Свежие новости
Все новости
Пробки



Марина Александрова: «Как и любая женщина, я умею быть стервой!»

14.02.2018, 23:23

В Воронеже в рамках ставшего уже популярным проекта «Сказки с оркестром» выступила заслуженная артистка РФ Марина Александрова. Под музыку Чайковского, Форе, Респиги и Равеля актриса прочитала воронежцам сказку Евгения Шварца «Обыкновенное чудо». «Мне очень нравится читать под оркестр. Возможно, мое музыкальное образование дает о себе знать. В детстве я ведь играла на арфе…» – призналась во время интервью Марина.

Как выяснилось, это не первый подобный проект, в котором Александрова принимает участие. Она вообще, можно сказать, стала первооткрывателем данного проекта, основанного московской филармонией. Много лет назад в концертном зале Чайковского актриса начинала со сказки «Русалочка», а сейчас, по признанию актрисы, ей предлагают третье произведение, но раскрывать подробностей она пока не может.

«Актеры старой гвардии видят глаза друг друга – это дорогого стоит!»

– Вы рассказывали, что в фильме «Северное сияние», где впервые сыграли главную роль, сниматься было сложно. Вокруг все именитые артисты, а вы еще совсем молодая, неопытная…

 «Северное сияние» было моей первой большой работой в кино. Там был прекрасный состав: и актеры, и режиссер, и художник по гриму, и художник по костюмам… Я помню всех участников съемочного процесса. Это как ощущение первой влюбленности. И меня очень аккуратно погружали в этот волшебный кинематографический мир. Очень Александр Викторович Збруев обо мне заботился, деликатно что-то советовал, не напрягая меня. Он очень трепетно относился к моим актерским попыткам и даже термобелье мне приносил, зная, что нам предстоят ночные съемки. Купил себе, а заодно и мне. Чтобы меня где-то расслабить и убрать зажатость, он пел блатные песни. Он вообще прекраснейший партнер. Артисты того поколения совсем другие, они с большим благородством относятся к работе и к партнерам на площадке. Они видят глаза друг друга, а это дорогого стоит! В сегодняшней беготне, в этом бешеном темпоритме многие просто не замечают друг друга.

 Вы сказали, что в последнее время отказываетесь от многих проектов, потому что не находите ничего интересного… То есть поклонники вас в ближайшее время нигде не увидят?

 Ну почему же, есть проекты, которые уже стали моими визитными карточками, те, где я снимаюсь из года в год. Вот сейчас снимаем продолжение детективной саги о легендарном майоре Черкасове. Я там играю лейтенанта милиции, криминалиста Соню Тимофееву. Если вы помните, эту роль я сыграла в таких картинах, как «МосГаз», «Палач», «Паук» и «Шакал». Сейчас в производстве 5-я часть, которая называется «Сатана». Снимает ее режиссер Юрий Мороз, а продюсируют картину Константин Эрнст и Борис Евстигнеев.

По сюжету действие происходит в 1975 году. Уволенный из МУРа майор Черкасов работает участковым и в коллекторе находит труп девушки. Не могу раскрывать всех секретов, но очевидное уголовное преступление неожиданно оборачивается для Черкасова совсем иными гранями. Сценарий очень интересный, с остросюжетными ходами… Такой шпионский детектив, основанный, кстати, на реальных событиях.

 Ваша героиня найдет свое счастье? А то вокруг нее сплошные маньяки…

 В прошлом сезоне меня выдали замуж! Но будет крутой поворот.

«Я очень просила режиссера меня убить!»

 За столько лет вам еще не надоела эта героиня?

 Да я уже просила, чтобы меня убили. Чтобы я каким-то образом вышла из проекта. Но мне обещали очень интересный ход. Да и я привыкла к команде, очень люблю Андрея Смолякова, с которым работаем бок о бок. У нас уже есть свои фирменные шутки, фишки… Они рождаются на съемочной площадке и уже наслоены друг на друга. Кстати, будет еще и продолжение «Екатерины» – третья часть. У нее было 37 лет правления, так что есть о чем рассказать…

 В одном интервью вы рассказывали, что когда посмотрели «Екатерина. Взлет», сказали: «Неужели я могу быть такой стервой?» Зато ваша героиня Соня Тимофеева – примерная девочка. Вам кто ближе?

 В каждой женщине есть и то, и другое. В зависимости от ситуации мы можем быть милыми и прекрасными либо стервами и злыми ведьмами.

 Как вам удается совмещать карьеру и материнство?

 Мне кажется, что дети должны видеть счастливую мать, а моя профессия – одна из неотъемлемых составляющих моего счастья. Я счастлива, что следую своему предназначению. Я кайфую, находясь в этой профессии. Когда дети видят нереализованность родителей, на них это не слишком хорошо сказывается. Дети являются отражением всех комплексов родителей, уныния, неуверенности в себе. Мы им показываем свой пример.

 Ваши родители вас очень любили и были хорошим примером. Как они себя проявляют с внуками?

 Они очень счастливы и проводят с внуками много времени. Когда я на гастролях или куда-то уезжаю, они всегда рядом с детьми. И я бесконечно благодарна им за это, когда дети с ними – я абсолютно за них спокойна.

 Сейчас в повторе идут «МосГаз» и другие серии про Соню. Дети видели?

