Последние новости
Все новости
Пробки



Дело Александра Нури (1997 год): «Сын иракского подданного»

26.08.2016, 12:10

В те дни декабря 1997 года стояли тридцатиградусные морозы, но для сотрудников криминальной милиции Центрального РОВД Воронежа наступила жаркая пора. Им было отчего «припотеть» и схватиться за голову. В понедельник, 15-го числа, среди бела дня, «внагляк», со стрель­бой, ранением и обезоруживанием милиционера совершен налет на ювелирный магазин «БИН» по ул. Мира, а уже на следующие сутки в доме 16 по ул. Кольцовской неизвестные на глазах у малолетнего сына расстреляли мужа и жену. Такого «совпадения» ЧП не могли припомнить и ветераны...

С этого времени цвет воронежского уголовного розыска потерял сон и покой. Оперативники Центрального райотдела перешли на «казарму»: круглосуточный изматывающий режим. Упоминание о вы­ходных днях стало дурным тоном, а лучшие сыскари УВД перебра­лись жить в отдел милиции на ул. Чайковского...

Ограбление ювелирного магазина яви­лось первым серьезным испытанием и для недавно назначенного начальника УВД А. С. Де­ментьева. И надо отдать ему должное – Александр Семенович тогда не только «да­вил авторитетом», но и по-человечески не­формально обратился к тем же сотрудни­кам Центрального РОВД: «Ребята, преступ­ников надо найти и вернуть хотя бы ору­жие. А с ним – и нашу честь...»

Но пройдет целых два месяца мучитель­ных поисков, находок и разочарований, пока налетчики не будут задержаны и подверг­нуты следствию. Два долгих месяца тяже­лейшей кропотливой работы. А ведь их мог­ло бы и не быть. Ох, уж это русское «авось»...

А я лягу, прилягу...

Многие воронежцы сразу же приметили новый ювелирный магазинчик, который открыл­ся на бойком месте, недалеко от вокза­ла. Посетителям бросалось в глаза изоби­лие дорогих золотых изделий, инкрустиро­ванных драгоценными камешками. Особое внимание на самой «крутой» витрине при­влекал к себе необычный 58-граммовый золотой крест ручной работы, украшенный 120 бриллиантами, стоимостью в 51 миллион неденоминированных рублей...

15 декабря магазин работал в обычном режиме. Ротозеев и покупателей в тот хо­лодный день было немного. Двое милици­онеров-охранников Центрального РОВД Гонтарев и Буковский (фамилии изменены.Е. Ш.) в предвкушении скорого перерыва на обед наблюдали за двумя-тремя подростками, глазевшими на витрину с диковинами. Одна из продавщиц направилась в подсобку, чтобы переодеться и сходить за продуктами. На часах было без трех ми­нут два...

И в это самое время в магазин реши­тельно вошли двое вооруженных пистоле­тами молодых мужчин. Оба были в корот­ких темных кашемировых пальто и в вяза­ных шапочках. Последовала команда ох­ранникам: «Ложись!» Милиционеры такого расклада явно не ожидали, вооруженный короткоствольным автоматом Гонтарев беспрекословно упал на пол, и один из напав­ших разоружил его, сняв с плеча АКСУ.

Посетители-пацаны опрометью выскочи­ли из магазина, и в этом им никто не пре­пятствовал (установить их личности так и не удалось...)

Второй налетчик, наставив на Буковско­го пистолет, приказал ему лечь тоже. Ми­лиционер однако мешкал, отступая вдоль витрины по направлению к подсобке. По внешнему виду налетчика было видно, что он сильно волнуется, рука с пистолетом тряслась... «Ложись, а то выстрелит!» – крик­нула сержанту продавщица за стойкой. Не­рвы у грабителя не выдержали, и когда рука милиционера дернулась к кобу­ре, прозвучал выстрел. Пуля, попав ох­раннику в шею и, задев подбородок, прошла навылет. Раненый, обливаясь кровью, рухнул на пол...

Налетчики подскочили к витрине: «Откры­вай!» Продавщица, вне себя от страха, отом­кнула ее и, доставая ювелирные изделия, складывала их в пакет, который держал один из преступников.

Мы едем, едем, едем...

Неожиданно в незапертую по оплошно­сти грабителей дверь вошел... работник ми­лиции! Это был командир взвода охраны Центрального РОВД, который – и надо же такому случиться! – будучи на боль­ничном, именно в этот момент решил за­глянуть в магазин по каким-то своим лич­ным делам. Капитан был в форме, но, само собой, без оружия.

