Последние новости
Все новости
Пробки



Бизнес на тот свет

12.08.2016, 16:07

Остап Бендер жил в интересное, но довольно опасное время – «делать дела», чтя при этом Уголовный кодекс, тогда было совсем непросто. При переходе от капиталистического вчера в коммунистическое завтра, когда простора для частного маневра практически не оставалось, творить приходилось на грани фола.

Гораздо больше повезло правнукам лейтенанта Шмидта – им выпал фарт пожить в другую эпоху: в период первоначального накопления капитала. Когда государство дало «деловым ребятам» карт-бланш и сочинило такие правила игры, при которых волки сыты, а с овец до определенной поры можно безнаказанно драть шерсть. Когда одни в считанные дни становились новоявленными "корейко", а другие десятки и сотни тысяч выбрасывали свои деньги на ветер, оказываясь у разбитого корыта.

МММ, «Русская недвижимость», «РДС» и прочие «хопры» с помощью оголтелой рекламы, суля невиданные дивиденды, отлавливали «души». И те несли им свои кровные и левые сбережения, закладывали все что можно в надежде обмануть, обогнать бешеную инфляцию. Прозрение и горькое похмелье наступило уже потом. Когда один за другим стали лопаться тресты и начались первые серии долгоиграющей мыльной оперы под названием «борьба обманутых вкладчиков за свои права».

Судьбы же «благодетелей» сложились по-разному. Одни, туго набив карманы, улизнули за вожделенный кордон (их разыскивает Интерпол), других (правда, уже без денег) удалось упечь за решетку, ну а некоторых и вовсе уже нет в живых.

Мы поведаем вам историю о судьбе одного из таких «новорусских» нуворишей: отце-основателе, пожалуй, самой популярной в те времена воронежской «пирамиды» – АОЗТ «Интербизнес». Историю его трагической гибели и раскрытия этого нашумевшего в 1995 году преступления.

 

Начало конца

 

9 декабря 1994 года в милицию поступило заявление об исчезновении человека. О том, что, мол, больше недели назад Юрий Ар­кадьевич Лебедев, 1965 года рождения, ушел из дома и как в воду канул.

На первый взгляд – ничего особенного: мало ли мужиков уходит из дома? Ну, загулял... Однако это заявление произвело эффект разорвавшейся бомбы. Ибо исчез не кто иной, как глава известной в городе тра­стовой фирмы «Интербизнес», оставив «при своих интересах» почти семь тысяч шоки­рованных вкладчиков и задолжав им около 6 миллиардов неденоминированных рублей... Его предприятие, которое и так неохотно делилось дивидендами со своими клиентами, окон­чательно, так сказать, зависло.

 

 * Фамилии большинства осужденных и некоторых потерпевших измене­ны.

Органы же, усмотрев в ис­чезновении Лебедева попытку скрыться и узнав, что из кассы исчезла кругленькая сумма (предполо­жительно полмиллиона), возбудили против него уголовное дело по обвинению в мо­шенничестве и незаконных валютных сдел­ках. К поискам пропавшего главы «Интер­бизнеса» подключился РУОП.

…Впервые в Воронеже Юрий Лебе­дев обосновался в 1993 году. О его доворонежской жизни мне известно не­много: родом он, вроде бы, из Астрахани (там у него жил отец), получил не­плохое финансово-экономическое образо­вание, а в Воронеж, по слухам, при­был, скрываясь от преследовавших его кре­диторов. По натуре Юрий был очень коммуникабельным и эрудированным человеком. Книголюбом. Торговля книгами и стала предметом деятельности ИЧП «Лебедев», которое он создал в том же году.

Бизнес рос, и со временем ИЧП выросло в АОЗТ «Интербизнес», а с января 1994 года началась его трастовая деятельность: прием денежных вкладов под проценты от населения. Чтобы обойти на вираже мно­гочисленных конкурентов, Юрий Лебедев пообещал тогда больше всех – 30 процентов ежемесячно. Это означало, что за трехмесячный срок ваш вклад почти уд­ваивался! Еще большие доходы сулили вклады в валюте. Затравка была фантас­тической, и очень скоро ручеек денежных вливаний превратился в мощный финансо­вый поток. Особенно – когда через три месяца пошли пер­вые дивиденды...