 Нет, они видели только «Екатерину» – вторую часть. И им очень понравилось. Дочка была еще маленькой, а сын оценил  начал бороться на мечах и шпагах, благородным себя представлять… За этот год, после «Екатерины», я снялась только в одном проекте, который сейчас выйдет на ТНТ. Очень неожиданном и смешном, и опять с прекраснейшей командой. Картина называется «Домашний арест» и повествует о том, как мэр небольшого российского города оказывается под домашним арестом в старой коммунальной квартире и пытается вернуть власть, деньги и свое «честное» имя. Снимал фильм Петя Буслов – режиссер, снимавший «Бумера», «Высоцкого». Сценарист  Семен Слепаков, так что будет смешно. Роль там для меня совсем неожиданная. Но мне после Екатерины как раз хотелось поменять жанр, аудиторию, потому что все-таки канал «Россия» и канал ТНТ смотрят разные люди. И, надеюсь, мне это удалось.

 В "МосГазе" вы все время бегаете по морозу без шапки. Тяжело вообще сниматься в таких экстремальных условиях?

 Нас грели, оберегали, у нас специальный вагончик был... Там все было не так страшно. Но бывают действительно экстремальные съемки. К примеру, мы с Мишей Ефремовым снимались, когда в Москве горели торфяники. Был жуткий дым, никому не разрешалось выходить на улицу, а мы снимались. Вся съемочная группа была в противогазах и марлевых повязках, а мы с Мишей Ефремовым, задыхаясь, играли любовь. Было много разных случаев. Однажды я играла в минус 40 в Ханты-Мансийске, и мне постоянно нужно было говорить на вдохе  чтобы не было пара из рта. Потому что снимали сцену в доме, и там было так же холодно, как и на улице.

«Гоголевскую Панночку я бы точно играть не стала»

 Вы проснулись знаменитой после «Азазеля»?

 Даже не знаю. До сих пор, когда меня узнают, мне хочется обернуться и сказать: «Это вы кому?» Сейчас, конечно, мое имя больше связывают с «Екатериной»… Я понимаю, что это моя визитная карточка, что это очень важный для меня проект. Я очень люблю эту роль и с удовольствием буду сниматься в продолжении. Считаю, что мне просто посчастливилось воплотить на экране образ такой неоднозначной, великой женщины. Образ, где есть и мужское, и женское…

 Если бы вам сказали, что нужно набрать для роли 20 килограммов, вы бы на это пошли?

 Я поправлялась на 10 килограммов, когда играла Екатерину. Но сейчас продюсеры и этого не требуют. Говорят, что образ уже настолько любим и узнаваем, что внешняя характеристика не важна.

 Для вас есть табу в профессии?

 Мне кажется, что-то дьявольское я точно играть не буду. Ту же пресловутую Панночку я бы играть не стала.

 А есть роль, до которой вы, по вашему мнению, еще не доросли, которую пока в силу каких-то обстоятельств не можете сыграть?

 У меня нет ощущения, что я могу сыграть все, но есть ощущение, что могу вырасти, научиться… Мне много чего еще хочется сыграть. Хотя порой смотришь какие-то талантливые работы, и невольно проскакивает мысль: «Я так не смогу!» Вот Юля Пересильд, к примеру, потрясающе сыграла и в «Варшавской мелодии», и в «Битве за Севастополь». Для меня это другой уровень, и после таких картин понимаешь, что тебе еще есть чему учиться.

 Вы с Юлей, если я не ошибаюсь, дружите? Кого еще вы могли бы назвать друзьями среди своих коллег?

 Мы еще с Лизой Боярской дружим. У нас такой тройственный союз! И я все время их подбиваю на то, что нам нужно замутить что-нибудь совместное. Говорю: «Представляете, как круто это будет!» Мы же друг друга хорошо знаем, знаем о каких-то нюансах и можем их учитывать.

«С любой внешностью можно добиться успеха!»

 Вы не раз говорили, что не любите вопросы про косметические средства и прочие женские «прибамбасы». Вы этим всем не пользуетесь?

 Мне просто не интересно об этом говорить. Но, как любая женщина, я, конечно, чем-то пользуюсь. У меня даже есть советчики – моя близкая подруга  косметолог. Но говорить об этом и давать советы бессмысленно, потому что это все настолько индивидуально... Каждой женщине подходит что-то свое, нужно просто прислушиваться к своему организму.

 Игорь Костолевский жаловался нам, что ему красота всегда мешала, потому что он не понимал, выбирают его на роль за внешние данные или за талант. Коллеги часто за спиной шушукались, что ту или иную роль он получил за красивые глаза. Вам приходилось сталкиваться с чем-то подобным?

 Знаете  сколько людей, столько и мнений. Подобные вещи могут меня в какой-то степени обижать, но я никогда не буду выяснять отношения по этому поводу. А что касается внешности, мне кажется, что Бог нас всех одарил той или иной красотой. И если я нравлюсь людям, то это скорее дар… Разрез глаз у меня папин, а цвет мамин  взяла все лучшее от своих родителей. Я никогда не считала, что я суперкрасивая, но понимала, что привлекательность во мне есть. Это, наверное, просто уверенность в себе, которая закладывается в детстве родителями. Когда мы искренне любим детей, они вырастают уверенными в себе и с любой внешностью добиваются успеха. 

Автор: Марина Хоружая
Смотреть все статьи
Читайте также:
Должник – находка для банкира, или Как воронежцы играют в карты с незнакомцами
Подробно
Фотограф: