Свежие новости
Все новости
Пробки



Актриса воронежского драмтеатра Милена Хорошко: «Спектакль может состояться только со зрителем»

02.06.2020, 13:53

Два месяца без премьер и репетиций, а теперь и без возможности попрощаться со зрителем перед уходом в отпуск. Театры Воронежа закрывают сезоны заочно, надеясь на встречу с публикой в сентябре. Как не заскучать в сложившейся обстановке, знает актриса Воронежского государственного академического театра драмы им. А. Кольцова Милена Хорошко.

Творчество и спорт

– Самоизоляция оставила без работы творческих людей. Вы были готовы, что это затянется?

– Информация о том, что мы входим в режим самоизоляции, не стала для меня новостью. Накануне этого события мы разговаривали с художественным руководителем Владимиром Петровым, и он сказал, раз в Москве вводятся ограничения на массовые мероприятия, то и нам стоит готовиться. Он произнес такую фразу: «Мы в пяти днях от Москвы». Так что мы морально были готовы, но, конечно, никто не думал, что ситуация так затянется.

Милена Хорошко.jpg– Но увлечённый человек не станет страдать от творческого голода даже во время изоляции…

– Верно. В первые две-три недели мы с актёром Дамиром Миркамиловым делали совместные читки и прямые эфиры, мы хотели развлечь публику и не потерять хватку и сноровку. Мы привыкли на сто процентов выкладываться на сцене, поэтому сложно просто так сидеть дома. Нужно куда-то деть энергию. Когда к концу подходил месяц самоизоляции, режиссёр Никита Рак предложил нам авантюру – поставить эскиз спектакля через Zoom. У нас проходили онлайн-репетиции. Была выбрана пьеса «Посадить дерево», где мне досталась очень любопытная роль – роль охранника.

Я обеими руками и ногами за перевоплощения! Это стало новым витком в моей самоизоляционной жизни. Ну, а кроме этого я начала рисовать. Весна, цветы – для меня это такая отдушина. Это, разумеется, эскизы, ничего серьёзного, но мне нравятся мои каляки-маляки. Смотрю английские фильмы в оригинале, подтягиваю язык. И каждый день катаюсь на велосипеде. Каждый раз, когда проезжаю мимо театра, щемит сердце. И это не просто потому, что со зданием многое связано – там крутят ролики с нашими спектаклями. И это такие противоречивые чувства. С одной стороны радость, потому что театр жив даже в такое трудное время, а с другой – грусть, потому что невыносимо скучаю по сцене.

– Каким хотели сделать своего персонажа в «Посадить дерево»? Каково работать с «виртуальным» героем?

– Когда мы играли, не было зрителей, поэтому для меня это как репетиция. Так же и в театре, за исключением финальной репетиции, зрителей в зале нет. А я думаю, что спектакль может состояться только со зрителями. Мне сложно представить, как это – опираться на лайки и комментарии, судить на основе этого, что получилось, а что нет. Это неживая реакция зала, какая-то пучина, где ничего не понятно. Спектакль – это обмен энергиями, здесь работает и артист, и зритель. Zoom-спектакль – это иной формат, но он, безусловно, очень увлекательный. Артисты нередко любят именно репетиционный процесс – это полёт фантазии, творчество, там можно шалить. Новый формат работы нам тоже предоставил такую возможность.

Что касается моей роли, то я обожаю характерные роли и люблю перевоплощения. Обычно что-то подобное мы можем попробовать во время проекта СИТО (современное исследование театральных объектов – прим. авт.), но таких переворотов у меня ещё не было. Я играла какое-то безгендерное существо, и такие охранники есть. Ты смотришь и не понимаешь, это у женщины усики проросли или мужчина просто с пушком ходит. Времени на то, чтобы поработать над ролью в плане наблюдения, у нас не было, поэтому образ вырисовывался на уровне обсуждений и уже накопленных наблюдений.

Возможность выдохнуть

– В своём инстаграме вы написали фразу Андрея Тарковского «Каждый человек должен учиться с детства находиться одному. Это не значит, быть одиноким. Это значит – не скучать с самим собой». Эти мысли навеяла самоизоляция или это ваше жизненное кредо?

