2024-04-23

Дмитрий Саутин: «Кабинетная работа – это не мое»

Дмитрий Саутин: «Кабинетная работа – это не мое»
Ровно две недели назад легендарный прыгун в воду, обладатель восьми олимпийских наград, многократный чемпион мира и Европы, почетный гражданин города Воронежа, лучший спортсмен России 1998 и 2000 годов Дмитрий Саутин принимал многочисленные поздравления с 50-летием.

Отметив юбилей, Дмитрий Иванович, как и пообещал заранее, встретился с обозревателем «Горкома36». Мы поговорили о нынешнем положении дел в воронежских прыжках в воду, предстоящем строительстве Академии спорта, которая будет носить имя нашего титулованного земляка, и других ближайших планах. Разумеется, вспомнили отдельные моменты долгой и яркой карьеры знаменитого спортсмена, а также людей, которые сыграли в ней важные роли.

«Пятьдесят лет – достаточно серьезный возраст»

– В душе тебе вроде бы по-прежнему 35, но цифры – есть цифры, и их не обманешь, – заметил наш герой в начале интервью. – Пятьдесят лет – такой достаточно серьезный возраст. Конечно, хочется всегда оставаться молодым, однако чувствуешь, что все уже идет по-другому. С утра обязательно надо размяться, на турничке повисеть. Потеплеет, может быть, чаще буду отправляться в лес, гулять. Бегать, честно говоря, не люблю, но хотя бы просто ходить обязательно надо.

– Не сомневаюсь, что 15 марта ваш телефон просто раскалялся от звонков и сообщений. Выделите какое-то наиболее неожиданное поздравление?

– Все началось еще с семи утра, и ухо достаточно быстро синее стало (смеется). Признаюсь, не ожидал, что позвонит министр спорта РФ Олег Матыцин. Он, оказывается, взял мой номер у президента Российской федерации прыжков в воду Станислава Дружинина и вот набрал. Еще раз скажу, это был приятный сюрприз. Конечно, звонили руководители ЦСКА, пришли телеграммы с поздравлениями от нашего губернатора Александра Гусева, с которым мы встретились несколькими днями позже, мэра Воронежа Вадима Кстенина, председателя городской Думы Владимира Ходырева и еще множества известных людей. Вроде бы уже немало времени со дня юбилея прошло, а народ до сих пор поздравляет, передает подарки. Не буду скрывать, мне это очень приятно.

– В тесном семейном кругу, как я понимаю, отметить юбилей не получилось?

– Особо широко праздновать не хотелось, но ведь люди не поняли бы. Пятидесятилетие все-таки! Заказал на 16 марта ресторанчик, провели хороший вечер. Под его занавес был сюрприз от любимой жены Кати – огромный торт. Так получилось, что на мой «полтинник» около пятидесяти человек в итоге и собрались. Многие еще не смогли прийти, ведь как раз проходили президентские выборы. А, допустим, глава Железнодорожного района Леонид Беляев заскочил примерно на полчаса, поздравил и опять умчался на работу. Жаль, что не удалось спокойно посидеть, пообщаться, но здесь ничего не поделаешь.

Я и сам после праздника отдохнул только в воскресенье и снова погрузился в повседневные дела. Сейчас стартовало юношеское первенство области в возрастных категориях «А» и «Б». Старший сын Ваня участвует в нем, постарается отобраться на Россию. Ему только шестнадцать лет, а он уже на десять сантиметров выше меня. Смеюсь: «Вань, хватит, пора остановиться! Ты же не в баскетбол играешь».

«По-прежнему остаюсь армейцем»

– Встреча с губернатором, состоявшаяся на прошлой неделе, уверила вас в том, что спортивная Академия имени Дмитрия Саутина все-таки превратится из давней мечты в реальность?

