Свежие новости
Все новости
Пробки



Злоба дня: молочка в Воронеже может подорожать из-за маркировки

17.04.2020, 16:07

Коронавирус  и тут вмешался в планы. Минпромторг предложил продлить эксперимент по маркировке молочной продукции до 31 мая. Эксперимент, в котором приняли  участие очень немногие – всего сотня  предприятий из более чем шести тысяч производителей  должен был завершиться   31 марта, но как-то стало не до того.

А 31 мая – в самый раз, почему-то решили стратеги ведомства. Тогда к осени должна начаться обязательная маркировка, а  с 2021 года можно будет запретить оборот молочной продукции без маркировки.

И вот, увидев, что  финиш эпопеи неизбежен, основатель концерна Молвест, а ныне  воронежский депутат Госдумы и один из руководителей Национального  союза производителей молока   Аркадий Пономарев разразился отчаянным постом в Фейсбуке. Видимо, вся его аргументация, звучавшая не меньше года в отраслевой  прессе и  с трибуны «Союзмолока», результата не дала, и депутат  обратился к  более широкой общественности.

Третья нога, пятое колесо…

Аргументация у депутата, надо сказать, убедительная.

Совсем недавно в отрасли закончилось эпопея с внедрением системы Меркурий. И она  уже реализовала ключевые этапы прослеживаемости  продукта. Не только  контролер  любой покупатель может сделать это с помощью смартфона с программой-определителем Q-кода (я, правда, таких покупателей не встречал). Кроме того, Меркурий интегрирован в универсальную программу «1С: Бухгалтерия».

И маркировка тут – совершенно избыточное, а главное – дорогое удовольствие, утверждают вместе с Пономаревым  участники и эксперты рынка. Переоснащение линий и техническое обслуживание нового оборудования обойдется, например, среднему молокоперерабатывающему предприятию в 330 млн рублей. А траты на цифровой код для каждой единицы продукции сравнимы с вложениями в широкомасштабную модернизацию.

Во что  это выльется

Траты на цифровой код – это  50 копеек за  каждый пакет молока. Совокупные затраты на приобретение, нанесение QR-кода и выбраковку продукции из-за технических сбоев составят 3% от оборота компании. И это без учета инвестиционных затрат на само оборудование. При этом средняя рентабельность пищевых предприятий сохранилась с советских времен  – около 5%. Поэтому за счет собственной прибыли  переработчики не смогут  внедрить  систему и возьмут средства из наших кошельков.

По расчетам Пономарева,  среднему молокозаводу потребуется  более 200 млн рублей на эту затею, всей отрасли –  61 млрд только в первый год. «Сокращение доходности ударит по малому бизнесу. Из-за неподъемных издержек часть предприятий покинет рынок. Но хуже всего, что невольными жертвами нововведения станут российские потребители. Цены на готовую молочную продукцию могут вырасти до 5-10 руб.,  пророчит депутат.  Процесс нанесения кодов многосложный, трудоёмкий, но при этом совсем ненадежный. Риск ошибок из-за технических сбоев довольно высок. Что неминуемо обернется потерями для предприятий. И потерями особенно ощутимыми, если речь идет о маркировке мелкой и скоропортящейся продукции. Погрешность кодификации хотя бы в 2% от оборота компании грозит отбраковкой продукции на 330 млн рублей…»

Хотели как лучше

Правда, Центр развития перспективных технология, оператор системы маркировки, дает цифры затрат на порядок меньшие, но какая разница! Если смысла в такой затее ноль, то любая цифра, умноженная на ноль, даст ноль. И наоборот, торговля числами по 50 копеек за штуку дает почти бесконечную прибыль  и  далеко не вся она пойдет государству.

А я вспоминаю 2008 год, когда молочку  начинали брать в тотальное кольцо контроля путем внедрения регламента – тогда Аркадий Пономарев первым в стране  честно написал на упаковке  продукта с содержанием сухого молока  «Молочный продукт» (это был его личный эксперимент). «Продукт» народ упорно не брал. Зато брали точно такой же продукт у тех производителей, которые  оставили на пакете надпись «Молоко».

А потом фальсификаторы быстро  поняли, что выгоднее врать, подмешивая не сухое молоко, а пальмовое масло. В итоге доля фальсификата не уменьшилась, а качество его ухудшилось. Нет, нет, есть такое понятие – качество фальсификата  с градацией от чистой отравы до продукта, превосходящего оригинал по вкусу и пользе.

Что и требовалось получить

«Меркурий» в принципе должен был бы извести жуликов от молочки. Но знаете… Одновременно с постом Пономарева я прочитал  пресс-релиз Россельхознадзора: петербуржская компания «Виталина» попыталась впарить воронежским военным фальшивое сливочное масло. «Сертификат был получен незаконно, с помощью предоставления в адрес территориального управления Россельхознадзора заявления с поддельной подписью и печатью»,  пояснили в ведомстве.

Что лишний раз доказывает: сколько  барьеров ни городи, наш фальсификатор всегда найдет, как их преодолеть. Зато каждый новый барьер – это возможность заработать  на этикетах, марках и цифрах. То есть сделать деньги из ничего.



Автор: Артём Ушаков
Смотреть все статьи
Читайте также:
Воронежцев пугает одновременное затмение Луны, полнолуние и начало парада планет
Подробно


В Воронежской области инфляция растет самыми быстрыми темпами в ЦФО

В апреле 2020 года годовая инфляция в Воронежской области ускорилась на 3,9%.  В мае – уже на 4,1%, сообщил в очередной сводке Центральный банк России. Это самый высокий показатель в Центральном федеральном округе, констатируют эксперты ЦБ.


03.07.2020 13:40.
Злоба дня: в Воронеже недовольны новым строительным рекордом

«Когда говоришь взрослым: «Я видел красивый дом из розового кирпича, в окнах у него герань, а на крыше голуби», они никак не могут представить себе этот дом. Им надо сказать: «Я видел дом за сто тысяч франков», — и тогда они восклицают: «какая красота!». Иногда, читая сводки и рейтинги, так и хочется процитировать Сент-Экзюпери.


03.07.2020 12:14.

Все материалы автора в рубрике "Экономика"