Увидев вжавшегося в пол своего подчи­ненного, капитан повел себя весьма странно: не оценив обстановки, схо­ду начал приводить Гонтарева «в чувство», полагая, что просто тому «поплохело». Раненого он не заметил... В итоге один из преступ­ников положил и его на пол.

А за пару минут до этого вторая продав­щица на выходе из подсобки, увидев стран­но двигающегося в ее сторону милиционе­ра, заподозрит неладное и нажмет «тре­вожную кнопку». И тут же услышит выст­рел...

А теперь спрашивается: сколько надо вре­мени, чтобы дежурному на пульте сооб­щить о поступившем вызове группе захва­та вневедомственной охраны? И сколько нужно оной, находившейся тогда, кстати, на привокзальной площади, буквально в четырехстах метрах от магазина, чтобы до­ехать до места, где сработала сигнализация? Ну, секунды, минута... Так вот, группа захвата ОВО Центрального РОВД прибыла через... девять минут! Когда преступников и след простыл. Экипажу ОВО, можно сказать, повезло. Будь они порасторопнее, могли попасть под автоматную очередь. Как выяснится потом…

Обчистив витрину, прихватив пакет с драгоценностями и трофейный автомат с полным боекомплектом, преступники спокойно покину­ли магазин. Пальнув напоследок для кура­жу еще и из пистолета.

Все нападение заняло около трех минут...

Вызов принят

Как его приняли сотрудники вневедом­ственной охраны, мы уже знаем. Те, кто «прилег» в магазине (раненый, понятно, не в счет), «валялись» там до тех пор, пока одна из продавщиц им не намекнула, что неплохо бы было закрыть дверь... Впро­чем, «судить» мы их не будем: кому охота за чужое добро подставлять свою голову. Вот только зачем тогда идти в охрану?

К слову сказать, впоследствии было при­нято решение уволить из органов автомат­чика и капитана. Потом офицера помило­вали. «Раздача слонов» прошла и среди на­чальников. Проводилось служебное рассле­дование о запоздалом «визите» и разбор «залетов». Кстати, действия Буковского были признаны адекватными, он долго лечился и продолжил служить. Правда, и спасибо ему тоже никто не сказал. Но тогда все это было не столь важно. Важным стало другое: из-за халат­ности и разгильдяйства некоторых сотрудников вне­ведомственной охраны работникам уголовного ро­зыска предстоял колос­сальный напряг.

В тот же день было возбуждено уголов­ное дело по признакам разбойного нападе­ния. Совместную – УВД, Центральный РОВД, прокуратура – следственно-опера­тивную группу возглавил старший следо­ватель областной прокуратуры Владимир Боровлев. О том, что дело это попало под самое пристальное внимание МВД, и говорить не стоит. В Воронеже начальник УВД лично контролировал ход оперативных меропри­ятий, поручив их организацию своему пер­вому заместителю Николаю Попову и непосред­ственно начальнику УУР УВД Юрию Савен­кову. Кроме того, самое деятельное участие в раскрытии этого дерзкого преступле­ния приняли начальники отделов УУР Михаил Сидоров и Валерий Головин, ну а основной розыскной воз, как мы уже знаем, тащили опера Центрального во главе с начальником СКМ Сергеем Серковым. Надеюсь, не при­томил читателя перечислением фамилий – эти люди того заслуживают.

В первую очередь следствие позаботилось о том, чтобы информация о случившемся в Воронеже разошлась не только по ближайшим, но и по отдаленным от нас облас­тям. Ибо уже первоначально стало понятно, что ювелирный «бомбанули», скорее всего, иногородние (судя по тому, что лиц своих они при нападении не скрывали). Также было понятно, что «засветиться» преступ­ники могут прежде всего на сбыте похи­щенного золота, а добыча их в несколько де­сятков наименований со знаменитым крестом с бриллиантами потянула на 300 миллионов рублей. Все «золотые» барыги были взяты под плотный колпак. К расследованию под­ключилась ФСБ.

С самого начала оперативники и следо­ватель столкнулись с путаницей в показа­ниях свидетелей: одни пытались как-то оправдаться, другие – просто «блудили»...

Со­ставленные с их слов словесные портреты преступников также были крайне противоречивыми. Из вещдоков самыми цен­ными оказались гильза и пуля, выпущен­ная из пистолета налетчика, предположи­тельно браунинга калибра 9 мм.