– Да. Александр Викторович поздравил с юбилеем, вручил мне медаль «За заслуги перед Воронежской областью», и затем мы перешли к главной теме – будущему наших детей. Я поблагодарил главу региона за то, что под строительство комплекса выделена земля по адресу Ломоносова, 124. Сейчас Евгений Хамин, чья группа компаний является здесь и инвестором, и застройщиком, готовит проект. На это уйдет нынешний год. Надеюсь, к 2025-му проектно-сметная документация будет подготовлена и одобрена, после чего начнется этап строительства.

– Вы ведь принимаете непосредственное участие во всем процессе?

– Конечно. Если говорить о проекте, то в нем предусмотрены бассейны для прыжков в воду (надеюсь, с одной стороны расположатся трамплины, с другой – вышки) и плавания. Сейчас Евгений Николаевич думает о том, делать ли первую из этих ванн размером 25 на 25 метров либо 25 на 33. Ведь второй вариант позволит, кроме прочего, проводить соревнования всероссийского масштаба по водному полу. Здесь еще надо все досконально просчитать. Также запланировано строительство залов для гимнастики, фехтования, прыжков на батуте. То есть такой многофункциональный комплекс сразу для целого ряда видов спорта. Радует, что дело пошло. Дай бог! Ведь двадцать лет уже бьемся, бьемся…

– Были моменты, когда вы говорили самому себе: «Эх, видимо, не сбыться моей мечте»?

– Да каждый год такое случалось! Только что-то сдвигалось с мертвой точки, как обязательно вмешивались какие-либо обстоятельства. Сами понимаете, в какое сложное время мы живем. Но в любом случае надо двигаться вперед. И, к примеру, ЦСКА сейчас строит в Москве сразу четыре объекта – прыжковый бассейн и «полтинник», зал гимнастики, а также центр акробатики и прыжков на батуте. Это – супер! В апреле собираюсь поехать по делам в столицу. Заодно посмотрю, как идет строительство.

– Как вижу, с ЦСКА вы продолжаете поддерживать тесную связь?

– Естественно. Я же ветеран этого славного спортивного клуба, полковник запаса. Нередко в Доме Советской Армии проходят какие-то встречи, собрания, чествования, праздники, на которых обязательно присутствует руководство министерства обороны. Приятно, что не забывают, всегда приглашают, поздравляют. В этом году, кстати, 30-летие моего пребывания в ЦСКА. Да, сейчас я уже нахожусь на пенсии, но остаюсь армейцем. И, как говорится, постоянно в теме.

«Федерация доверила мне южное направление»

– Но вернемся в Воронеж. Как вы оцените сегодняшнее положение дел в местных прыжках в воду? Есть ли здесь движение вперед?

– Скажу честно, хотелось бы лучшего. Очень слабо обновляется у нас тренерский коллектив. Но радует, что в январе в школу пришел титулованный хай-дайвер Артем Сильченко. Мы были приятно удивлены. Сейчас он набрал детей, приступил к тренировкам. Поработает до мая, а там видно будет. Понятно, что здесь многое зависит от его международных стартов. Кстати, в этом году планируются два соревнования по хай-дайвингу и в нашей стране – в Москве и Владивостоке.

Возвращаясь к воронежской школе, отмечу, что детишки есть, они растут. Хотя, конечно, их не так много, как пару десятилетий назад. Основной вопрос, опять-таки, упирается в наставников, а их все меньше и меньше. Ветераны уходят, основная надежда по-прежнему на Николая Дрожжина и Геннадия Стародубцева. Они остаются главными специалистами, прославляющими Воронеж. Три года работала у нас олимпийский призер Наташа Гончарова. Отличный, просто идеальный, на мой взгляд, тренер. Но потом она ушла по семейным обстоятельствам, и сейчас преподает плавание в общеобразовательной школе. Решит вернуться – будем только рады.

Мы не унываем, работаем. Сейчас, повторюсь, отбираем на первенство страны старших юношей. Затем будем готовить ребят к главному старту сезона в возрастных категориях «С», «D» и «Е». С 8 по 12 апреля проведем традиционный Всероссийский турнир памяти Владимира Абысова. Ожидаем, что он соберет пару сотен участников. Это – хороший показатель, я считаю. Всех приглашаю прийти и поболеть за воронежских спортсменов!

