Свежие новости
Все новости
Пробки



Как ВИЧ распространяется в Воронеже через «неодобряемую» группу риска

06.08.2019, 13:38

Вместо подарка из дальней командировки – вирус иммунодефицита. На телефон доверия воронежского общественного объединения людей, живущих с ВИЧ, «Ты не один» обратилась жена дальнобойщика, сообщившая, что у нее ВИЧ. И все удивлялась: откуда? С мужем вместе со школы, верна ему и не употребляет наркотиков. Оказалось, что в дороге мужчина воспользовался услугами секс-работницы.

И с начала года подобных обращений – пять. Позвонили жена, три дальнобойщика и девушка, переживавшая за сестру, которая предоставляла интимные услуги за деньги и позже скончалась в острой стадии СПИДа.

Согласно информации областного клинического центра профилактики и борьбы со СПИД, число новых случаев инфицирования половым и наркотическим путем практически сравнялось, и это – реальный повод для тревог. Областной проект по изучению общей заболеваемости ВИЧ в группах риска предполагает тестирование в том числе и секс-работников (женщин, мужчин и трансгендерных людей, для которых интим – работа) непосредственно в «поле».

Близость цифр

В России занятие проституцией является административным правонарушением, влечет за собой наложение штрафа в размере 1,5-3 тыс. руб. и считается социально неодобряемым. В общепринятом понимании проституция – организованная форма оказания сексуальных услуг за деньги и один из весомых способов распространения заболеваний, передающихся половым путем. В Воронежской области 51% инфицированного населения – заражены наркотическим способом, 48% – половым (еще 1% приходится на другие способы, это из всех выявленных с 1989 года). А с начала года из нововыявленных – 54,7% против 45,3% соответственно. И никогда еще эти цифры не были так близки друг к другу. К тому же общественники заявляют: за время существования СПИД-Центра на учет не поставлена ни одна секс-работница. Женщины – большая часть этой группы риска.

– Правильнее будет сказать, что до старта проекта мы не могли никак идентифицировать представителей секс-индустрии. Только догадывались об их причастности к ключевой группе риска на основе анкетирования. Когда женщина говорит, что имеет несколько партнеров в неделю, это наталкивает на определенные выводы, – не соглашается с общественниками заместитель главного врача по эпидемиологии Воронежского областного клинического центра профилактики и борьбы со СПИД Тамара Ситник.

Такая смена партнеров – это уже несколько потенциально незащищенных контактов. И хотя считается, что секс-работницы лучше, чем кто-либо другой, заботятся о своей безопасности, волонтеры в один голос твердят: не все. Сутенеры средствами контрацепции девушек не обеспечивают, а сами они иногда их покупают сомнительного качества – в придорожном ларьке за 35 рублей, где условия хранения, как правило, не соответствуют нормам. К тому же секс-работницы нередко соглашаются оказывать услуги и «без неудобной резинки» (со слов клиентов) – за дополнительную плату. Так что высокая степень риска инфицирования – вне всяких сомнений.

Но волонтеры не ограничиваются лишь тестированием на ВИЧ, они готовы помогать этим женщинам в любых вопросах.

Но если с профилактикой ВИЧ в этой группе все понятно, то желание, например, обеспечить девушек средствами гигиены, а их детей – колясками и подгузниками вызывает недоумение – неужели сами купить не могут, ведь заработок позволяет?

Но на деле – позволяет не всем, и для этих девушек коммерческий секс – уже следствие нуждаемости. Поэтому общественники помогают им не только в принятии диагноза (если нужно), но и в остальном, хотя это на первый взгляд и может показаться диким.

За руку не уведешь

Мы припарковались в трехстах метрах от «точки», где девочки ждут клиентов – видеть журналистов и уж тем более с нами общаться они не хотят. Но опосредованный выезд – пока все, на что мы можем претендовать. Общественники с трудом установили контакт с этой группой риска, и их взаимное доверие – тонкая ниточка, которая может порваться даже из-за неосторожного слова. А уж бросить девочек на растерзание журналистам было бы чересчур.

