Свежие новости
Все новости
Пробки



Армия спасения: как в Воронеже печатают средства защиты для врачей на 3D-принтерах (ВИДЕО)

28.05.2020, 16:23

Движение людей, желающих помочь тем, кто работает «на передовой» – мейкеры, возникло на старте пандемии коронавируса и вскоре появилось в Воронеже. Здесь волонтеров объединил региональный учебно-ресурсный центр «Доступная среда» – общество людей с инвалидностью. Воронежским медикам мейкеры предлагают визоры и боксы, напечатанные на 3D-принтере.

«Друзья заболели»

Руководитель РУРЦ «Доступная среда» Александр Попов возглавил движение мейкеров в Воронеже после призыва друзей-медиков, которые обратились с просьбой о помощи: «Выручай, а то люди начнут экстренно увольняться, болеть и уходить в отпуска».

– Я попытался выяснить, насколько вообще критична ситуация, в которой все мы оказались. Связался с врачами из Израиля и США – стран, которые находились на пике заболеваемости. Позвонил знакомым в Москву, где тоже неблагоприятная обстановка. Оказалось, все очень серьезно, – рассказал Александр Попов. – Мы наладили всю работу за полтора месяца. Это время прошло в нон-стопе. Наша задача была в том, чтобы сработать так, чтобы с одной стороны не вызывать панику в обществе, а с другой – чтобы каждый врач был уверен, что выйдет на смену при полной экипировке.

Сейчас средства индивидуальной защиты (СИЗ) – это не только про безопасность, но и про небезразличное отношение к тяжелому труду врачей, которые вынуждены всю рабочую смену находиться в неудобной одноразовой защите, а в «мейкерских» СИЗ это учтено, они гораздо комфортнее.

3D-принтеры, на которых детали средств защиты производят, установлены в квартирах у волонтеров, а они сами – на самоизоляции. Станки-машины работают непрерывно и бесперебойно – за день нужно печатать сотни защитных щитков и затылочных креплений для масок, чтобы покрывать нарастающие запросы. Хорошо, что добровольцы успели сформировать команду до того, как пандемия накрыла область, и фактически за две недели организовали производство, сбор заявок от врачей и логистику.

Предлагают волонтеры два комплекта средств индивидуальной защиты – стандартный (только щитки и держатели для масок) и расширенный (плюс респираторы, фильтры, защитные очки). Также по запросу больниц изготавливаются боксы для интубаций, накладки на ручки дверей, держатели шлангов ИВЛ, переходники для снорклинг-масок и т. д.

– Затылочные крепления для масок помогают снимать давление с ушей медработников от ношения масок в течение всего дня. Защитные щитки предназначены для тех сотрудников больниц, которые непосредственно контактируют с заболевшими COVID-19. Боксы необходимы для безопасного взаимодействия врача и пациента при проведении интубаций, – рассказывает Попов о назначении деталей, периодически отрываясь от телефона. Он обзванивает больницы: уточняет список деталей и их количество, составляет карту маршрутов курьеров. – Мы потратили на помощь врачам все собственные ресурсы, а когда они закончились, стали обращаться к знакомым предпринимателям, маленьким компаниям – они тоже начали помогать. Но закончились и их ресурсы. Тогда мы обратились к людям. Начали собирать буквально по одной-две тысячи. В какой-то момент казалось все – конец, больше средств нет и взять их нам неоткуда. И тут пришла идея обратиться в Гражданское собрание «Лидер», они мгновенно откликнулись и спасли ситуацию.

Лишних рук не бывает

Работа в «Доступной среде» кипит в каждом кабинете. Сотрудники рассредоточились в целях самодистанцирования, и у каждого свой пул обязанностей. Попов на обзвоне. Пара человек собирают пакеты с СИЗ согласно заявкам. Человек на приеме и водитель на улице. Сборка СИЗ осуществляется в большом зале заседаний тремя волонтерами, присланными в помощь от организации «Молодая гвардия», и нами.

