2024-07-25

Хранители мужества: ветераны-десантники открыли в Воронеже уникальный музей

Эти люди для воронежского сообщества не назойливы, о себе особо не заявляют и на свой праздник в фонтанах не купаются.

Эти люди для воронежского сообщества не назойливы, о себе особо не заявляют и на свой праздник в фонтанах не купаются. За плечами у них – несколько войн, ранений и опыт настоящего мужества. Они собрали этот опыт, всю свою память в вещах, фотографиях, письмах и без громких презентаций создали общественный «Музей войны в Афганистане 1979-1989 гг.». Сначала – просто для себя.

Три живых экспоната

– Да, создавали для себя. У всех нас дома есть какая-то память о наших войнах. Все эти экспонаты раньше хранились по гаражам и сараям. И мы решили собрать их в одном месте. А потом поняли, что это надо показывать всем остальным, – рассказывает начальник отдела по организации взаимодействия с общественными организациями городского управления по работе с административными органами и структурами гражданского общества Геннадий Митин.

Музей создан на базе областного центра социальной реабилитации ветеранов и инвалидов боевых действий «Побратим». Три его главных хранителя и, как они сами шутят, «три живых экспоната» – это генеральный директор центра реабилитации, кавалер ордена Красного Знамени Олег Шейко, председатель Воронежской региональной Общероссийской общественной организации инвалидов войны в Афганистане и военной травмы – «Инвалиды войны», кавалер ордена Красной Звезды Николай Прий­менко и член Правления организации, кавалер трех орденов Мужества и двух медалей «За отвагу» Геннадий Митин.

В Афганистане Геннадий был совсем молодым разведчиком срочной службы. Николай служил командиром разведвзвода отдельной разведроты 103-й воздушно-десантной дивизии. Олег попал в Афганистан по линии спецназа ГРУ ГШ МО СССР. У Прийменко и Шейко тяжелые ранения позвоночника. И, улыбается Олег, – «две ноги на двоих».

Боевой опыт и вешенки

Этот музей войны в Афганистане еще можно называть музеем воронежского десанта. Он открылся в начале 2013 года, когда воронежских «Инвалидов войны» возглавил Николай Прийменко после скоропостижной смерти легендарного советского и российского спецназовца Владимира Бабушкина.

В сам музей «на задворках» проспекта Революции за 2-й городской больницей стали приходить посетители – учителя, военные историки, врачи, дети. Когда «Инвалиды войны» выиграли областной грант, то вместе с экспозицией начали выезжать по школам Воронежа и области.

– Этими экскурсиями и выездными занятиями по школам мы стали заменять ребятам уроки НВП. Делиться своим боевым опытом. Даже – как молниеносно и правильно обращаться с гранатой. Кстати, уже появилось решение Генштаба ВС РФ о возвращении дисциплины НВП в школьный образовательный процесс. И я убежден, что патриотическим воспитанием в школах должны заниматься именно военные профессионалы, а в армию приходить – уже подготовленные ребята, – говорит Олег.

– Как-то мы выехали с музеем в школы Кантемировского района. Я стал объяснять старшеклассникам, как во время ранения могут вывалиться внутренности брюшной полости, и как самому, пока ты в сознании, а медика поблизости нет, правильно уложить их назад. Смотрю – бах, один парень упал в обморок. Теперь таких ошибок не повторяем, уже знаем, с какой аудиторией на каком уровне «экстрима» работать, – рассказывает Геннадий.

Однажды десантники-ветераны обнаружили, что бывшие тиры при бывших же кабинетах НВП буквально пошли в расход на всякие хознужды. В них даже стали выращивать вешенки на продажу, сознательно разводили сырость.

Одно такое запущенное помещение – в 13-й школе – «Инвалиды войны» все-таки отстояли. Забрали в безвозмездное пользование и начали восстанавливать тир. Полностью отремонтировали, провели первые соревнования по стрельбе и были готовы вернуть его школе со всем оборудованием для продолжения традиции. Но школьная администрация пока инициативу не поддержала.

Уважать противника

В музее есть и одежда противников, с которыми с 1979 по 1989 годы воевали советские воины-интернационалисты.

десантник Губанов

– Вот праздничная национальная одежда пуштуна. Они нам сами привезли ее для музея. И наши ветераны к своим бывшим противникам теперь ездят в гости. Они нам говорят: «Возвращайтесь. Да, вы воевали против нас, но достойно. А американцы – шакалы». Уважение противника – это дорогого стоит. Но у десантника, отслужившего в самом пекле, часто кроме войны в душе ничего не остается. В таком состоянии он приходит на гражданку и чувствует себя здесь лишним. Это накладывает отпечаток на всю его жизнь. Я брал на работу двух таких ребят после Чечни – с обостренным чувством справедливости, совсем надломленных. Видел, что здесь им приходится гораздо сложнее, чем на войне. До сих пор у нас в стране нет социального института, который бы адаптировал и реабилитировал таких ребят к мирной жизни, – объясняет Николай.

Там, где не смогут другие

Сам День ВДВ ветераны-интернационалисты называют данью уважения Воздушно-десантным войскам России, которые родились в Воронеже в 1930 году.

– Это войска риска и отваги. Их бросают первыми в самое пекло для уничтожения противника, где не смогут действовать другие. У десантников в армии свой кураж. Например, при отжимании от пола у нас принято говорить: «И еще плюс десять за ВДВ!» То есть что бы ты ни делал – должен делать лучше и больше остальных. Сейчас много тех, кто не служил, но на День ВДВ выходят на улицы в берете и тельняшке, купаются в фонтанах, напиваются до потери сознания. И вот это уже не наш кураж, не десантура. Мы их называем «сочувствующие», – поясняет Олег.

А еще в музее хранятся уникальные картины на военную тематику, написанные разными художниками и напечатанные в мини-типографии организации «Инвалиды войны». Там же печатаются книги. Одна из них – в высоком типографском исполнении – уникальное научное исследование о Великой Отечественной войне ректора ВГПУ Сергея Филоненко. В типографии по областной программе трудоустройства инвалидов-колясочников работают ветераны боевых действий. Но вот уже больше двух лет типография в убытке, заказы сюда не приносят, и заработков у бывших бойцов почти нет. Эти люди кое-что понимают в войне, в молниеносном реагировании между жизнью и смертью, в подлинной, а не декларативной преданности Родине. Но вот в бизнесе понимают мало. И были бы рады, если б кто-то помог его наладить, находить заказы.

А в сам музей стоит зайти каждому. Иногда очень полезно быть выбитым из пропагандистских клише о мужестве и патриотизме и увидеть, услышать, что это значит на самом деле.

– К нам можно прийти в любое время, только сначала позвонить, чтобы мы организовали экскурсию, – говорит Николай Прийменко.

Телефоны «Инвалидов вой­ны» – 255-83-51, 8-906-675-45-95.

Ольга Бренер
Фото автора и Сергея Губанова