В темноте едва различимы их лица, но время от времени слышны голоса – от грубо-прокуренных до звонко-наивных. В приоткрытых окнах слегка ощущается запах сладких духов и сигаретного дыма. Руководитель объединения «Ты не один» Наталья Коржова решает проблемы барышень прямо на месте – приносит с собой экспресс-тесты на ВИЧ, рассказывает, на каких социальных складах можно взять одежду для себя и детей, привозит мотивационные пакеты с презервативами.

По устоявшейся классификации различают уличных, гостиничных, работающих в агентствах и саунах, индивидуалок и эскортниц. Мы же «навестили» явно не VIP-девочек. По крайней мере, смеяться над предложением волонтеров посетить благотворительный склад в отличие от индивидуалок с зарплатой в сто тысяч они не стали. Видимо, действительно нуждаются.

На трассе девочки – самые низкооплачиваемые, и они наиболее подвержены рискам инфицирования. По данным специально проведенных биоповеденческих исследований, секс-работница сегодня – это девушка 23 лет, постоянно проживающая в райцентре и приезжающая в город на заработки, не имеющая высшего образования, нередко состоящая в гражданском браке и в 92% случаев имеющая другой основной заработок. Кстати, средний возраст девушек за пять последних лет понизился на три года.

Наталья подтверждает, что секс для многих из них – подработка из-за нужды. Поэтому им особенно важно объяснить, что какой бы острой она ни была, без презерватива за дополнительную плату соглашаться на обслуживание клиентов нельзя. Вирусу по большому счету все равно, с кем вы спите – с солидным мужчиной, который держит градообразующее предприятие, или вышедшим с зоны осужденным и пришедшим к вам с последней тысячей.

С этой группой риска объединение «Ты не один» в составе аутрич-работников (волонтеров) и психологов начало работу после поступления звонков на горячую линию. Притирались, нередко приезжали впустую. Девушки встречали с опаской, а после стали аккуратно интересоваться у Натальи: «Как ты относишься к таким, как мы?» Им было важно знать, что общественники их принимают, и только тогда могли поделиться своими секретами и переживаниями. Это, по словам психолога организации Анны Кругловой, важный психологический этап.

– Разумеется, девушки скрывают, чем они занимаются, потому что это социально неодобряемо. Они перестают делиться событиями из жизни с родителями и подругами, они режут социальные контакты – так себя наказывают. Они боятся общественного порицания, боятся, что в них будут тыкать пальцем. Им важно иметь рядом человека, который будет принимать их такими, какие они есть, – объясняет Круглова. – И установить это доверие очень непросто.

К старту проекта общественникам это удалось. Техническое задание предписывает протестировать сотню секс-работников и довести ВИЧ-позитивных до СПИД-Центра. Во время этого выезда «плюсов» не оказалось.

К Теме на 21-ю.jpg

У Натальи Коржовой – крепкие нервы: она выезжала к бездомным на кормление, видя то дно, где им приходится выживать, знает, что такое наркореабилитация и капризная ломка. Она даже видела, как плачет наркоман в притоне, узнав, что у него нет ВИЧ – работать приходится и в таких местах. Видела это и шла с уверенностью дальше, а тут – вернулась в машину совершенно поникшей. Бездомного можно устроить в приют, человека с «плюсом» довести до СПИД-Центра и объяснить ему, что это не приговор, а ломка при должной реабилитации сама пройдет. С трассы же за руку не уведешь.

– В большинстве своем – это человеческие судьбы за гранью разума. Есть девушки, для которых это осознанный выбор и основная профессия, но чаще жизнь «загнала». У нас уже были десятки выездов в «поле», но каждый раз, возвращаясь, я испытываю пустоту от бессилия. Хочешь ты или нет, а они все равно там стоять будут, – рассказывает мне Наталья. – Это другая реальность, и все, что мы можем – помочь здесь и сейчас.

Подтолкнуть и принять

Нам кажется, что выход есть всегда: без вузовского образования обязательно возьмут официантом, в колл-центр на телефон или на крайний случай уборщицей. Нам кажется, что лучше жить, месяцами не позволяя себе даже дешевую колбасу, чем пойти и «торговать» собой. Женщин, которые выбрали другой путь, мы нередко осуждаем и, как следствие, не понимаем, зачем им помогать. От этого и вся дикость ситуации: мы придумываем какие-то касты, забывая, что помогать надо – человеку.

