Свежие новости
Все новости
Пробки



Ирина Маслова: «Лучше вложить в профилактику ВИЧ, чем тратить на лечение»

07.08.2019, 11:07

Маслова фото.jpgРынок секс-услуг воронежские общественники тестируют на ВИЧ. Впервые проект реализуется на областные средства. Как работают местные волонтеры, оценила федеральный эксперт, руководитель общероссийского движения секс-работников «Серебряная Роза» Ирина Маслова, недавно посетившая наш город.

От точечной – к повсеместной

– Профилактика ВИЧ-инфекции в группах риска всегда являлась одной из основных задач любого СПИД-Центра. Но выделение средств из областного бюджета именно на исследования в среде секс-работников – впервые в нашем регионе. Вы видели реализацию подобных проектов в разных городах, как оцениваете опыт Воронежа?

– Тестирование секс-работников и профилактика инфекции в их среде пока очень точечные. Хорошие проекты реализуются у нас в Санкт-Петербурге, Москве, Перми, Красноярске, Екатеринбурге, Челябинске и теперь – в Воронеже. Но Воронежу нужен офис, куда люди смогут обращаться сами, так работа будет эффективнее.

Такая деятельность должна быть повсюду, потому что в группах риска давным-давно не только наркопотребители, алкоголики, секс-работники, бездомные и осужденные, а все мы. Социальный статус для ВИЧ не имеет значения. Ни один государственный деятель не может гарантировать, что он случайно не подцепит вирус.

К проблеме давно пора повернуться лицом – мы либо остановим эпидемию, либо нет. И вот такие проекты направлены именно на «стоп-акцию». Хорошо, что государство их возобновило, наконец, осознав, что секс-работницы – важный инструмент в борьбе с эпидемией ВИЧ, и лучше вложить деньги в профилактику, чем потом тратить на лечение. Но по-прежнему нет понимая, что секс-работницы – это те же женщины, с теми же проблемами, только в усугубленном презираемом положении.

– И ваша основная миссия, насколько мне известно, отмена ст. 6.11 КоАП (занятие проституцией). Но как это поможет изменить положение женщин, оказывающих интимные услуги за деньги, в обществе?

– Декриминализация этой статьи просто необходима. Ее надо убирать, потому что она нарушает статью Конституции о невмешательстве в частную жизнь. Ну, нельзя наказывать людей за их желание заниматься сексом. Эта статья порождает много насилия. Это, например, к вопросу о проведении незаконных рейдов и задержаний со стороны отдельных представителей органов. Доказать факт совершения административного правонарушения практически нереально, но это доказывается – с помощью угроз, насилия и вымогательства. То есть преступлениями против личности. Секс-работница – такая же гражданка нашего государства, но ее права зачастую отстаиваться не будут. Если ее изнасиловал клиент, то что она слышит в полиции: «Милая, да ты же – проститутка. Сама, дура, виновата». Отмена статьи 6.11 должна решить эти вопросы.

В 2017-м году на пресс-конференции Владимиру Путину задали вопрос: «А правда ли господин Трамп, приехав в России, воспользовался услугами проститутки?». Президент ответил аккуратно, подбирая слова. И прозвучала в его ответе вся суть – «эти женщины вынуждены этим заниматься, чтобы прокормить свои семьи». Так проблема была признана на самом высоком уровне! Президент признал вынужденность, и то, что виновато в этом государство. Девушки идут в эту профессию не от хорошей жизни (хотя, конечно, есть и те, что ради любви к искусству). Так что государство либо дает социальные гарантии, либо мирится с тем, что люди будут выживать и таким способом.

Рекомендации о декриминализации статьи 6.11 мы получили от Комитета по ликвидации всех форм дискриминации против женщин в ООН, Комитета ООН по социальным, экономическим и культурным правам, от различных правительственных комиссий на брифингах и косвенную от комитета против пыток. Я всегда говорю, что не умру, пока эту статью не отменят.

– Но ведь то, что не запрещено законом, то разрешено. Вас никогда не обвиняли в пропаганде проституции?

– Я никогда не говорю, что заниматься сексом за деньги – это хорошо. Равно как и того, что это плохо. Нельзя дать оценку жизни другого человека. Мы говорим только о невмешательстве государства в личную жизнь гражданина и о роли полиции, которая создана для того, чтобы защищать законные интересы людей. А что мы видим в результате?

Рано или поздно женщины отсюда уходят, но, когда пробуют устроиться на нормальную работу (а сейчас практически везде есть служба собственной безопасности), ей говорят: «Да ты проститутка, ты зачем нам нужна?». И женщина возвращается обратно. Ее уже когда-то выбросили из государственной системы, и она не может в нее вернуться, пока действует статья 6.11.