Среди основных была выдвинута версия о возможной причастности охранников к организации нападения. Ее разработка при­вела к тому, что примерно через месяц со­трудники уголовного розыска вышли на пре­ступную группу из 10 человек, на крими­нальном счету которых было несколько краж и разбоев по городу и области. Пикантность ситуации была в том, что костяк банды со­ставляли действующие и бывшие милици­онеры, однако к нападению на «БИН» они никакого отноше­ния не имели...

Нашу губернию опера, образно говоря, перетряхнули до основания: прессингуемый ими криминальный мир стонал, напоминая растревоженный улей, но получить «из-под них» информацию на раскрытие не удава­лось. Не помогли и данные центральной пулегильзотеки...

Уже «раскрутили» дело о заказном убий­стве семьи на Кольцовской, а ювелирный все «ви­сел»...

Надежда блеснула, когда из Липецка пришло сообщение об анонимном звонке дежурному тамошнего УВД: некая дамочка назвала одного липчанина, якобы причастного к нападению на «БИН». В соседнюю область срочно выехала оперативная группа. Поначалу казалось, что информация подтверждается – сходство подозреваемого с фотороботом одного из преступников было просто ошеломляющим. Оперативники задержали его, но, увы, их постигло очередное разочарование – вскоре стало понятно, что взяли опять не того.

Никто из них тогда и не подозревал, что судьба забросила их в Липецк совсем неспроста. И что скоро им сюда предстоит вернуться. За золотом и автоматом...

Сын иракского подданного

Жизненные коллизии Александра Нури были предначертаны ему, наверное, от роду. На божий свет он появился в 1965 году в Москве от брака советской гражданки с иракским студентом. Потом папа оставил семью, уехав строить социализм на свою исламскую родину (и стал там вроде бы большим человеком, чуть ли не из ближайшего окружения тогдашнего президента Саддама Хусейна). Александр же пepeбрался на жительство в приморский Новороссийск. Со временем он стал довольно известным спортсменом, а затем окунулся в бизнес. Удача ему сопутствовала: жизнь он вел достаточно обеспеченную, ни в чем себе особо не отказывал. Однако в конце 1996 года у него появились серьезные проблемы с местным криминальным «генералитетом». Дело дошло до крутых разборок, и, когда «авторитеты» начали один за другим гибнуть, подозрение пало на Нури и его окружение.

Александр, прихватив семью, скрывается в Липецке, где проживает родная тетя его жены. С января 97-го он был объявлен в розыск, причем ищет его не только милиция, но и дружки тех самых блатных покойников.

На новом месте, конечно, оказалось спокойнее, но катастрофически не хватало денег. Его, привыкшего жить на широкую ногу, это особенно угнетало, вгоняло в депрессию. И в конце концов подвигло на рисковый криминальный путь. Золото – вот что все­гда его привлекало.

В сентябре 1997 года, будучи в гос­тях у своей тетки в Ярославле, вооружившись прикуп­ленным тем же летом браунингом, Нури в оди­ночку совершает налет на ювелирный ма­газин. На этом деле он добыл кольца и перстни на сумму в 26 миллионов рублей и «позаимствовал» у одного из охранни­ков газовый пистолет.

Раз пошли на дело…

Частенько наведывался Нури и в наш го­род, где в Северном микрорайоне уже око­ло трех лет снимал квартиру его старый знакомый, уроженец и житель Новороссий­ска 29-летний Альберт Кудесников (фамилия изменена. Е. Ш.). Последний актив­но занимался бизнесом: поставлял товары бытовой химии из Новороссийска на воро­нежский рынок. Высокие доходы земляка не давали по­коя сидевшему «на мели» Нури, и он время от времени «доставал» Альберта, то прося у него в долг, то предлагая различные «хлеб­ные» прожекты. Бизнесмен же был достаточно осторо­жен, «капусты» ему хватало и так, и вступать в «концессию» Нури он совсем не спешил.

Как-то раз, раздосадованный хрониче­ским безденежьем и несговорчивостью дружка, Нури решил продемонстрировать тому свою крутость. Прихватив с собой писто­лет, вечером сорвался из его квартиры на улицу и, наведавшись в торговый павильон на Бульваре Победы, привычно уложил ох­ранников на пол... Акция легко принесла ему 450 тысяч доходу. Это случилось за три дня до нападения на магазин «БИН», «бомбануть» который стало навязчивой идеей Александра. Он настойчиво уговаривал своего «земляка». Они уже несколько раз побывали в ювелирном, и бывшего спортсмена буквально заворожил увиденный там драго­ценный крест. Продолжая терзаться сомне­ниями, Альберт все-таки стал понемногу сдаваться под яростным напором дружка. Хотя и отлично понимал, что если их задержат, отделаться «пу­стяком» (как это случилось в 1994-м году, ког­да его осудили за хулиганство), ему уже не удастся… Уже был назначен день нападения на ювелирный – понедельник, 15 декабря, а Альберта Кудесникова все еще терзали сомнения. Он еще не созрел, чтобы так по-крупному рисковать...

