Пробки



Безусловно, любовь: педагог-психолог Инна Абаджян – о принципах работы с особенными детьми, выбранной профессии и сыне

14.02.2020, 13:37

В работе педагога-психолога Инны Абаджян самое главное – непоколебимая вера в человека и его способности. Вера вопреки сложным диагнозам, родительским страхам, иногда даже общественному мнению, которое не всегда готово принять «не таких».

В этом году исполняется 20 лет, как Инна Абаджян работает в Воронежском областном центре реабилитации «Парус надежды» и следует девизу «Они – могут!».

Подсказал сын

По первому образованию Инна Александровна – учитель русского языка и литературы, но в школе она проработала всего несколько лет. В 1991 году Инна стала мамой. У Валеры диагностировали синдром Вильямса. Если говорить просто, то это хромосомная перестройка, которая влечет за собой задержку умственного развития у малыша и проблемы сердечно-сосудистого характера. Так что впервые двери «Паруса надежды» Инна Абаджян открыла как мама. Когда обрела опыт общения с «синдромальным» ребенком и родители-«новички» стали обращаться к ней за советами, поняла – надо активно делиться, и Абаджян стала волонтером организации. Затем получила специальное образование. В 2000-м в качестве социального педагога пришла в «Парус надежды» уже как дипломированный специалист. Говорит, что в ее решении не было никакой спонтанности.

– Если бы не мой сын Валера, я не знаю, кем бы сейчас была. Он помог определить мой профессиональный путь и найти дело, которым я хочу и люблю заниматься, – говорит Инна Абаджян.

Работа над ошибками

Но работа такая, что не получится абстрагироваться, не проникнуться историей любой семьи, которая приходит за советом. Это сложно даже для самого закаленного человека, потому что привыкнуть к этому нельзя. У Инны Александровны много не только творческой, но и консультационной работы. На разговор к психологу приходят родители, детям которых только поставили диагноз, их мир перевернулся с ног на голову. Многие обращаются с единственным вопросом – как дальше жить? Часто спрашивают и о том, что будет с ребенком, если с ними что-то случится.

– У вас родился ребенок, почему вы думаете о смерти? Я их понимаю – сломан привычный сценарий жизни. Но вы уже забрали этого ребенка, он ваш. И каким бы страшным ни был диагноз, вы любите малыша, а значит, вы сможете с этим жить. Ничего принципиально нового в этом не будет. Сегодня все дети учатся, ходят в кружки по интересам, и ваш будет, главное – верить и не привязывать его к себе гиперопекой. Это самая распространенная ошибка многих родителей, – говорит Инна Абаджян. – Диагноз – для врача. У вас же просто есть ваш ребенок. Воспитывайте и развивайте его. В детях нужно видеть личности.

«Я на них кричу»

Но если для детей, которые имеют разнообразные формы инвалидности, в Воронеже еще можно найти увлекательное и полезное занятие, то социализацией и развитием людей старше 18 лет в городе занимаются лишь несколько учреждений, в том числе  некоммерческие организации. Инна Абаджян была одной из первых, кто стал продвигать терапию людей с ОВЗ через искусство. В разные годы ее работы на базе «Паруса надежды» стали появляться творческие коллективы, объединенные под «крылом» педагога-психолога.

Сейчас около 60 человек занимаются в творческих коллективах, созданных Инной Александровной. А сколько уже выпускников! Она ведет два танцевальных и два театральных коллектива. В театральную студию «Улыбка» ходит и сын Валерий.

Но в этих творческих коллективах  как везде, не скрывает педагог-психолог: строгий отбор, регулярные репетиции и творческие задачи, которые нужно выполнять. Не сделал – похвалу не заработал.