Истории этих женщин рассказывают мне аутрич-работники объединения «Ты не один». Они их не осуждают и не одобряют, по большому счету им все равно, какие поступки за плечами секс-работниц, задача общественников – быть рядом в трудной ситуации. На социальном сопровождении у них женщины, у которых, возможно, действительно не оказалось другого выбора. Или они его вовремя не нашли.

У Оксаны (имена изменены – прим. авт.) муж, двое детей и «социально одобряемая» работа на воронежском заводе. Вот только глава семейства не занимается обеспечением семьи, а лежит на диване, Оксана «тянет» детей сама. Выезд к клиентам – это только ночная подработка, способ быстро заработать денег и вернуться домой к детям.

У детдомовской Марины недавно родился сыночек, и были опасения, что она может оставить его в больнице. Девушки с трассы рассказали общественникам, что Марина узнала о статусе ВИЧ в женской консультации, а рожала естественным путем, и риск инфицирования малыша соответственно был высок – к тому же мама не принимала терапию. Волонтеры помогли мамочке, обеспечив ребенка коляской, вещами, питанием и подгузниками – на первое время. Сейчас мальчик живет с мамой, которая теперь наблюдается в СПИД-Центре. Волонтеры помогли оформить Марине временную регистрацию.

Кристине группа «Ты не один» помогла уехать на реабилитацию в другой город. Восемь лет она содержала семью сутенера. Воспитывалась она в детдоме, пока ее не взяла под опеку семья из Испании. Девушка оказалась с трудным характером, и пара не придумала ничего лучше, как отправить девушку самолетом в Россию по достижении ею совершеннолетия. Здесь ее и приютил сутенер. В последний год девушка стала употреблять наркотики и как следствие – плохо работать, поставив под угрозу стабильный доход «хозяина». Ни жилья, ни образования у Кристины, разумеется, нет. Общественники опасаются, что после возвращения с реабилитации девушка может вернуться к прежней жизни – шанс устроиться на другую работу и найти хорошее жилье, возможно, будет, а если попросит – помогут, но тут без гарантий, ведь выбор все равно за Кристиной.

Общероссийская практика такова, что в ходе подобных общественных проектов девушки находят поддержку, становятся психологически крепче и со временем у них появляются силы уйти с трассы. Аутричи таких задач перед собой не ставят, но это, конечно, очень приятный для них бонус. По словам федерального эксперта, руководителя общероссийского движения секс-работников «Серебряная Роза» Ирины Масловой, посетившей недавно Воронеж, женщины, как только учатся внятно объяснять клиентам, в чем опасность незащищенного контакта, уходят с трассы. Потому что в поддержке общественников находят опору, а это позволяет им обрести внутреннюю силу и веру, что их жизнь может быть другой.

– Тестирование секс-работников и профилактика инфекции в их среде пока очень точечные. Хорошие проекты реализуются в Санкт-Петербурге, Москве, Перми, Красноярске, Екатеринбурге, Челябинске и теперь – в Воронеже. Но Воронежу нужен офис, куда люди смогут обращаться сами, так работа будет эффективнее, – говорит Ирина Маслова. – Такая деятельность должна быть повсюду, потому что в группах риска давным-давно не только наркопотребители, алкоголики, секс-работники, бездомные и осужденные, а все мы. Социальный статус для ВИЧ не имеет значения. Даже важный чиновник не может гарантировать, что он случайно не подцепит вирус. К проблеме давно пора повернуться лицом – мы либо остановим эпидемию, либо нет.

Кстати

В рамках областного проекта протестировано на ВИЧ 100 секс-работниц, из них «плюс» у двух женщин, которые были выявлены ранее, но не состояли на учете. Работа в этой группе риска продолжается за счет средств общественного фонда оперативной помощи ключевым сообществам региона ВЕЦА. 

Автор: Ирина Лазарева
Смотреть все статьи
Читайте также:
Воронежцам сообщили о гуманитарной помощи всему миру
Подробно


В мэрии Воронежа напомнили о матпомощи при переходе на «цифру»
При переходе на цифровое вещание 240 воронежцев получили материальную помощь. Общая сумма выплат составила 237 тыс. рублей. Всего из областного бюджета Воронежу на оказание матпомощи при переходе на «цифру» выделено 6 млн. 474 тыс. руб.
вчера, 16:28.

Все материалы автора в рубрике "Общество"