И все устроилось для него кстати: в тот самый понедельник, утром, на квартиру к Алику (где находился и Александр Нури) зашел отчитаться о ко­мандировке его компаньон по бизне­су Сергей Герасимов (фамилия изменена.Е. Ш.). Последний также был из приезжих, но с шестнадцати лет постоянно проживал в нашем городе. Вот ему-то, видя, как «мандражиру­ет» Алик, Александр и предложил по­участвовать в деле. Альберт в свою очередь составил главарю протек­цию: «Санек – мужик деловой, «под­лянку» не бросит...» Немного подумав, Сергей согла­шается побыть «на подхвате».

«На вся­кий случай» Александр дает ему свой браунинг, а сам вооружается принад­лежавшим Альберту «зауэром» – пис­толетом 1938 года выпуска. План был разработан такой. Активную часть нападения брали на себя Александр и Сергей. Первый должен был нейтрализовать охран­ника, второй – собрать тем временем золотишко в пакет. Кудесникову же выпала роль разведчика...

К месту действия они прибыли око­ло 13.30. Альберт почти сразу же на­правился в «БИН» – посмотреть что к чему, а подельники дожидались его в подъезде одного из ближайших к магазину домов. С собой Кудесников прихватил перстень, до­бытый Нури еще в Ярославле и поинтересовался у про­давщиц, как и где можно лучше его «толкануть». Пока те давали советы, он оценивал обстановку...

По возвращении он попытался от­говорить друга: «Там сегодня двое ментов, и у них автомат...» Однако Алек­сандр был неудержим: «Раз пореши­ли – пойдем!» Быстренько внесли кор­рективы в роли, а для маскировки предложили «очкарику» Герасимову временно побыть без очков... Там же, в подъез­де, загнали патроны в «стволы»...

Альберт «потерся» у магазина ров­но до тех пор, пока не увидел, как из него шуганулись посетители. «Нача­лось», – понял он, и сразу же подался к себе домой...

Стрельба, которую открыл в юве­лирном Герасимов, никак не входила в перво­начальные планы. По расчетам Нури, все должно было пройти «без шума и пыли», а теперь дело принимало со­всем другой оборот. Тем не менее, выдержка не оста­вила грабителей – покинув магазин с золотом и автоматом охранника, они спокойно пересекли Детский парк и, тормознув «мотор», уехали на «явоч­ную» квартиру в Северном. Там же и поделили добычу.

Александр взял себе больше всех (ему достался и вожде­ленный крест), а Сергея «за то, что завалил мента», наказали, выделив лишь пятую часть похищенного...

В тот же вечер Нури, прихва­тив свою долю и трофейный авто­мат, убыл в Липецк, а подельники поз­же распихали золото кто куда: Сер­гей – в Курскую область, где проживала его мать, а Альберт – в свой родной Новороссийск, где часть награбленного доверил одной знакомой для реализации. Казалось – все шито-крыто, и остается только «упасть на дно и пересидеть в тине».

А тем временем члены следственно-оперативной группы работали, не жалея себя, и на счастливый случай особо не полагались. После «липецкого облома» пришлось начинать все с нуля, что психологически очень непросто. И, тем не менее, оставалась надежда на успех, ведь все исполнили как надо, «расставили сети», «зарядили капка­ны»... Где-то должно было сработать, только – когда и где?

А пришло – откуда не ждали...

Весть из приморского города

В те провальные дни первой фев­ральской декады вышел на связь новороссийский уголовный розыск. При­бывшие в Воронеж в командировку оперативни­ки поначалу осторожничали, все больше сами с намеками да расспросами. Про ювелирный тоже дошла информация и до них. Ну а потом командировочные рассказали нашим сыскарям одну весьма примечательную историю.

Новороссийцы поведали о некоем гражданине Нури, своем земляке и бывшем спортсмене, которого подозревают в причастности к «мокрым» делам в приморском городе. О том, что тамош­них его подельников по этим делам уже всех изловили, а его самого поймать никак не мо­гут. И что в Воронеже должен проживать его старый знакомый (по-оперскому: связь) коммерсант Кудесников, и, возможно, «связь» эта не мертвая, а действующая. Через нее того са­мого Нури изловить можно. А сделать это и воронежцам есть резон, ибо очень может быть, что ювелирный «бомбанул» как раз беглый Нури. Хотя, никаких серьезных улик и оснований у них на тот момент не было – ехали на предчувствии... Они очень хорошо знали своего неугомонного земляка. А интуиция в оперской ра­боте - не последнее дело...