Начинал Лебедев, как и многие тогда, в «Брно» – в гостинице находился его офис (там, кстати, был совершен бандит­ский налет, со стрельбой и ранением касси­ра...); здесь же, в гостинице жил и он сам. В «Брно» позна­комился со своей будущей супругой – 17-летней Леной, которая, по слухам, осваивала тогда профессию «интердевочки». Мимолетная встреча переросла в привязанность, любовь, а потом и брак. Незадолго до своего исчезновения Лебе­дев приобрел четырехкомнатную квартиру в одном из домов по улице Колесниченко, где и обосновалась новорусская семья.

Однако безоблачному счастью молодых начали мешать сложности, возник­шие у «Интербизнеса». Крах «МММ» летом 1994 года породил проблемы и у других по­добных финансовых пирамид.

Среди вкладчиков начиналась паника, и ситуация «дать, чтобы взять», преломилась в «ни дать, ни взять», что радикально меня­ло условия игры. В ноябре выплата дивидендов и возврат вкладов были приостановлены, что вызва­ло взрыв негодования у многочисленных (в том числе и «крутых») клиентов. В адрес Лебедева посыпались угрозы, он вынужден был позаботиться о собствен­ной безопасности – отказаться от домашне­го телефона, поставить бронированную входную дверь.

Лебедев скрылся: уехал на автомашине в Астрахань. Розыск его шел ровно два месяца: в конце января Юрия задер­жали на одном из постов ГАИ в Пензенской области, и 30 января 1995 года поместили в следственный изолятор в Воронеже. Боль­ших капиталов при нем не оказалось, а свой отъезд он назвал обычным отпуском за свой счет.

 Чтобы найти основание для обвинения Лебедева в мошенничестве, следствие назначило финансовую ревизию АОЗТ, которая сразу же столкнулась с большими трудностями: бухгалтерия была донельзя за­путана. Провести ее экспертизу в отпу­щенный следователю шестимесячный срок (срок содержания обвиняемого под стра­жей, после чего его должена продлять Гене­ральная прокуратура) не было никакой возмож­ности, а посему следствие «отпочковало» от уголовного дела эпизод незаконных ва­лютных операций и, вменив это в вину Лебедеву, направило дело в суд Центрального района. (Как выяснилось, у подследственного даже не было лицензии на сделки с валютой, это к вопросу о том, как контроли­ровала тогда подобные пирамиды власть...)

В мае 1995 года Лебедев, как и ожидалось, был приговорен к незначитель­ному сроку с отсрочкой исполнения приго­вора и выпущен на свободу. По «мошенни­честву» же он продолжал числиться в обви­няемых – это уголовное дело раскручива­ли не спеша (к слову, в суд его направить следствие так и не успеет – оно будет прекращено в связи со смертью обвиняемого).

Вновь обретший свободу Лебедев попал в оборот обиженных вкладчиков, жаждущих финансо­вых сатисфакций. Наиболее радикальная их часть требовала «ликвидировать и поделить», а умеренная – апеллировала к власти, требуя предоставить Ле­бедеву шанс рассчитаться с клиентами ес­тественным, так сказать, путем – через «Ин­тербизнес». Сам глава фирмы также выразил желание потрудиться во благо народа и погасить долги.

Власть откликнулась на глас народа: она сдала на откуп Лебедеву в 25-летнюю арен­ду «центровую» гостиницу «Бристоль», кото­рую новый владелец подрядился капиталь­но отремонтировать за свой счет, а дохо­ды с аренды и субаренды – пустить в том числе и на расчеты со вкладчиками.

Дело худо-бедно пошло: гостиницу на­селили офисы многочисленных фирм, и – что самое примечательное – понемногу погаша­лись долги (без процентов, конечно). Правда, делал это глава «Ин­тербизнеса» выборочно, исключительно по своему ус­мотрению...

Как бы события разворачивались дальше, одному Богу известно. Ибо осенью 1995 года Юрий Лебедев был убит...