– Родители уже знают, как я работаю, это сарафанное радио. Когда набираю коллективы, сразу предупреждаю родителей, что я очень эмоциональная. И перфекционист по своей натуре, если беру детей, то должна из них выжать все, что они могут. Иногда я кричу, а ругают ведь всегда только самых близких. Это если ты равнодушен, то тебе все равно. Я могу быть очень жесткой. Как-то сказала девочке: «Маша, мне плевать, что у тебя ДЦП. Ты оставляй его дома! Мне надо, чтобы ты ходила на носочках и поднимала свою правую руку». И она сделала это, хотя ни у кого не получалось добиться от нее малейшего исполнения действия, а несложные физические упражнения им нужно выполнять. Я просто не даю им уходить в болезни и жалеть себя. Жалость – это унижение. Я не разрешаю им унижать себя, – рассказывает психолог. – Конечно, первые из родителей с ума сходили: «Как она кричит!» А сейчас говорят: «Да, кричит, но зато какие результаты!» Я могу выгнать с репетиции родителей, которые говорят: «Да вы что, он этого не сможет сделать!» Сможет. Главное  верить! Мне тоже внушали, что мой ребенок будет тяжелым, говорили – сдайте его. Но именно это дало мне силы не сдаваться и идти вперед. И вы идите.

Сейчас студия «Улыбка» дорабатывает спектакль «Диалоги о войне», приуроченный к 75-летию со Дня Победы. Из-за надуманных страхов родители воспитанников Абаджян просили не брать такую сложную тему. Но у ребят получилось.

– Конечно, есть свои особенности работы. Я всегда перед тем, как что-то делать, рассказываю предысторию. В этот раз мы много говорили про войну, слушали песни, я учила их улавливать нужные интонации и чувства. Просила их: «Представьте, что папа на войне, а мама голодна». Они должны понимать, что делают на сцене. Поэтому я никогда не ставлю с ребятами просто танец. Ну, не получится. Они не могут исполнять просто набор движений. Им нужно объяснить, что все это символизирует, что мы будем зрителям передавать, – рассказывает Инна Абаджян. – Искусство – терапия для любого человека. Мои ребята находят себя в том, что хотят. Пусть кто-то не умеет петь, но он может исполнить речитатив. Я дам ему задачу, которая под силу, и у него будет желание идти дальше. Я же тоже не актриса МХАТа! А я хотела быть врачом. Но врачевание у меня идет через арт-терапию. И особенно оно эффективно во время занятий и концертов, когда мои воспитанники слышат аплодисменты.

Дом Инны Абаджян часто похож на гостиницу. Во время гастролей у нее часто живут родители с детьми, которые занимаются в ее коллективах. Дочка Инны Александровны однажды даже пошутила: «Мам, как не открою глаза утром, а у нас каждый раз кто-то есть». При этом в семье психолога знают, что если кто-то из воспитанников все же останется сиротой, то мама обязательно его заберет. А что делать?..

На вопрос: как не перегореть? – Инна Абаджян даже не рассуждает, потому что нет универсального рецепта. Однажды она ушла из профессии, возглавив одну из городских школ. Но кресло директора, по факту – администратора, ей быстро надоело.

– Не могу я без своих детей. Бывает тяжело. Но любовь безусловна, – говорит она.

Ирина ЛАЗАРЕВА

Фото Алисы Ермаковой

Читайте также:
Эпидемиолог дала прогноз по спаду пандемии в Воронежской области
Подробно


Застрявшую на Занзибаре воронежскую пару вывезут спецрейсом
На острове Занзибар в далёкой Танзании коронавирус фактически заблокировал отдыхавшую там пару из Воронежа. Около полутора недель назад регулярное авиасообщение было прекращено. Впрочем, как уверяет руководитель воронежского представительства МИД Алексей Некрасов, в самое ближайшее время в эту африканскую страну будет организован чартерный рейс, который заберёт оттуда воронежцев и других россиян. По некоторым данным, их на Занзибаре около 120 человек. Спецрейс организуют, согласно договорённостям Росавиации и МИД России.
вчера, 17:32.
Позитив дня: анекдоты от воронежских чиновников и косуля на самоизоляции

Ту фейк о нот ту фейк? Вопрос ребром встал перед каждым  сторонником традиционного Дня смеха. Именно накануне этого всемирно любимого праздника Госдума приняла закон о фейковой информации и предусмотрела наказания. По уровню строгости - чуть ли не как за поджог сиротского приюта.

 

вчера, 16:43.