Надо сказать, местные сыскари тонко прочувствовали этот мо­мент... Отзывчиво. Забуксовавшая было уголовно-розыскная машина вновь заработала на повышенных оборотах, и вскоре на столе у началь­ника УУР УВД лежал воронежский ад­рес нигде не прописанного в нашем городе гражданина Кудесникова. А сама кварти­ра была взята под пристальный контроль оперативных и специальных милицейских служб. Результат наблюдений не заставил себя долго ждать: через день-другой стало известно, что в гости к Кудесникову с какой-то «большой железя­кой» из Липецка направляется его знакомый. И что это предположительно тот са­мый Нури.

«Липецкому гостю» на липецкой трассе был устроен «роскошный» при­ем, однако ему удалось просочиться в наш город незамеченным. «Наружка» засекла Александра Нури уже выхо­дящим из дома, где проживал Альберт, вме­сте с ним и, как выяснится потом, родной сестрой жены. Их плотно вели, и опера из Новороссийска в кон­це концов все же признали в объек­те своего «дорогого земелю» Нури. И когда троица вошла в кинотеатр «Пролетарий», опергруппа прямо в фойе ее и «хлопнула». Без шума и пыли. Так, как не получилось взять ювелирный у самого Нури.

При задержании у свояченицы Александра Нури в сумочке обнаружи­ли пистолет «Зауэр», так что сработай опера­тивники не так «деликатно» – всякое могло бы случиться...

На милость победителей

Александр не скрывал своего потрясения – настолько неожиданным для него оказался арест. Еще больше он приуныл, когда узнал, что по его душу прикатили опера из Новороссийска. Ехать с ними туда он, видимо, не хотел. Может, это и подвигло его на скорый и откровенный разговор с воронежским уголовным розыском. Уже в течение тех же суток, 12 февраля, он дал полный расклад по «БИНу». Так же, как и его друг и подельник Кудесников.

На следующий день Серков с опергруппой выехал в Липецк, где в указанных Нури местах изъял золото и автомат милиционера. Аналогичные действия были проведены в Курской области, в Новороссийске, где, кстати, и был задержан Сергей Герасимов, который прибыл туда за партией товара.

Сбыть награбленное преступники не успели, и золото (в том числе уникальный крест и перстень с бриллиантом на 38 млн рублей) было возвращено магазину.

Расследование этого нашумевшего ограбления – после того как суд присяжных в Новороссийске оправдал обвиняемых в убийствах подельников Нури, а в отношении него там уголовное дело закрыли, – решили проводить в Воронеже. Между прочим, Александр и не подозревал, что новороссийские опера вовсе не горели желанием этапировать его в родной город, ибо весьма сомневались, что довезут его туда «живым и здоровым» – слишком много было желающих свести с Нури свои счеты. Они, как, впрочем, и оперативники, не очень-то верили в правосудие…

Следствие обвинило Александра Нури, Альберта Кудесникова и Сергея Герасимова в бандитизме, разбойных нападениях, незаконном хранении оружия и боеприпасов. Приговором областного суда Нури был осужден к 15 годам лишения свободы, Кудесников получил «десятку», Герасимов – «чертову дюжину». Все – с конфискацией.

Автор:
Евгений
Шкрыкин
Смотреть все статьи
Читайте также:
Эффект пробки: почему все вдруг кинулись критиковать воронежский транспорт
Подробно
В Воронеже вышло окончание «бандитского» сериала

В этой книге - помимо уже опубликованных в первом издании «БАНД…», которое стало региональным бестселлером прошлого года, - вы найдете 10 новых новелл о громких преступлениях и расследованиях резонансных уголовных дел за период с начала 90-х по 2015 год.

26.12.2016 12:53.
Особая папка: «Дело времени»

История многих нераскрытых преступлений – отдельная и, как правило, темная история, подобраться к которой весьма непросто.

14.11.2016 14:41.
Дело Тукаева и Прохоровой (2009 год): «Любовь с драгоценностями»

Преступник (или преступники) имел ключ от входной двери. Он также знал коды, один из которых отключал сигнализацию, а другим – открывал сейф, откуда были похищены 4,6 млн рублей наличных и ювелирные изделия на сумму 82 млн.

07.11.2016 17:02.