Каменные гости: как памятники «путешествовали» по Воронежу

06.07.2017, 13:35
Все меняется в изменчивом мире, а вот считается, что с каменным или там бронзовым изваянием ничего радикального случиться не может, «он же памятник!».

Но нет, судьба памятников в России, особенно в советское и постсоветское время, – вещь очень переменчивая.

Переменчивая больше, чем судьба, например, названий (городов, улиц, поселков). Сносили, разрушали в угоду идеологическим установкам и приоритетам. Передвигали по прихоти очередных реноваторов городского пространства.

В сравнении с другими городами Воронеж выглядит даже стабильнее. Часть памятников разрушена вой­ной, т. е. объективным путем, а не в результате изменения государственной идеологии. (За исключением «свергнутого» в 1930-е бюста Петра над входом в СХИ и в одну ночь исчезнувших памятников Сталину в 1950-е.)

Тем не менее на небольшом, в сравнении с другими городами-миллионниками, участке исторического центра Воронежа все постоянно меняется, строится, реконструируется.

До 1917 года в Воронеже было три памятника: один императору-кораблестроителю, а два – местным поэтам. В 1928 году добавился «Жертвам белого террора», в 1940-м – Ленину. Сейчас в Воронеже много памятников – оригинальных, необычных, уникальных даже в мировом масштабе.

Самым старинным пришлось «подвигаться». А на днях снова пришел в движение Кольцов образца 1976 года, о чем «Горком36» уже писал.

Два Петра

Монумент в Петровском сквере стал первым памятником в Воронеже и первым памятником Петру I в провинции.

памятники берег 3.jpg

Хлопотали воронежцы о его появлении почти 30 лет. На инициативу губернатора Дмитрия Бегичева в 1832 г. (тогда в России было только два памятника Петру I – оба в Санкт-Петербурге и оба «конные») Николай I ответил «не против», но деньги воронежцы должны собрать сами. При этом государь профинансировал памятник Петру в Кронштадте.

В конце 1850-х Александр II Освободитель дал 2,5 тыс. руб. серебром и активно участвовал в проектировании памятника. Дополнительную сумму пожертвовали воронежцы.

Одобренный «свыше» проект: Петр стоит в мундире своего времени, одной рукой опирается на якорь, олицетворяющий родину военно-морского флота, а второй указывает на Азов. Александр II требовал исторической точности всех деталей памятника. Например, в своих замечаниях просил скульптора обратить внимание на достоверность обуви на Петре. Столичный скульптор Антон Шварц, опасаясь ошибиться, вылепил лицо бронзового Петра с посмертной маски государя.

Планировалось установить Петра на одном из высоких холмов над рекой, чтобы оттуда Петр I указывал на взятый им Азов, т. е. на юг. Затем изменили место установки на правительственный квартал, возле дома губернатора и других казенных зданий. Прикинув, поняли, что если поставить Петра указующим на Азов, то памятник будет стоять боком к главной улице. Так Петр стал взирать на Большую Дворянскую.

Указующая десница

«Куда указывает Петр?» – этот вопрос волновал воронежцев второй половины XIX века. Одна городская легенда приписала известному писателю Гиляровскому шутливые строки:
Смотрите, русское дворянство,
Петр Первый и по смерти строг –
Глядит на интендантство,
А пальцем кажет на острог.

В здании интендантства сейчас располагается музей Крамского. А тогда скандал с проворовавшимися интендантами пришелся на время посещения Гиляровским Воронежа, «острог» – тюрьма на Заставе. Эти строки мог сочинить и местный «острослов». Но не желая ссориться с властями, предпочел остаться «в тени» «общероссийского шутника» Гиляровского.

Сейчас все уже привыкли, что Петр запечатлен с поднятой правой указующей рукой – без конкретики.

Устоял и вернулся

После 1917 года все скульптуры царям начали «падать» по всей стране. В Воронеже тоже начали публиковать «письма рабочих» с требованием убрать символ самодержавия. В руководстве города нашлись люди, понимавшие, что бронзовая фигура – скорее символ города, чем царизма. Ограничились тем, что надпись на постаменте сократили до скромной «Петр».

Великую Отечественную вой­ну бронзовый Петр пережить не смог: его увезли в Германию для переплавки. В 1950-х годах постановлением Совета министров РСФСР одобрено восстановление памятника, и это был единственный за всю историю документ советского правительства об установке памятника императору. Советский скульптор Николай Гаврилов воссоздавал памятник максимально близким к оригиналу. Единственное изменение – лицо сделал моложе, ближе к истине: ведь Петр в юности начал строить флот в Воронеже. Вернувшийся на уцелевший постамент Петр стал для воронежцев одним из знаков того, что город оправился от войны.