26 сентября утром со­трудник «Интербизнеса» заехал за сво­им шефом домой и, войдя в почему-то не запертую дверь его квартиры на пя­том этаже, увидел страшную картину: на полу в гостиной в луже крови с ранами на шее лежал Юрий... Прибывшая по вызову водителя следственно-оперативная группа обнаружила на его трупе еще и огнестрель­ное дробовое ранение в грудь. А в спальне они увидели обнаженное истерзанное тело его 18-летней жены. У Лены насчитают по­том 44 ножевых ранения, большинство из которых – прижизненные. Лебедева была изнасилована, подверглась пыткам, а по­том ее задушили. В квартире царил хаос – похоже, убийцы искали деньги и драгоценности...

В тот же день областной прокуратурой было принято к производству уголовное дело, а в состав следственно-оперативной группы, помимо прокурорских работников, вошли сотрудники Ленинского РОВД, УУР УВД и РУОП. Следствие выд­винуло ряд версий, из которых следует упо­мянуть о нескольких.

Месть вкладчиков – первое, что приходило на ум как специалистам, так и простым обыва­телям при известии о гибели Лебедевых. И дей­ствительно, Юрию неоднократно грозили распра­вой, жил он на осадном положении.

В качестве еще одной версии гибели рассматривались криминаль­ные разборки. Когда «Интербизнес» был на плаву, он, естественно, должен был содер­жать криминальную «крышу». Однако выяс­нилось, что на излете блатные оставили вниманием эту фирму...

Не исключались следствием и борьба за первенство в самом «Интербизнесе», а также борьба за «наследство» (гостиницу «Бристоль»). В этом направлении также велась работа.

Заметим, что на первоначальном этапе расследова­ния четко сработали опера Ленинского РОВД во главе со своим начальни­ком Савиным. О скрупулезности оперативников свиде­тельствует хотя бы то, что ими был установ­лен один из участников нигде не зарегист­рированного ДТП, случившегося с Лебеде­вым незадолго до его смерти. Тогда, на День города, Юрий на автомашине легко задел ребенка, который прогуливался со своим дедом. Произошел скандал, затем – небольшая потасовка, и Лебедеву доста­лось от какого-то незнакомца, случайно ока­завшегося свидетелем. Потом заступник был приглашен «на мировую» в квартиру Лебедевых. Этот визит позже обойдется ему в 10 дней следственного изолято­ра...

 В конце концов, собрав необходи­мую информацию, следователь по осо­бо важным делам прокуратуры обла­сти Александр Андреев пришел к убежде­нию, что все случившееся очень смахивает на... обычное разбойное нападение. Об этом косвенно свидетельствовал почерк преступников, разгром, устроенный ими той ночью, наличие в списке похищенного не толь­ко импортной видеотехники, но и «ширпотреба», предметов бытового обихода.

Вскоре также стало понятно, что убийц буду­щие их жертвы впустили в квартиру сами. Скорее всего, были с ними знако­мы – Лебедев из-за «наездов» вкладчиков дверь незнакомым людям не открывал. Все это позволило довольно быстро опреде­литься с основной версией, что очень важ­но для концентрации сил и возможностей.

После признания приоритетной «разбойной» версии на пер­вый план резко началась колос­сальная по своей трудоемкости работа по определению и отработке круга лиц, которые были вхожи в семью Лебедевых. В их число попали не только коллеги по ра­боте, родственники и знакомые, но и дру­зья друзей, и знакомые знакомых... Таковых набралось не менее сотни! И всех их необ­ходимо было проверить.

 

Исход

 

В процессе многочисленных допросов подозреваемых уста­навливался их образ жизни, связи, характер времяпрепровождения, источники доходов, алиби. И уже в начале октября в поле зрения следствия попал некий парень по имени Паша, который якобы навещал Лебедеву в то время, пока ее муж находился в СИЗО. Причем в гости он приходил как один, так и с приятелями. Сыщикам было известно только его имя, но и этого оказалось достаточно, чтобы его вычислить и взять «под колпак».

Паша Каданников – 22-летний ни­где не работающий субъект, лишь в декабре 1994 года «откинулся» после трех­летней отсидки за кражу. Жил он с семьей в одном из пригородных районов, но частенько наезжал в Воронеж, гостил у сво­ей тетки, болтался по кафе с дружками. На какие средства кормился – не ясно.