Эти женщины, как правило, хорошие мамы, но детей у них социальная служба стремится отнять, пособие не назначают. Говорят: «Ну, она должна исправиться». Ну, вы о чем? Ей 18! Ее бросили собственные родители, и никто не поинтересовался ее проблемами, она уже никому не верит. А на что она будет ребенка кормить, на копеечное пособие, которое оформить – значит, пройти семь кругов ада?

А когда берут по статье 6.11, вы знаете, что происходит? Девушке назначают штраф, который она должна выплатить в течение 30 суток. То есть правосудие предполагает, что 18-20-летняя девушка (согласно проведенному в Воронежу биоповеденческому исследованию, средний возраст секс-работницы 23 года – прим. авт.) сразу же найдет работу и выплатит штраф с первой зарплаты. Но это нереально! А, значит, судья становится «государственным сутенером». Он заставляет ее выйти туда же и сделать то же, за что он ее наказывает. Какая тут пропаганда?

В Белоруссии мне журналистка сказала, что она против отмены ст. 6.11, потому что у нее есть дочь. Но я объяснила, что ни один родитель на сто процентов не может быть уверен, что ее ребенок не пойдет работать в секс-индустрию – жизнь еще как способна закрутить. И именно по той причине, что у нее есть дочь, она должна быть «за» отмену ст. 6.11. Чтобы, если не дай Бог, она станет секс-работницей, ее не убили, не изнасиловали, не обокрали. Чтобы ее интересы защищали. И журналистка со мной согласилась.

Не вывести, а поддержать

– Проекты, реализуемые среди секс-работниц, не направлены на их реабилитацию. Неужели вам никогда не хотелось повлиять на изменение жизни девушек к лучшему?

– Мы никого не вытаскиваем из профессии. И никогда не даем им советов. Наша задача – помочь им справиться в той ситуации, которая есть на данный момент. Девушки, как правило, скрывают, чем они занимаются, потому что это социально неодобряемо, и из-за этого они начинают рвать социальные связи. Они даже маме не говорят, чем занимаются, а подруг не осталось. Так они сами себя наказывают, зная, что их будут осуждать. Это вынужденная беспомощность. Они начинают думать, что не достойны уважения. И эта история рушит жизнь.

В своих проектах мы стараемся дать человеку силы справиться с этим. Им просто важно, чтобы рядом были люди, которые их выслушают, не будут косо смотреть. Они научится за себя драться, но это потом. А пока им просто важно знать, что их принимают такими, какая они есть. И есть плечо, на которое можно опереться. Человек, которому можно позвонить, и он не оттолкнет.

Рано или поздно женщина все равно уйдет из профессии, и наша цель в том, чтобы она ушла здоровой, в том числе, со здоровой психикой, а также без юридических для себя последствий.

– Тем не менее, есть женщины, которые именно после ваших проектов ушли из профессии.

– Во время выездов на точки мы раздаем презервативы. Но за дополнительную плату, разумеется, девушки соглашаются и без них. Мы объясняем им, что этого делать категорически нельзя. Я вообще считаю, что надо обязать клиентов сдавать экспресс-тест на ВИЧ, если они обращаются с таким предложением. И как только девушка научилась внятно объяснять клиентам, почему так нельзя, она нередко сразу уходит из профессии. А потому что она к этому моменту уже обретает внутреннюю силу. Но, повторюсь, мы их не «выводим», это уже их четко принятое решение.

– Девушки становятся волонтерами?

– За три года только в Санкт-Петербурге мы раздали 3 млн презервативов 8 тысячам секс-работников. Этим мы предотвратили 3 млн потенциальных последствий инфицирования. Кроме того, сами девочки рассказывают о ВИЧ клиентам, а также они могут их протестировать. Мы им даем для этого экспресс-тексты. Одна может протестировать каждого десятого клиента, это опосредованные контакты. Но, как я уже говорила, став волонтерами, девушки надолго в профессии не задерживаются, тогда они передают свое дело другим. Мы не можем здесь набрать людей по объявлению, но сарафанное радио работает без сбоев.

– Ирина, вы и сами много лет были секс-работницей. Как вы пришли в эту профессию и как получилось уйти из нее?

– Я – Ира Маслова. Счастливая жена, мама и бабушка. Остальное я не рассказываю журналистам. Могу сказать, почему стала заниматься защитой прав секс-работниц и профилактикой ВИЧ среди них. У меня обостренное чувство справедливости. Моя беременная подруга узнала о статусе, будучи в положении, я достала ее из петли. Так я попала в СПИД-сервисную организацию. И это – тоже моя миссия. Я надеюсь, что Россия уйдет с третьего позорного места рейтинга по распространению ВИЧ-инфекции.

Автор: Ирина Лазарева
Смотреть все статьи
Читайте также:
Директора завода в Воронежской области посадили за взятку 2 млн руб. сотруднику ФСБ
Подробно
Фотограф:
Сергей
Губанов
Смотреть все статьи