Три Ленина

Малоизвестный факт, что памятников Ленину на главной площади сменилось три. Первый появился на площади 20-летия Октября в 1940 г. Отлитую в Ленинграде многотонную фигуру авторства известного скульптора Николая Томского везли в Воронеж на специальной железнодорожной платформе. Постамент из черного камня был примерно такой же высоты, что и статуя. Памятник Ленину был установлен как бы в начале площади, ориентируясь на край правой части фасада несохранившегося здания обкома ВКП(б) (сейчас на этом месте Никитинская библиотека). У этого монумента трагическая история. 75 лет назад, летом 1942 года, в захваченном Воронеже немцы приспособили правую руку Ленина под виселицу, затем свалили его с постамента и увезли вроде бы на переплавку в Германию.

Чтобы главная площадь не пустовала, весной 1943 года на сохранившийся постамент поставили бетонную фигуру от архитектора Сергея Меркулова, также известного столичного творца изваяний «вождей». На открытках и фотографиях Воронежа начала 1950-х как будто другой город – «другой» Ленин без вытянутой правой руки и фанерные щиты наподобие стен московского Кремля, прикрывающие строительные работы с трех сторон площади.

В 1950 году скульптор Томский создал копию «прежней» довоенной фигуры вождя. Но на этом новации не закончились. В 1967 году Ленину заменили постамент на более высокий и передвинули почти в центр площади.

памятники берег 1 (2).jpg

«Главный» Кольцов

Памятник Кольцову в сквере его имени – памятник № 2 по времени появления в городе.

Изначально главная площадь в Воронеже предназначалась для конного торга. «Пахучий» рынок по мере расширения границ города перенесли за современную Кольцовскую улицу, а Староконную площадь начали осваивать под другое. Во второй половине 1820-х построили Московскую полицейскую часть с пожарной каланчой.

Кольцовский сквер.jpeg

Плац перед ней преобразовали в благоустроенный сквер в 1868 году, когда здесь открыли памятник поэту Алексею Кольцову. В конце XIX века какое-то время была традиция – летом вокруг памятников Петру и Кольцову устанавливать пальмы в кадках (см. фото Петра). Кстати, на открытие памятника Кольцову приезжал дипломатический представитель США в Российской империи консул Е.Скайлер.

Сбор средств «по подписке» (подписным листам) организовали по инициативе сестры поэта и газеты «Губернские ведомости».

Первоначально сам сквер был организован вокруг памятника поэту, который смотрел на Большую Московскую улицу (Плехановскую) (см. фото Кольцовского сквера начала XX века).

В 1940 при советском строительстве гостиницы «Воронеж» (сейчас – офисное здание с башней и городскими часами на площади Ленина) Кольцова отодвинули на десяток метров от здания вглубь сквера и почему-то развернули на 180 градусов, затылком к центральной улице. В 1942 году оккупанты в Кольцовском сквере устроили кладбище пехотной дивизии, Кольцова не тронули, так и простоял он в окружении могильных крестов до освобождения города в январе 1943-го. Так что «главный» Кольцов – не «идентичный натуральному», как Ленин и Петр, а первоначальный.

Основатель «Гайд-парка» по-воронежски

Третий по времени появления памятник в Воронеже – поэту Никитину. В сборе средств для установки памятника участвовали и воронежцы, и жители всей России. Его устанавливали уже в эру фотографии – на фото церемонии открытия памятника И. С. Никитину в 1911 году поражает количество присутствующих людей.

памятники берег 4.jpg

И дальше именно Никитин стал магнитом, притягивающим на площадь своего имени большое скопление народа во время волнений, торжеств и гуляний. Бурлила здесь митинговая стихия в дни Февральской революции 1917-го, в том же году здесь прошла первомайская демонстрация и пр. В репортаже газеты «Воронежский телеграф» о присяге гарнизона города Временному правительству 15 марта 1917 года есть намек на обоснование причин такого притяжения: «Центром ознаменования праздника революции был памятник И. С. Никитину. Статуя поэта с печально поникшей головой и с тяжкой думой о нуждах и скорбях многострадального русского народа...»

И сейчас памятник Никитину – главное место проведения публичных мероприятий (митингов, пикетов и др.).

