Пробки



Доживем до конфискации? О громком скандале с недвижимостью воронежского подполковника полиции

04.08.2020, 15:53

В скором времени должен начаться суд по иску облпрокуратуры к подполковнику полиции Игорю Качкину, бывшему замглавы областного управления ГИБДД. На 9 сентября в Советском суде Воронежа намечены предварительные слушания. Дело это для нашего региона по-своему уникально.

В отличие, например, от не менее громкого дела экс-главы дорожного облдепартамента Трубникова, где были заявления и коллективные письма о вымогательстве взяток в департаменте, куча денег в тазах и коробах, найденная операми в его гараже, и забавный финал – последовавшее освобождение осужденного благодаря сомнительному врачебному диагнозу.

Деятельность Трубникова понятна: дороги наши всегда были славны лихой наживой. А в деле подполковника Качкина все проще и одновременно сложнее: ни задержания с поличным, ни свидетелей, ни коллективных писем, ни уголовного дела. просто прокуратура обнаружила у его семьи недвижимость на 63 млн руб., сравнила с доходами и потребовала изъять излишки.

Тренд, однако

Дело Качкина возникло не на пустом месте. В конце 2019-го Конституционный суд РФ расширил круг лиц, имущество которых подлежит конфискации при коррупционных преступлениях. Раньше изымать имущество по закону могли только у супругов и детей признанных виновными коррупционеров, теперь к ним добавили даже их знакомых.

Это решение КС не привело к массовому изъятию сомнительной собственности у чиновников, даже если их имущество превышает официальный доход в сотни и тысячи раз, и это очевидно не только для правоохранителей, но и для рядовых россиян.

Алексей Кудрин как-то проговорился, что на продажу направляется менее 1% изъятого имущества. А где же оседает 99%?

В этом июле Минфин разработал законопроект о конфискации в обнищавший Пенсионный фонд накоплений россиян, законность которых они не могут доказать. Конфисковано может быть не только имущество, но и деньги, включая выведенную за границу валюту. И не только у госслужащих, но и у любых граждан.

Как бы то ни было, прокуратура Воронежской области действовала вполне в федеральном тренде, и дело Качкина может стать первой ласточкой в регионе; не зря оно активно обсуждалось и в местных, и в федеральных СМИ.

Дела семейные

Зарплата Игоря Качкина – 60 тыс., мать и отец – пенсионеры, старший брат тоже служит в полиции. Доказательств криминального происхождения собственности его семьи прокуратура не представила. Вероятно, потому и руководство ГУ МВД не уволило Качкина, а отправило его в ссылку – начальником тыла в Панинский ОМВД.

Из сообщения облпрокуратуры: «Согласно материалам контроля за расходами, поступившим из ГУ МВД области, родители ответчика являются правоприобретателями по сделкам в отношении 31 объекта недвижимости общей стоимостью свыше 63 млн руб. Однако у них отсутствовали необходимые средства на их приобретение. Имеющиеся доходы исключают возможность совершения за их счет указанных сделок».

В иске облпрокурора Гулягина в Советский райсуд речь шла о цифрах поменьше: 50 млн руб. и 22 объекта – квартиры, земельные участки и парковочные места, все – в ЖК «Олимпийский». 9 из 31 объекта на 13 млн руб. прокуратура сочла законным приобретением, но общую сумму расходов пересчитала с учетом покупок и перепродаж автомобилей. Те же квартиры в «Олимпийском» с момента покупки их семьей Качкина, по данным риэлторов, подорожали на треть. При этом обвинение не уточнило сумму иска и по-прежнему требует конфисковать у Качкиных 50 млн руб.

В ответ на иск Игорь Качкин заявил, что ему принадлежит лишь комната в общежитии и квартира, купленная в ипотеку два года назад, а все остальное принадлежит родителям, индивидуальным предпринимателям.