– Врачей нужно поддерживать, потому что они работают на передовой, на войне. В системе здравоохранения стараются спасти каждого человека, – считает десятиклассник из школы № 55 Евгений Польников, который присоединился к движению мейкеров. В офисе «Доступной среды» Евгений собирает с одноклассниками визоры: в защитный щиток, с которого предварительно надрывается пленка, продевается затылочное крепление, а после лепится наклейка-инструкция по использованию.

– Наши врачи воюют, – снова акцентирует на этом внимание Евгений Польников.

– Это не война, а временные проблемы, – не соглашается с ним одноклассница Александра Деркач.

– Это война вируса и человека.

– Война – это насилие человека над человеком. А тут его нет.

– Но люди под аппаратами ИВЛ – это тоже своего рода насилие. Мне кажется, что вообще не важно, одушевленный противник или нет, когда гибнут люди. Поэтому это война за жизни и здоровье, – продолжает спор Евгений. Периодически ребята шутят, обсуждают дистанционное обучение и погоду – сегодня она чересчур переменчива. – Я свою первоочередную задачу вижу в информировании населения о ситуации, остальное должно выполняться по требованиям Роспотребнадзора и Министерства здравоохранения. Что они скажут, то мы и должны делать, иначе никогда не победим инфекцию. Страна находится в сложной ситуации. С одной стороны мы, на мой взгляд, достаточно быстро перешли к смягчению режима самоизоляции, но с другой – должны позаботиться о развитии экономики.

Собранные визоры раскладывают по пакетам, после полудня их развезут в больницы. Воронежские мейкеры обеспечили средствами защиты более 700 врачей, а с подключением к работе специалистов департамента здравоохранения заявки формируются гораздо активнее.

«Не мог струсить»

Врач-реаниматолог Роман Дудин из БСМП № 1 не стал дожидаться доставки, а лично зашел в центр «Доступная среда» в свой выходной. Пришел в маске, собственноручно сшитой, чтобы забрать то, что так требуется ему и коллегам. Роман Дудин непосредственно взаимодействует с заболевшими коронавирусом, а потому регулярно обследуется.

– Помощь волонтеров очень облегчила и обезопасила нашу работу. Больница, конечно, обеспечивает нас средствами индивидуальной защиты, но одноразовая защита не настолько удобна, когда в смене приходится находиться 12 и более часов в сутки, – признается Роман Дудин. – То, что передают нам добровольцы, очень ценно, потому что у нас не остается пролежней на носу и ушах, это облегчает условия нашей работы.

Роман Дудин, если не знать, что он врач, выглядит как офицер – из тех мужчин, с которыми как за каменной стеной, это с первого взгляда видно.

– Случалось, мне коллеги говорили: «Может, не будешь этим заниматься? У тебя же трое детей». Но я так не умею. А если родственник поступит в больницу? А я струсил и не пошел. Как потом в его глазах выглядеть? Да в глазах любого пациента, к которому я мог бы не подойти. Нет, так нельзя. Это моя профессия, и я должен. Люди, когда в армию по контракту идут, тоже не планируют на войну попадать, но если она начинается, они же не бегут увольняться, – говорит врач-реаниматолог.

– А уместно ли сравнение коронавируса с войной? – спрашиваю у него.

– В нашей больнице лечат со всеми видами нозологий. Но, не скрою, что быть первыми, кто принял больных с коронавирусом, тяжело. Просто было чувство неизвестности, мы на тот момент не знали, что это и с этим дела не имели. Но паники, конечно, не было, – объясняет Роман Дудин. – Просто в начале мы каждый день получали все новые и новые рекомендации, и это действительно было похоже на вести с фронта. А теперь уже есть четкое понимание, как действовать. Каждый врач знает, что делать в той или иной ситуации. Но знаете, что тяжело и воспринимается по-военному? – Роман сделал паузу. – Когда в реанимации оказываются коллеги. А это, к сожалению, случается в любом регионе. Могу только спасибо сказать волонтерам за помощь, для нас это очень важно. Важно и то, что люди прислушиваются к рекомендациям и соблюдают установленные нормы. Благодаря принятым мерам, удалось избежать переполненных больниц.

