Свежие новости
Все новости
Пробки



Какие уроки преподнесла Чернобыльская катастрофа

25.04.2016, 23:04
Со дня трагедии на Чернобыльской АЭС прошло тридцать лет. Подумать страшно, что бы могло еще случиться, если бы не нашлись тогда люди, которые усмирили стихию. А потом и справились с ее последствиями. О своем здоровье они тогда думали в самую последнюю очередь. Им казалось важнее позаботиться о жизнях тех, кто находился вне зоны отчуждения.


Без цвета, без запаха


Это была обычная повестка из военкомата об обязательной срочной явке. Адресат – Вячеслав Нечаев – к тому времени был уже женатым 31-летний мужчиной, воспитывавшим сына. На дворе стоял 1987 год.

– Поначалу мы все думали, – вспоминает сегодня Вячеслав Александрович, – что попали на так называемую переподготовку. Все мужчины, служившие в армии, раз в год или раз в полгода проходили переподготовку в военном деле. Поняли мы все только по прибытии в Ленинский военкомат. Там нас провели в подвал, закрыли, а потом предложили дать расписку о «добровольной» командировке в Чернобыле.

Ну, и последовала сама поездка – через Курск, Белую Церковь. И она была, как убеждает меня мой собеседник, по большей части все-таки добровольной. Никто особо не возмущался. Все понимали: с последствиями трагедии все равно нужно что-то и кому-то делать. Плохо понимали серьезность этих последствий для своего здоровья. Кстати, у всех вне зоны отчуждения остались семьи.

Страха новички практически не ощущали, а вот желание помочь стране и некое любопытство – были.

Чернобыльская земля встретила ликвидаторов жуткими пейзажами: мертвыми птицами на дорогах и «красным лесом». Это был сосновый бор, но вот деревья в нем росли яркого рыжего или алого цвета. Птиц, как вспоминает Вячеслав Александрович, приходилось собирать каждый день. В перерывах между работой созерцали тот же «красный лес», ловили крупную рыбу, находили гигантских размеров грибы в бору, в садах – килограммовые яблоки. Конечно же, в пищу ничего из этого не употребляли. А вот запечатлеть «диковинки» хотелось. Однако у Вячеслава Александровича получилась лишь одна фотография из Чернобыля. Все остальные снимки выходили засвеченными, фотоаппараты ломались... Год, прошедший после аварии, в сущности, мало что изменил.

– Человек так устроен, что привыкает ко всем ужасам – злу, смерти, – рассуждает Вячеслав Александрович, – эмоции скоро утихают. А об опасностях особо не думали. Страшно ведь тогда, когда видишь или чувствуешь. А там – не было боли, цвета, запаха… Это потом мы узнали, как рисковали и сколько оставили там здоровья. Может, и лучше было, что не знали – мы же столько бед там предотвратили...

– Моя должность называлась химик-дегазатор, – рассказал ликвидатор. – Занимались дезинфекцией одной из самых опасных территорий, собирали осколки графита, которые – даже размером со спичечную головку – были опасны: наступив на него, человек мог угодить в специализированную клинику – доживать…

А еще в Чернобыле процветало мародерство. Не ленились предприимчивые граждане, ехали в зону отчуждения за «трофеями»: машинами–«копейками», бытовой техникой, драгоценностями и даже одеждой. Затем набранное «добро» продавали. С любителями поживиться ликвидаторы и милиционеры расправлялись жестко – нечего наживаться на чужой беде.


После бала


Очень долго у многих чернобыльцев не было льгот и привилегий. Им надо было еще доказать свое присутствие в зоне отчуждения во время ликвидации. Никаких документов им на руки не выдавали, все сведения хранились в военных архивах Подольска, а запросить их оттуда было проблематично.

Помогло заступничество знаменитостей – Аллы Пугачевой, Иосифа Кобзона. Они в свое время выезжали в зону отчуждения и давали концерты для ликвидаторов.

Нашему герою для получения льгот за участие в ликвидации последствий пришлось судиться пять лет – вплоть до Страсбургского суда. Так что помимо ордена Мужества, благодарности от патриарха Алексия II, всевозможных грамот и знаков отличия, в личном архиве семьи Нечаевых хранится еще и пухлая папка документов судебных тяжб. Оставили ее на память: дочь хочет стать юристом – вдруг интересно будет?

Сейчас Вячеслав Александрович руководит патриотическим клубом в одной из гимназий города. Очень любит свою работу. Уверен в том, что, прежде всего, нужно помнить уроки истории, знать свое прошлое, уважать старость. Он считает это самым важным.

– Если я хоть одного маленького человека уберегу от наркотиков и пьянства, воспитаю в нем доброе отношение к пожилым людям, почитание старших, то сочту, что я сделал на этой земле очень много, – говорит Вячеслав Александрович.
Автор: Ирина Костенко
Смотреть все статьи
Читайте также:
Под фанфары
Подробно


«Про оборону Воронежа в Италии не знают». Реконструкторы-иностранцы рассказали, почему хотят донести правду о войне
Иностранцы-реконструкторы, прибывшие в Воронеж в составе делегации из 19 человек – 18 итальянцев и 1 венгр, посетили 25 января исторический лекторий «Участие союзников фашистской Германии в битве за Воронеж» в «Музее-Диораме».
вчера, 10:58.
В Воронеже состоялась передача Знамени Всероссийской патриотической молодежной Эстафеты добрых дел Следственного комитета
24 января 2020 года на мемориальном комплексе «Чижовский плацдарм» состоялась торжественная передача символа Всероссийской патриотической молодежной Эстафеты добрых дел Следственного комитета Российской Федерации, посвященной 75-й годовщине Победы в Великой Отечественной войне.
25.01.2020 18:00.