Пробки



Какие уроки преподнесла Чернобыльская катастрофа

25.04.2016, 23:04
Со дня трагедии на Чернобыльской АЭС прошло тридцать лет. Подумать страшно, что бы могло еще случиться, если бы не нашлись тогда люди, которые усмирили стихию. А потом и справились с ее последствиями. О своем здоровье они тогда думали в самую последнюю очередь. Им казалось важнее позаботиться о жизнях тех, кто находился вне зоны отчуждения.


Без цвета, без запаха


Это была обычная повестка из военкомата об обязательной срочной явке. Адресат – Вячеслав Нечаев – к тому времени был уже женатым 31-летний мужчиной, воспитывавшим сына. На дворе стоял 1987 год.

– Поначалу мы все думали, – вспоминает сегодня Вячеслав Александрович, – что попали на так называемую переподготовку. Все мужчины, служившие в армии, раз в год или раз в полгода проходили переподготовку в военном деле. Поняли мы все только по прибытии в Ленинский военкомат. Там нас провели в подвал, закрыли, а потом предложили дать расписку о «добровольной» командировке в Чернобыле.

Ну, и последовала сама поездка – через Курск, Белую Церковь. И она была, как убеждает меня мой собеседник, по большей части все-таки добровольной. Никто особо не возмущался. Все понимали: с последствиями трагедии все равно нужно что-то и кому-то делать. Плохо понимали серьезность этих последствий для своего здоровья. Кстати, у всех вне зоны отчуждения остались семьи.

Страха новички практически не ощущали, а вот желание помочь стране и некое любопытство – были.

Чернобыльская земля встретила ликвидаторов жуткими пейзажами: мертвыми птицами на дорогах и «красным лесом». Это был сосновый бор, но вот деревья в нем росли яркого рыжего или алого цвета. Птиц, как вспоминает Вячеслав Александрович, приходилось собирать каждый день. В перерывах между работой созерцали тот же «красный лес», ловили крупную рыбу, находили гигантских размеров грибы в бору, в садах – килограммовые яблоки. Конечно же, в пищу ничего из этого не употребляли. А вот запечатлеть «диковинки» хотелось. Однако у Вячеслава Александровича получилась лишь одна фотография из Чернобыля. Все остальные снимки выходили засвеченными, фотоаппараты ломались... Год, прошедший после аварии, в сущности, мало что изменил.

– Человек так устроен, что привыкает ко всем ужасам – злу, смерти, – рассуждает Вячеслав Александрович, – эмоции скоро утихают. А об опасностях особо не думали. Страшно ведь тогда, когда видишь или чувствуешь. А там – не было боли, цвета, запаха… Это потом мы узнали, как рисковали и сколько оставили там здоровья. Может, и лучше было, что не знали – мы же столько бед там предотвратили...

– Моя должность называлась химик-дегазатор, – рассказал ликвидатор. – Занимались дезинфекцией одной из самых опасных территорий, собирали осколки графита, которые – даже размером со спичечную головку – были опасны: наступив на него, человек мог угодить в специализированную клинику – доживать…

А еще в Чернобыле процветало мародерство. Не ленились предприимчивые граждане, ехали в зону отчуждения за «трофеями»: машинами–«копейками», бытовой техникой, драгоценностями и даже одеждой. Затем набранное «добро» продавали. С любителями поживиться ликвидаторы и милиционеры расправлялись жестко – нечего наживаться на чужой беде.


После бала


Очень долго у многих чернобыльцев не было льгот и привилегий. Им надо было еще доказать свое присутствие в зоне отчуждения во время ликвидации. Никаких документов им на руки не выдавали, все сведения хранились в военных архивах Подольска, а запросить их оттуда было проблематично.

Помогло заступничество знаменитостей – Аллы Пугачевой, Иосифа Кобзона. Они в свое время выезжали в зону отчуждения и давали концерты для ликвидаторов.

Нашему герою для получения льгот за участие в ликвидации последствий пришлось судиться пять лет – вплоть до Страсбургского суда. Так что помимо ордена Мужества, благодарности от патриарха Алексия II, всевозможных грамот и знаков отличия, в личном архиве семьи Нечаевых хранится еще и пухлая папка документов судебных тяжб. Оставили ее на память: дочь хочет стать юристом – вдруг интересно будет?

Сейчас Вячеслав Александрович руководит патриотическим клубом в одной из гимназий города. Очень любит свою работу. Уверен в том, что, прежде всего, нужно помнить уроки истории, знать свое прошлое, уважать старость. Он считает это самым важным.

– Если я хоть одного маленького человека уберегу от наркотиков и пьянства, воспитаю в нем доброе отношение к пожилым людям, почитание старших, то сочту, что я сделал на этой земле очень много, – говорит Вячеслав Александрович.
Автор: Ирина Костенко
Смотреть все статьи
Читайте также:
Как воронежцы лишаются денег вместо получения их за аренду
Подробно


Воронежцы сегодня почтят память своих святых земляков

17 сентября в Воронежской области празднуется Собор Воронежских святых. Это церковное торжество, посвященное святым, жизнь которых так или иначе была связана с Воронежской землей.

Всего в Соборе Воронежских святых более 80 имен, как почитаемых на всей территории Русской православной церкви, так и местночтимые, то есть поминаемые за церковными службами только в храмах
Воронежской митрополии.

Возглавляет список Собора святитель Митрофаний, первый епископ Воронежский. Именно в дату второго обретения его мощей установлено празднование святых Воронежской епархии. Под вторым обретением мощей воронежского Первосвятителя принято понимать перенесение его мощей в Покровский кафедральный собор для свободного поклонения верующими. Случилось это на закате советской эпохи, в 1989 году.  А впервые Собор Воронежских святых отпраздновали в 2002 году. Теперь мощи святителя Митрофания, как и часть мощей святителя Тихона и мощи священномученика Петра находятся в Благовещенском кафедральном соборе города Воронежа.

Комиссия по канонизации Воронежской митрополии ведет работу по подготовке материалов для прославления местных подвижников благочестия.  В 2016 году был прославлен святитель Серафим (Соболев), архиепископ Богучарский. Готовятся документы для канонизации воронежской старицы Феоктисты (Шульгиной), терновского старца Спиридона Сухинина, белогорской подвижницы Марии (Шерстюковой).

Историко-архивная комиссия Воронежской митрополии трудится в Российском государственном архиве социально-политической истории над сбором сведений о репрессированных за веру в 20-30-х годах XX века в Воронежской области. Благодаря их трудам в Воронежской епархии были прославлены десять Воронежских новомучеников, которых расстреляли  в августе 1930 года в окрестностях Воронежа. Они также вошли в собор Воронежских святых.

вчера, 11:26.
На «Атаку мертвецов» в Воронеже реконструкторы не пожалели снарядов
Самым зрелищным событием литературно-исторического фестиваля «Русское лето», проходившем в Центральном парке культуры и отдыха, стала реконструкция эпизода обороны крепости Осовец, представленная военно-историческим клубом «Орловская пехота».
16.09.2019 15:26.