– Сегодня вы являетесь тренером-консультантом школы, носящей ваше имя, и первым вице-президентом РФПВ. Можете сказать, что находитесь на своем месте, занимаетесь тем, что вам нравится?

– Безусловно. Станислав Дружинин, который возглавил Федерацию два года назад, поручил мне отвечать за южное направление. Здесь – и Ростов-на-Дону, где планируют, как и у нас, возвести бассейн с нуля, и Краснодар, в котором уже все построили и открыли прыжковую школу. Кроме того, недавно начал свою работу Дворец водных видов спорта в Севастополе, и 9 мая там после долгого перерыва проведут соревнования «Салют Победы». Нас приглашают, возможно, свожу туда пару ребят. Мероприятие предстоит интересное – и юношеские старты, и отдельные соревнования спортсменов, которые входят в национальную сборную.

Однако не будем забегать вперед. Сейчас главное – решить все вопросы по мемориалу Абысова и провести его. Время ведь летит быстро. Вроде бы только-только прошел очередной турнир памяти моего тренера Татьяны Стародубцевой. А уже, получается, полгода промчались, как один день. Но, наверное, и хорошо, что постоянно нахожусь в движении. Кабинетная работа – это не мое, на самом деле. Не представляю себя, постоянно сидящим за компьютером, печатающим какие-то документы. От этого только спина заболит (смеется). Мне куда проще и интереснее прыгнуть за руль и рвануть в Пензу, Краснодар, Калугу или Саратов.

Если продолжить тему работы в Федерации, то сразу после чемпионата России нас ждут Игры БРИКС в Казани. Не знаю, сколько стран в них примут участие, но, наверное, немного. Все-таки главное – подготовка к Олимпиаде. А вот в сентябре, на Всемирных играх Дружбы в Екатеринбурге, полагаю, будет уже более солидное представительство. Кстати, сейчас наша сборная отправилась в Китай для совместных тренировок с местными спортсменами. Не знаю, выставили ли там хозяева основной состав, но это в любом случае хорошее и важное мероприятие. Ведь во время массового распространения коронавируса китайские коллеги просто не отвечали на наши письма. Два года тишины, и теперь они наконец-то откликнулись.

«В спорте нельзя стоять на месте»

– А что скажете о своей работе в СШОР имени Дмитрия Саутина?

– И эта деятельность мне тоже нравится. Постоянно общаюсь с детьми, указываю на какие-то ошибки, даю советы, которые, хочется верить, им помогают. Разумеется, и с тренерским составом многое обсуждаем. Да, не хватает своего зала, воды. Бассейн нам не принадлежит, арендная плата достаточно высокая, а бюджет ограничен. Как можем, выкручиваемся, тренируемся, проводим турниры, иногда даже куда-то ездим. Детей непременно надо вывозить в другие регионы. Чтобы они знакомились с новыми городами, со своими сверстниками, соревновались с ними и одновременно заводили дружбу.

В спорте нельзя стоять на месте, ограничиваться домашними рамками. Все, естественно, упирается в финансирование. Но есть в текущем году деньги где-то на восемь выездов, и это уже хорошо. Я возил младшего сына Матвея в Краснодар, Юра Кунаков выезжал с ребятами в Тольятти. Летом наши тренеры планируют поездки в подмосковную Рузу, Саратов. Турниры проходят практически каждую неделю. Выбираем те, которые доступны нам, прежде всего, в плане расстояний. Скажем, поездка в Севастополь выглядит довольно накладно. Поезд идет больше суток, а приехать надо заранее, чтобы ребята восстановились к стартам. Екатеринбург, Челябинск – еще более сложная история.

– Когда мы общались пять лет назад, вы рассказывали о том, что старший сын уже всерьез увлекся прыжками. Младший же видел себя не в бассейне, а в футбольных воротах, на месте Игоря Акинфеева.

