаться на прием можно по номеру тел. 262-80-94 (на Ленинском пр-те) и 262-80-96 (ул. Кулибина).

ЧИТАЙТЕ ЕЩЁ