К 10 октября следователю удалось уста­новить практически все его окружение. Предвосхищая ход следствия, ска­жу, что вся честная компания окажется «бандой Коптева», совершившей целую серию тяжких кровавых преступле­ний, главным образом разбойных нападе­ний на жилища граждан. Все они сначала были допрошены как свидетели, и некоторые даже предъявили «железное» алиби на 26 сентября. И, тем не менее, люди эти заинтересовали следствие – бóльшая часть из них нигде не работала, в быту аскетизмом не отличались, и откуда брали деньги на «красивую жизнь», толком пояснить не могли. Более того, некоторые в прошлом были не в ладах с законом: судились за кражи и грабежи.

И все же прямых улик по «делу Лебедева» против них пока не было. Их отпустили, но, конечно же, оста­вили под оперативным присмотром.

Требовалась мощная разработ­ка этих фигурантов, для чего нужно было задействовать на полную катушку оператив­но-технические и поисковые службы. Такую поддержку следствие получило. Объединенные усилия «убойных» отделов УВД и РУОП вскоре принесли плоды. В процессе выявления и изучения связей Павла Каданникова среди его знакомых замель­кал некий Сергей 30-ти лет, который приехал в Воронеж и вместе с двумя девицами снимал квартиру в Коминтерновском районе на улице Беговой. Однако при попытке пригласить его на до­прос ему удалось перехитрить милиционеров. Предъявив, как выяснилось потом, поддель­ный паспорт на имя некоего Горна, он ускольз­нул из квартиры и как сквозь зем­лю провалился...

К двум задержанным по этому адресу деви­цам (сожительница Сергея Надежда и ее по­друга Елена) вскоре добавился попавший в уст­роенную засаду Олег Мишаков, до этого следствию не известный. Вся троица была до­ставлена для допроса, где они в один голос «отмазывали» мнимого Горна. Тем временем на их квартире (и у некоторых соседей) произвели обыски. И сразу же появились первые серьезные основания подозревать скрывшегося и его зна­комых в причастности к убийству Лебедевых. Было обнаружено и изъято большое количе­ство вещей, которые никак не могли соответ­ствовать потребностям их владельцев и которые они рас­совывали по «барыгам». Но самое главное – были обнаружены охотничьи боеприпасы, по номеру партии, калибру и цвету аналогичные тем, ко­торые использовались при нападении на главу «Интербизнеса»...

Необходимо было срочно установить, кто такой этот пресловутый Сергей, но уже становилось ясно, что он – один из руководителей, если не главарь преступной группы.

Следствие вынуждено было пойти на опре­деленный риск: отпустить всех задержанных, и установить за ними слежку в надежде на возможный контакт с Сер­геем.

В ноябре наконец удалось установить личность разыскиваемого: им оказался ранее судимый за бан­дитизм житель Ставрополья Сергей Коптев, ко­торый числился в розыске за разбойные напа­дения в Ставропольском и Крас­нодарском краях. За ним началась усиленная охота.

Когда следствием была организована про­верка вещей, изъятых в квартирах у Коптева и его знакомых, из нескольких рай­отделов милиции стали поступать сведения о том, что эти вещи принадлежат жертвам разбойных нападений, совершенных в разное время и в разных местах. За предпо­лагаемой преступной группой потянулся шлейф преступлений. При отработке лиц из окружения Коптева были установлены достаточно тесные его связи с крупными уголовными авторитетами Воронежа: в ходе раскрытия убийства Лебедевых парал­лельно выявлено порядка 60 различных преступлений (разбои, кражи, хранение бое­припасов, оружия, наркотиков), задержа­на группа, на счету которой было около 40 эпизодов похищения автомобилей. Кстати, именно тогда, в ходе проведения оперативно-розыск­ных мероприятий по Коптеву, и зародилось от­дельное, ставшее широко известным «дело вора в законе» Плотника. Всего же при расследовании нападе­ния на Лебедевых было выявлено и разобла­чено четыре преступных группы. По всем делам вынесены обвини­тельные приговоры.