– Да-да. Тогда прошло немного времени после чемпионата мира в России, все ребята грезили футболом. Как только выдавался свободный час, Матвей сразу бежал гонять мяч. Но потихонечку начал мозги включать, сейчас и в школе, где он учится в шестом классе, и в бассейне дело наладилось. Наша задача – выполнить на мемориале Абысова норматив кандидата в мастера спорта. Надо только подработать один достаточно сложный для него прыжочек – два с половиной оборота назад. Недавно Матвей его сделал, необходимо за каникулы закрепить все на тренировках.

Иван в прошлом году стал мастером спорта России, официально это звание ему присвоили на турнире памяти Стародубцевой. Дай бог, чтобы обходилось без травм. Повторюсь, он растет, и потому у него то колено болит, то кисть, то локоть. Его первая задача – хорошо выступить на первенстве страны. И, насколько я понимаю, Николай Дрожжин летом хочет впервые повезти Ваню на взрослый чемпионат России, который пройдет в Казани. Парень заканчивает девятый класс, летом будет поступать в колледж нашей спортивной академии.

– Сыновья уже достаточно взрослые. А дочка Настя понимает, что ее папа отличается от многих других отцов?

– Думаю, еще рановато. Все-таки ей только шесть лет исполнится. Скоро начнем водить ее на подготовку к школе. Пока же Настя в детском саду занимается гимнастикой, ходит к нам в бассейн, плавает в «лягушатнике». Летом обязательно свозим дочку на море. Уже тринадцать лет отдыхаем в Кабардинке, где нас все устраивает.

«Сложно представить, сколько всего было пройдено»

– Не секрет, что на протяжении всей долгой спортивной карьеры травмы и разные болячки вас не щадили. Причем зачастую проблемы со здоровьем возникали незадолго до важнейших стартов. Но, несмотря ни на что, за вашими плечами пять Олимпиад и огромное количество других престижных турниров. Сейчас не задаетесь вопросами: «Неужели это все было со мной? Как я вообще сумел пройти такой путь?»

– Конечно же, задумываюсь над этим. И всегда буду благодарен Татьяне Александровне Стародубцевой, которая когда-то заметила меня, первоклассника, и отобрала в свою группу. Сложно даже представить, сколько мы с ней прошли. Начиная с момента нашего знакомства в школе и до того дня, когда я осенью 2012-го приехал в Пензу, где она заболела, и спасти ее, увы, уже не удалось… Вместе мы сделали, наверное, все, что было возможным. Она – и вторая мама, и тренер, и учитель. Один человек научил меня всему. Людей подобного масштаба сегодня просто нет.

Да, сам не понимаю, как можно было столько пройти, перенести такое количество травм, бесконечных переездов, перелетов. Если посчитать, сколько раз я в одну только Австралию летал, то с ума можно сойти. Поездок пятьдесят точно наберется. Сутки в дороге проводишь – кошмар просто! Ноги постоянно вверху, на спинке кресла, иначе отекут. Еще и в аэропортах из-за разных нестыковок приходилось по полдня проводить в ожиданиях.

Но как-то удавалось держать планку, добиваться результата на протяжении очень долгого времени. Сейчас Евгений Хамин говорит, мол, построим Академию и обязательно выделим большую комнату под твой музей. Я с ним полностью согласен. После переезда из квартиры в дом, который после рождения дочки наконец-то удалось достроить, так и не могу все по полочкам разложить. Награды в чемоданы упакованы. Пусть лучше люди, увлеченные спортом, получат возможность прийти и увидеть их.

Наверное, мало кто прожил такую же жизнь в спорте, как я. Может, даже никто. Долгие годы был в сборной страны. Прыгал до той поры, пока не сформировалась достойная пара Илья Захаров – Евгений Кузнецов. Тогда понял, что можно со спокойным сердцем уходить в «пенсионеры». Для себя ведь соревновался до 38 лет. Выступал на чемпионатах страны, пусть до золотых медалей уже не добирался, получал зарплату. Ушла Татьяна Александровна, и тут я решил поставить точку в карьере. Сказал об этом руководству, меня проводили и сразу назначили вице-президентом Федерации.