Его отец назвал обвинения «клеветой» и «черной завистью», а вся недвижимость, мол, заработана честным трудом – в частности, на его прежнюю зарплату директора мебельного комбината, пенсию в 15 тыс. руб. и доход от его пункта техосмотра и автомойки, а также от кафе, которым раньше владела мать Качкина. В частности, коттедж площадью 270 кв.м построен еще в 1992 году.

Суд да дело

На процессе в Советском суде обвинение уточнило расходы Игоря Качкина и его родителей на недвижимость и автомобили – 77 млн руб., на 14 млн больше, чем насчитало следствие.

Игорь Качкин и его родители в суд не ходят, а позиция их адвокатов проста: ответчик готов отчитываться о доходах своих, жены и детей, а за родителей-бизнесменов отвечать не обязан. К тому же у них все честно.

Прокуратура однако считает, что с февраля они так и не смогли представить доказательств легитимности своих расходов. А по данным налоговой, доходов родителей Игоря Качкина не хватило бы даже на часть недвижимости и автомобилей, купленных ими: с 2001 по 2018 гг. их общий доход, включая бизнес и продажу имущества, – 11,87 млн руб. Зарплаты Николая Качкина на мебельном комбинате в Грибановке не хватило бы на покупку даже одного квадратного метра. А деньги на счетах родителей Игоря Качкина (8,7 млн руб. и 894 тыс. руб.) не могут считаться доходами из-за множества проведенных ими сделок купли-продажи имущества.

У прокуратуры не вызывает сомнения, что Игорь Качкин приобретал квартиры: он лично вел переговоры и участвовал в сделках, включая подписи на договорах о покупке недвижимости в семи сделках на 23,3 млн руб. по доверенности от матери, подписывал акты сдачи-приемки квартиры и указан в качестве жильца дома.

Адвокат Игоря Качкина считает, что если б было уголовное дело и доказательства нелегитимности денег, вложенных в недвижимость, тогда другое дело. Но их нет, так что и оснований для конфискации тоже нет. И квартиры он покупал не себе, а просто помогал родителям. Законно ли они заработали деньги на все это – неизвестно, но подсудимый не обязан за них отвечать.

Адвокат родителей Игоря Качкина заявила, что они не госслужащие и не должны отчитываться о доходах и доказывать их легальность. Аналогичной позиции придерживаются в ГУ МВД по Воронежской области, так что оснований для увольнения Качкина нет. А к строгой дисциплинарной ответственности его, мол, привлекли за факт несоответствия его доходов и расходов. Звучит нелогично. Но подождем вердикта суда, прерванного эпидемией коронавируса.

Александр ЯГОДКИН

В тему

Суд в Китае признал чиновника Ян Дацая виновным во владении «имуществом неясного происхождения», которое будет конфисковано в пользу государства, и приговорил его к 14 годам тюрьмы за коррупцию.

Доказательства преступления: блогеры обнаружили на фотографиях у Ян Дацая дорогие часы элитных марок. По их мнению, чиновник не мог позволить себе столько дорогих часов стоимостью от 5 до 20 тыс. долларов на зарплату госслужащего. Это и стало поводом для расследования, а затем и приговора.

Тем временем

Центральный райсуд Воронежа вынес обвинительный приговор бывшему зам­начальника управления экономической безопасности и противодействия коррупции ГУ МВД РФ по Воронежской области Виталию Чермашенцеву.

Суд установил: Чермашенцев «развел» предпринимателя на 10 млн руб., обманув его, что может оказать покровительство его бизнесу со стороны государственных и контролирующих органов.

С апреля 2015 по май 2019 гг. господин Чермашенцев получал от посредника 200 тыс. руб. в месяц за якобы оказываемое покровительство, при этом никаких действий в пользу предпринимателя не совершал. В силу своих полномочий не мог совершить.

Суд назначил Чермашенцеву по ч. 4 ст. 159 УК РФ («Мошенничество с использованием служебного положения в особо крупном размере») 4 года колонии общего режима, а также лишил права занимать должности в правоохранительных органах сроком на 3 года.

В соцсетях удивились: это столь крупный-то полицейский босс не может «крышевать» бизнесмена? Ну-ну.