Сергея Коптева взяли 23 декабря в одной из станиц Ставрополья. При задержании он пы­тался скрыться, но неудачно. Сразу же после этого (и только после этого) прошла волна аре­стов членов его преступной группы. До 3 янва­ря 1996 года были задержаны 10 из 13 членов банды. Остальных взяли чуть позже. И очень скоро под напором собранных к тому времени неопровержимых улик посыпались признательные показания арестованных...

Сергей Коптев поступил в «тюремные уни­верситеты» в неполных 16 лет и с 1980 года надолго зону не покидал. По харак­теру дерзкий и решительный, он всегда и всю­ду был бесспорным лидером и авторитетом. Освободившись в мае 1994 года, уже в октябре он, организовав банду, совершает ряд разбой­ных нападений на граждан и, заметая следы, прибывает в Воронеж. К середине мая 1995 года с помощью Павла Каданникова он сколотил банду «бра­тишек» для разбойного промысла. Многие из вошедших в нее (от 19 до 24 лет) давно уже знали друг друга, и каждый получил строго определенную роль. Все преступления тщательно планировались, в ходе на­падения разбойники пользовались масками и перчатками.

В начале июля преступная группа сформировалась в устойчивую банду: была арендована «хата», где прово­дились сходки и намечались набеги; члены группы приобрели достаточный разбойный опыт, были проверены в деле и освоили свою узкую специализацию: организаторов, навод­чиков, исполнителей и т.п.

Награбленное сбывали барыгам или увозили в другие города, деньги шли на «красивую жизнь». Однако разгульные бандит­ские души алкали крови. В июле Коптев приобрел охотничье ружье 16-го калиб­ра, сделал из него обрез, купил шестизарядный пистолет кустарного производства и гранату.

И преступники начали активно действовать. Достаточно ска­зать, что только в то самое время, когда погиб Лебедев, они совершили серию дерзких нале­тов: 23, 30 сентября и 1 октября. Послед­ний раз банда «отметилась» 13 октября, а потом, когда их стали вызывать для допросов, разбежались и залегли на дно.

Но было позд­но. На их криминальном счету числилось уже 22 эпизода разбоев по городу и области, 4 трупа и тяжкие телесные повреждения. Разбойные нападения в отдель­ных случаях сопровождались изнасиловани­ями, пытками и захватом заложников. Приме­чательна и тактика их преступных действий. Все члены банды постоянно вели разведку: собирали сведения о «богатеньких буратино», определялись с наиболее выгодным временем нападений на них. Главные «разведчики» – все те же Надежда Федорова и Елена Баталова, пользу­ясь тем, что в городе в то время перманентно шли различные выборы, методично обходили жилые кварталы и, представляясь переписчи­цами электората, выискивали «бобров». Довер­чивые граждане охотно делились с ними свои­ми анкетными данными: местом и режимом ра­боты, составом семьи, номерами телефонов... «Перепис­чицы» все это методично фиксировали.

Так, например, было соверше­но разбойное нападение на гражданку Холодо­ву. Работая продавцом в универсаме, она, на свою беду, зачем-то представилась «де­вочкам» заведующей отделом... В ту же ночь «с этой наколки» бандиты напали на ее дом и уби­ли хозяйку. Доходило до того, что некоторые члены бан­ды «наводили» на своих знакомых и родственни­ков. Так, Мишаков «слил»» адрес род­ной тетки проживающей в Липецке...

Случались и «проколы»: один из членов шайки, пере­ночевав в случайной квартире в Ленинском рай­оне, которую сдавали в наем, навел «корешей» на ее хозяйку, (рассудив, что та с аренды прико­пила деньжат), но, давая целеуказание, ошибся подъездом. В результате налет со­стоялся совсем на другую квартиру. Оказав­шая там девушка была изнасило­вана и убита бандитами, раздосадованными своей оплошностью…

А теперь пришло время рассказать об «ак­ции» на квартире Лебедевых.