– Я не раз замечал в ваших интервью, как сначала вы называете своего тренера по имени и отчеству, но затем обязательно проскакивает такое теплое, семейное «Таня». Для вас она в большей степени была второй мамой или все-таки старшей сестрой?

– По-разному складывалось. Конечно, когда она меня, мальчишку, воспитывала, заставляла выполнять домашние задания и проверяла их, то была мамой. Ведь мы, случалось, по месяцу проводили на сборах в других регионах. И по системе, принятой в СССР, я обязательно должен был ходить в местные школы, посещать по четыре урока в день. Когда возвращались в Воронеж, шел к своим учителям и отчитывался в том, что в поездке занимался не только спортом.

Но в какие-то моменты Татьяна Александровна действительно становилась старшей сестрой. Это происходило обычно после каких-то грандиозных событий уровня Олимпиад, чемпионатов мира. Тогда мы могли наконец-то спокойно сесть за стол, поговорить на абсолютно любую тему, выпить немного шампанского. Вообще, всякое бывало за эти тридцать лет, пройденных вместе. Я ведь и уходил из прыжков в воду, но она меня обратно вернула. Такова жизнь.

– Любому спортсмену, безусловно, приятно внимание специалистов, болельщиков, прессы. Но, наверное, очень важен момент, когда личный тренер говорит: «Парень, ты реально лучший! Я тобой горжусь!» В вашей работе со Стародубцевой был такой эпизод?

– Знаете, нет. Она таких слов никогда не произносила. Просто постоянно говорила: «Дима, ты должен делать свою работу». Объясняла, что не надо обращать внимание на соперников, зрителей, а также судей, с которыми вообще просила даже не пересекаться взглядами. Мол, найди свободный угол, присядь и готовься к своему прыжку. Наверное, только ближе к завершению моей карьеры Татьяна Александровна могла с долей шутки приветствовать меня: «О, Великий к нам в бассейн пришел!»

– Мы не раз говорили с вами о победах на Олимпиадах, чемпионатах мира. Но как-то обходили стороной ваш первый серьезный старт в составе национальной команды. Чем он запомнился?

– Это ведь была еще сборная СССР. Чемпионат Европы 1991 года, Афины. Мне семнадцать лет, и я, конечно же, самый юный в команде. Отобрался через союзный чемпионат и серебряную медальку из Греции все-таки привез. На вышке выступали я и Володя Тимошинин – мой друг и коллега, который, увы, безвременно ушел в прошлом году. Уступил ему четыре балла. Хотя Татьяна Александровна потом говорила, что прыгали мы на равных, и в чем-то я, пожалуй, даже был лучше. Но здесь, надо признать, все логично. Ведь в тот момент имя Тимошинина громко звучало, а о Саутине еще почти никто не слышал.

И уже через год была моя первая Олимпиада. Причем я отобрался на Игры с обоих снарядов – и трамплина, и вышки. Удалось превзойти всех ребят, которые ничуть не сомневались, что в Барселону именно они поедут. А тут вдруг их обошел какой-то воронежский пацан (смеется). Главный тренер сборной СНГ Валерий Крутов делал ставку на вышку, но как раз на ней я два прыжка и завалил. Все-таки выступать в открытом бассейне очень тяжело. Наверху солнце, внизу вода, тень от вышек падает.

После Барселоны было принято решение больше не проводить прыжковые соревнования на открытой воде. Тогда ведь многие просто потерялись в таких условиях. Вот и я «ловил» солнце, из-за чего случился провал. Хорошо еще, что без серьезных последствий обошлось. Стал на вышке только шестым, а на трамплин собрался и завоевал «бронзу» в плавках мексиканца Фернандо Платаса. Но эту историю, думаю, и так все знают. Скажу только, что мы с Фернандо до сих пор стараемся поддерживать отношения. Сейчас, насколько я знаю, он работает в сборной своей страны. Вообще, мексиканцы – сильные ребята. Прогресс у них хороший, на мировых чемпионатах стабильно попадают в призеры.