С места на место и обратно

В 1930-х при появлении здесь первого светофора для «расчистки» проезжей части памятник Никитину передвинули в Кольцовский сквер. Там он 40 лет сидел почему-то спиной к другому поэту и счастливым семьям воронежцев с детворой, отдыхающим у фонтана. Зато у его ног сооружали роскошную клумбу. В 1935 году выложили цветами орден Ленина, которым была награждена область. Затем каждый день (!) летом выкладывали цветами год, число и месяц.

В войну счастливо уцелел. Есть даже несколько краеведческих легенд на тему «Почему оккупанты бронзового Никитина не тронули». В Германии всегда любили памятники и делали их не только из бронзы и бетона, но и из дерева. Деревянные было принято красить в зеленый цвет, под состаренную бронзу. Воронежского же Никитина к какому-то празднику перед войной покрасили зеленой масляной краской вместо чистки окислившихся пятен на бронзе.

Другая байка. Немец – представитель трофейной команды – осматривал памятник Никитину, рядом с последним сидел старый еврей, известная в Воронеже личность, то ли фотограф, то ли парикмахер. Немец обратился к переводчику с вопросом «Васт ист дас?», имея в виду Никитина.

Переводчик же, из местных, думая, что вопрос про еврея, назвал его фамилию: «Дас ист Фихтебаум!», чем и решил судьбу памятника.

«Фихтебаум» на немецком означает «хвойное дерево». Покрашенный зеленым деревянный памятник, решил немец.

В 1973 году памятник Никитину вернули на законное место.

«Невезучий» дублер Кольцов

Самый тяжелый и массивный памятник Воронежа – памятник Кольцову образца 1976 года на Советской площади. Согласно первоначальному замыслу его поставили почти на кромке холма на возвышении, когда рядом строили новое здание драмтеатра его имени. Сама фигура словно нависала над холмом. Есть фото тех лет – тогда даже пшеницу посадили вокруг памятника, чтобы усилить ассоциацию с его поэзией.

Кольцов.jpegВ 1997 году Кольцова задвинули вглубь сквера. Якобы ближе к входу в драмтеатр и якобы воронежцам не нравилось. Я думаю, здесь учитывалось негласное мнение православной епархии – убрать массивный памятник от входа в Покровский храм.

А задумка первоначальная хорошая была. Но нет, не приживаются пока на подлинно исторических воронежских холмах памятники, начиная с Петра. А могли бы смотреться живописно, быть видны из разных мест, включая левый берег, стать визитной карточкой города.

Конечно, и про этот памятник появилась городская легенда – «Шинель Дзержинского». Якобы скульптура изначально изготавливалась для Дзержинского или другого политика. Когда же поступил заказ на памятник Кольцову, скульптор Бондаренко «приставил» к заготовке голову поэта. На самом деле типичная для советской монументальной скульптуры фигура Кольцова выполнена из массивных блоков гранита, которые держатся под собственной тяжестью. Отсюда и подобие длинного пальто, шинели – чтобы тяжелые блоки были устойчивы.

«Отсидевший» Бунин

Наверняка все помнят знаменитый диалог из культового советского фильма «Джентльмены удачи»:

– Может, памятник там? 

– Памятник был.

– Чей?

– А я знаю? Мужик какой-то…

– С бородой? C бакенбардами?

– Да не помню я… О! В пиджаке!

– Сидячий?

– Чего?

– Сидит? Ну мужик этот?

– Во деревня! Кто ж его посадит? Он же памятник! Карту купи, лапоть!

А ведь мало кому известно, что памятник Бунину в свое время был «посажен». При поддержке сообщества «Воронеж. Пешком» я провожу «походы-беседы с историком» для всех желающих. Стоим как-то у памятника Бунину. Вдруг подходит мужчина и говорит: «А вы знаете, что Бунин сидел?» Естественно, народ потребовал разъяснений! И наш случайный гость рассказал о том, чему был свидетелем. В середине 1990-х бронзового Бунина уже привезли из Москвы, но доделывали постамент. Пока памятник не установили в сквере, его хранили во внутреннем дворе воронежской тюрьмы на Заставе. Таким образом, примерно 3 месяца Бунин «отсидел».

Владимир РАЗМУСТОВ, историк, политолог

Читайте также:
График отключения в Воронеже в мае горячей воды существенно дополнен (СПИСОК ДОМОВ)
Подробно


Их должен знать каждый
В годы Великой Отечественной войны Юрий Максимович ковал Победу на Липецком тракторном заводе.
08.05.2019 12:42.