Как и предполагали следователи, Юрий Лебедев сам в­пустил в квартиру разбойников. Он действительно знал одного из них – Ка­данникова, с которым его познакомила жена. Лена, в свою очередь, «подцепила» Пашу, ко­гда, скучая по томящемуся в СИЗО мужу, разгоняла тоску в одной из кафешек. Потом последовало приглашение на дру­жескую вечеринку, и понеслось... Она даже ввела его в свою семью... Легкомыслен­ная, молодая девчонка и не подозре­вала, с кем столкнула ее судьба, и каким образом новый знакомый отблагодарит за хлеб-соль.

 «Благодарность» не заставила себя ждать – уже в мае 1995 года Паша навел братишек на квартиру родителей Лены... (Это, кстати, был первый разбойный налет только что сколоченной шайки). Но Лебедева об этом, конечно же, не догадывалась. Ведь Паша – друг... А «друг» уже давно подбивал сподвижников «сделать» квартиру «богатенького лоха». «Сколько там?» – поинтересовался главарь? «Миллионы!.. Сотни миллионов...» – горячо убеждал Каданников.

В ночь на 26 сентября он, Коптев и Мишаков пошли на дело. «Извозчик» на «Москвиче» был приглашен случайный – однажды подвозил Коптева, тогда и познакомились. В тонкости операции «мужика» не посвящали, (в итоге за свои услуги он получит лишь 50 нынешних рублей и «трофейную» игровую приставку «Денди»). В двенадцатом часу ночи нежданные гocти «завалили» к Лебедевым с бутылкой. Хозяин соорудил закуску, а когда сели за стол – Коптев выстрелил в Лебедева из обреза (стреляли дважды, причем один раз попали в пол, и странно, что никто из соседей ничего не слышал). Покончив с Юрием, бандиты занялись его женой. Видимо, пытали ее с пристрастием: «Где, драгоценности и деньги?!» Коптев всласть потешился с девушкой, а затем распорядился ее убрать – этим занялись его подельники (кстати, Мишакова следствие обвинило в трех убийствах). Налетчики куролесили в «хате» целую ночь, но ни «брюликов», ни золота, ни денег не обнаружили (их там и не было). И уже под утро, прихватив все, на их взгляд, наиболее ценное, убрались восвояси. Коптев был страшно разочарован и выговаривал Паше – налет не оправдал его ожиданий...

Три месяца понадобилось следствию, чтобы раскрыть это и ряд других тяжких пре­ступлений и задержать банду разбойни­ков. К делу об убийстве семьи Лебедевых было присоединено еще 18 уголовных дел, о преступлениях в Курске, Липецке, на Ставрополье и Крас­нодаре.

Благодаря слаженной и четкой работе следователей и оперативных служб, следствие было завершено в рекордно короткий срок. Зато процесс по нему в областном суде получился долгим. Судья Валентина Королькова вынуждена была не раз дело откладывать: то у главных подсудимых наблюдалось коллективное «сумасшествие», то они отказывались идти на контакт с судом.

В итоге суд приговорил Коптева к 15 годам лишения свободы, из которых 10 он должен был провести в закрытой тюрьме; Павла Каданникова – к 10 годам с конфискацией имущества. Остальные члены банды также понесли суровое наказание.

Автор:
Евгений
Шкрыкин
Смотреть все статьи
Читайте также:
Эффект пробки: почему все вдруг кинулись критиковать воронежский транспорт
Подробно
В Воронеже вышло окончание «бандитского» сериала

В этой книге - помимо уже опубликованных в первом издании «БАНД…», которое стало региональным бестселлером прошлого года, - вы найдете 10 новых новелл о громких преступлениях и расследованиях резонансных уголовных дел за период с начала 90-х по 2015 год.

26.12.2016 12:53.
Особая папка: «Дело времени»

История многих нераскрытых преступлений – отдельная и, как правило, темная история, подобраться к которой весьма непросто.

14.11.2016 14:41.
Дело Тукаева и Прохоровой (2009 год): «Любовь с драгоценностями»

Преступник (или преступники) имел ключ от входной двери. Он также знал коды, один из которых отключал сигнализацию, а другим – открывал сейф, откуда были похищены 4,6 млн рублей наличных и ювелирные изделия на сумму 82 млн.

07.11.2016 17:02.