Дарить только свет

– Я чувствую, что мы делаем важную миссию,  говорит Александр Попов.  Если не делать этого, если не прикрыть сейчас врачей, то, увы, начнутся массовые заражения. Специалисты будут уходить на самоизоляцию или тяжело болеть. Их станет не хватать. Мне кажется, что мы не должны допустить коллапса и сделать все, что от нас зависит. А так как мы общество инвалидов, то обязаны помочь и своим подопечным продовольственными наборами, это тоже важное направление нашей работы.

На этот раз запланированы три адреса – к людям с ограниченными возможностями здоровья, которые не могут самостоятельно обратиться в «Доступную среду». Едем с водителем Дмитрием Соболевым. Он переселенец с Донбасса, шесть лет назад переехал к родственникам и только в 2020 году получивший российское гражданство.

– Надеялись вернуться на родину, – нехотя отвечает мне Дмитрий. – Мы ехали сюда на два месяца, просто переждать. Но пришлось уехать навсегда.

– Почему?

– Так там война была. Бои. Лучше такого никому никогда не переживать и не видеть. Сколько мне довелось слышать потом, что неправильно сделал, что не защитил свою родину. Но я уехал из-за малой, ей всего полтора месяца было. На моей улице тогда из молодых уже никого не было, я уезжал последним. Уже соседи в один голос кричали: «Дима, что ты сидишь?» А вокруг взрывы, ребенок постоянно плачет. Теща сама взяла нам билеты, и мы уехали, а через неделю разбили железную дорогу, по которой мы добирались в Воронеж. Неделей позже, и все – неизвестно, было бы у нас будущее.

– Коронавирус сейчас сравнивают с войной. Вы согласны?

– На моей родине были настоящие боевые действия, и то, что я вижу здесь, совсем на то не похоже. Дома я слышал, как разрываются снаряды, как стреляют автоматы за окном. Я засыпал с мыслью о том, что если вдруг танки зайдут в мой двор, у меня подготовлен план отхода. Надо хватать семью, собранные вещи, которые у нас всегда были наготове, и бежать туда, где машина припаркована. А здесь я живу, как и жил: магазины не работают, но самое необходимое можно купить, и этого достаточно. Но я думаю, что все не так просто. Коронавирус – это как скрытые войска, и ты не знаешь, где они нападут, когда, на кого, пока четко не просчитаешь все его действия.

– Часто социальные катаклизмы – будь то война или что-то, связанное с ограничениями, разделяют людей. После Майдана даже родственники поссорились между собой, и многие не общаются до сих пор. Я думаю, что сейчас очень важно сохранить доброе отношение друг к другу. Взаимопомощь во всем – вот, что важно, и здорово, что «Доступная среда», многочисленные волонтеры объединяются и дарят свет, – говорит Дмитрий Соболев.

«Переживем и это»

Добро – это забота о людях. Три семьи, находящиеся в непростых жизненных условиях, получили продовольственную помощь, а десятки врачей – новую экипировку. Мы возвращаемся в центр, где у Александра Попова идет веб-конференция со «Сколково», в котором он делится региональным опытом.

– Врач должен быть спокоен за то, что семья у него здорова, сыта, что он может вернуться к ней в любой момент. И что если он выходит на поле боя, то выходит не с голыми руками. Врачи – это солдаты, а мы – тыл, – говорит Попов. – А люди, которые заболели коронавирусом, они раненные. И каждый может оказаться среди них. Мы, безусловно, переживем и это, но в наших силах снизить риски инфицирования врачей, мы должны помочь, это не только их война, – говорит Александр Попов.

Выхожу из центра и тоже машинально облачаюсь в «камуфляж», ведь за порогом – неизвестность, большие улицы города и не знаешь, на какой из них полетят «пули» коронавируса. Но точно знаю, что в нашем городе есть те, кто готов в беде прийти на помощь. 

Автор: Ирина Лазарева
Смотреть все статьи
Автор: Алиса Ермакова (фото)
Смотреть все статьи
Читайте также:
В Воронеже прокуратура добилась наказания для торгующего ночью алкоголем магазина
Подробно


В Воронежской области нарастят закупки кислорода для ковидных больных

Власти Воронежской области собираются увеличить объёмы закупок медицинского кислорода для лечения больных COVID-19, следует из решения штаба, опубликованного на сайте правительства в пятницу, 24 сентября.

24.09.2021 17:13.