Под текст

Гражданское дело по иску прокуратуры к воронежскому полицейскому подполковнику Игорю Качкину очень напоминает фабулу другого громкого дела, уголовного – в отношении бывшего сотрудника МВД, москвича, полковника полиции Дмитрия Захарченко.

Напомним, 9 сентября 2016 года в квартире сестры Захарченко было обнаружено 342,3 млн руб., €1,6 млн, $124 млн и полукилограммовый слиток золота. В этот же день еще в одной квартире, оформленной на маму Захарченко, изъяли €600 тыс., $20 тыс. и 19,5 млн руб. Если конвертировать валюту и золото в рубли, то получается 9 млрд.

В 2017 году суд конфисковал эти деньги и другое нелегальное имущество полковника и его близких, включая 13 квартир, автомобили на 800 млн руб. и 14 машино-мест. В феврале 2019-го Генпрокуратура предъявила Захарченко еще один иск на общую сумму почти полмиллиарда рублей. По версии следствия, значительная часть найденных у экс-полковника денег была похищена из Нота-банка, а около 2 млрд руб. получено от крупнейшего подрядчика ОАО РЖД за общее покровительство.

Прошло 3,5 года. Страна так и не узнала, откуда именно у полковника МВД оказалось полторы тонны денег. Более того, 10 июня прошлого года Дмитрий Захарченко был осужден. Но не за 9 млрд руб.

Занимавшего на момент ареста должность и.о. начальника одного из подразделений Главного управления экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России приговорили к 13 годам лишения свободы и к штрафу в 117 млн руб. по делу о получении взятки и воспрепятствовании правосудию.

В октябре 2019 года суд снизил срок заключения до 12 лет и 6 месяцев, исключив из обвинения признак совершения преступления группой лиц по сговору. (Правда, есть еще одно уголовное дело в отношении бывшего подполковника, которое пока в суде не рассмотрено.)

Между тем на видеокадрах оперативной съемки обнаружения и изъятия денег на квартирах было четко видно, что большая часть «миллиардов Захарченко» хранилась в нераспечатанных банковских упаковках, и проследить маршрут передвижения этих денег, не прошедших через розничный оборот, не представляло большого труда.

И нет сомнений, утверждают эксперты, что следствие уже давно установило их происхождение: откуда и из каких конкретно банков полторы тонны денег были доставлены в квартиры, связанные с полковником МВД.

Но почему-то никто не торопится обнародовать результаты расследования. И, видимо, неслучайно через год после приобщения к материалам уголовного дела «миллиардов Захарченко», 1 сентября 2017 года, было вынесено другое постановление, отменившее это решение. Деньги были изъяты в доход государства чуть ли не как бесхозные. То есть ничейные.

И все же фабула уголовного дела предполагает, что источником криминальных денег были различные коммерсанты, которые с 2007 по 2016 гг. давали взятки за общее покровительство – так называемую крышу. И деньги эти хранились у близких Захарченко, конвертировались в недвижимость, автомобили, машино-места, золото и драгоценности. Грубо говоря, Захарченко мог быть хранителем и распорядителем «ментовского общака».

Возникает резонный вопрос: если нашему Качкину в суде не удастся доказать легальность происхождения средств, затраченных на покупку многочисленных объектов недвижимости, откуда у одного из руководителя областного ГИБДД были такие деньжищи? И не трудился ли он «заведующим прачечной», в которой отмывались средства, добытые незаконным путем его подчиненными на большой дороге? А если это так, то кто уполномочил его на это предприятие?

Вопросы остаются, и ни прокуратура, ни суд пока не дали на них ответа. Дадут ли?

Кстати, как и в «деле Качкина», в деле Захарченко фигурировал его отец: Виктор Захарченко, который фиктивно занимал должность в одном из московских банков и получил зарплату в размере 4 млн руб. У него также обнаружена недвижимость на 260 млн руб. и 1,1 млн на счету в банке. Находится под домашним арестом.

Читайте также:
«Единая Россия» потеряла три места в Воронежской областной думе
Подробно