«После Сиднея хотел уйти, но еще надолго продлил карьеру»

– Безусловно, сегодня нельзя не вспомнить 2000 год и Олимпиаду в Сиднее, которая стала пиком вашей карьеры. Четыре снаряда – четыре медали. Рекорд, пожалуй, на все времена!

– Да, я сам от себя такого не ожидал! Индивидуальную часть программы, можно сказать, проиграл, добыв только две бронзовые медали. А в синхроне наоборот все получилось. Было и «золото» с Игорем Лукашиным на вышке, и «серебро» с Сашей Доброскоком на трамплине. Китайцы тогда попросту растерялись: мол, что творят эти русские?! Наш же тренер Алексей Евангулов, конечно, сиял от счастья.

По Сиднею жалею только о том, что на трамплине три метра не стал чемпионом в индивидуале. Вполне мог приумножить свой золотой «запас», но последний прыжок не удался. На тренировках он получался, поэтому мы с Татьяной Александровной посоветовались и решили рискнуть. Все-таки коэффициент там был большой, стоило попробовать, чтобы при прочих равных обойти конкурентов на финише. В итоге я не доделал этот прыжок и стал третьим. Платас занял второе место, а победил китаец Сюн Ни, для которого это была уже третья золотая медаль Олимпийских игр.

– После Сиднея не мелькнула мысль: к чему же мне стремиться дальше?

– Было такое. Вроде бы к 26 годам добился в спорте всего, что только возможно. Думал о том, что пора заканчивать, но в итоге решительно попрощался только с вышкой. На ней выступать тяжело, а боли в кистях рук уже беспокоили. С трамплина же прыгать все-таки проще. Высоко подниматься не надо, главное – подкачивать ноги. Стать олимпийским чемпионом на трамплине мне так и не довелось, зато карьеру продлил еще примерно на десяток лет. Многие ребята, с которыми начинал, уже тренировали, а я все выступал. Скольких синхронистов поменял! Прыгал и с Васей Лисовским, и с Димой Байбаковым, теми же Лукашиным и Доброскоком. Заканчивал, как вы знаете, с Юрой Кунаковым.

– Для многих вы являетесь примером, на который надо равняться. А есть ли в современном спорте атлеты, которыми восхищается Дмитрий Саутин как болельщик, телезритель?

– Признаюсь, сейчас особо и некогда следить за какими-либо трансляциями. Один сын в первую смену учится, другой – во вторую. Соответственно тренировки у них в разное время. И вот гоняю туда-сюда между школой в Северном районе и бассейном на левом берегу, как таксист (смеется). Бывает, что сыновья только в полдесятого вечера заканчивают тренироваться. Приехали домой, поужинали, какой тут еще телевизор?!

Но иногда смотрю спортивную гимнастику, слежу за выступлениями нашей землячки Ангелины Мельниковой. Видел, как недавно она завоевала две золотые медали чемпионата России, проходившего в Сочи. По возможности наблюдаю за соревнованиями прыгунов на батуте. Тем более что давно дружу с олимпийским чемпионом в этом виде спорта Сашей Москаленко, с которым всегда общаемся, когда бываю в Краснодаре. Восхищаюсь китайскими батутистами, тем, как они работают, исполняют свои программы.

– Что пожелаете себе на вторую половину жизни, которая, как известно, наступает после пятидесяти?

– Даже не себе, а всем нам желаю, в первую очередь, крепкого здоровья! Ведь от него зависит все в нашей жизни. Еще – любви, счастья, весеннего настроения, мирного неба над головой. И, разумеется, занимайтесь спортом!

ЧИТАЙТЕ ЕЩЁ