– Я поклонница творчества Тарковского. Он глубок, детален, он видит момент. Присущие ему затяжные кадры доставляют мне удовольствие, тогда как другие скучают. И эта мысль, да, именно жизненное кредо, и этим я руководствуюсь всегда. Но в период самоизоляции оно укрепилось в моем сознании.

Проект СИТО спектакль Псибо.jpg

С одной стороны я очень скучаю по театру, а с другой стороны – это для меня период обретения гармонии. И встреча с самим с собой. Когда ты в круговороте событий, не хватает времени на то, чтобы элементарно остановиться, выдохнуть и насладиться тем, что происходит вокруг и внутри тебя. Сейчас такая уникальная возможность есть. Я открыла для себя нахождение в настоящем моменте. Нам некуда бежать. Кажется, что вокруг рутина, но в ней ты находишь прелести – как журчит вода, например. И это ценно, это и есть жизнь. Обычно мы летим куда-то, а жизнь проходит мимо, и вот нам дана возможность её разглядеть. Мне кажется, что это время нужно было нам. Период самоизоляции нужно использовать по максимуму сейчас, потому что всё обязательно вернётся на круги своя, а у тебя уже будет спокойствие.

– Вы написали в соцсетях, что вы дачник без дачи. Действительно занялись выращиванием овощей?

– Наверное, это тоже самоизоляция. В супермаркете была акция, за покупку товаров на определённую сумму давали разные семена, и мы просто складывали их дома на холодильник, но в какой-то момент мне захотелось быть ближе к земле. Я купила грунт, удобрения, нашла какие-то корзинки, высадила эти семена – у меня огурчики, редисочка, шпинат. Я, как малый ребёнок, чуть ли не прыгала, когда они взошли. Мои огурчики уже с мою ладонь, скоро будут плоды. Я поняла, что хочу жить в частном доме. Хотя я не понимала никогда свою бабушку, которая занималась огородом. Что за прикол ковыряться в земле? А теперь самой нравится.

Ждут комедии и мелодрамы

– Представьте, вам звонит Владимир Петров и сообщает, что завтра театр выходит на работу, и вы можете выбрать спектакль, которым артисты встретят зрителей. Что это будет?

– Это то же самое, если бы вы спросили – а какая любимая роль? Наверное, я не отвечу, потому что для нас это невозможно. Все спектакли разные по атмосфере, и мы в них разные. Хотя самое сильное впечатление всегда от той работы, которая была сыграна крайней, от которой свежи воспоминания. В драмтеатре это был для меня «Человек с детским акцентом», я его безумно люблю, как и другие постановки, где я занята. Но зрителям, которые пережили это тяжёлое время самоизоляции, наверное, хотелось бы посмотреть что-то лёгкое, комедийные спектакли или мелодрамы, например «Продавец дождя» или «Человек с детским акцентом». То, что любит зритель.

– Вас огорчает, что зрители предпочитают лёгкий репертуар серьёзному?

– Нет, это совершенно не так. Комедии же бывают разного порядка. Кому-то нравится смотреть про похоть, а мне нравятся тонкие комедии – трагифарс, гротеск. В нашем театре шли «Театр» и «Академия смеха» – две постановки, которые влюбили меня в себя.

От увлечения к профессиональной сцене

– А когда вы поняли, что станете артисткой?

– У меня тернистый пусть к сцене. Я с детства ходила в театральные кружки, и мне это безумно нравилось. Я жила в Таганроге и училась в третьем классе, когда к нам в город приехал режиссёр из ГИТИСа Владимир Мезенцев, и он решил поставить «Пеппи Длинныйчулок». Состоялся кастинг, я его прошла, уже тогда я полюбила театр. «Пеппи Длинныйчулок» – это вообще история обо мне, про меня в детстве. Спектакль просуществовал два года. Потом я пришла в детский театр музыкальных миниатюр «Эксперимент», и здесь я уже укрепилась в своей любви к театру и желании быть актрисой. Здесь я сыграла много ролей в спектаклях, мюзиклах, опереттах. Четыре раза в неделю по пять часов мы проводили на репетициях. И мы гастролировали по стране, участвуя в конкурсах и фестивалях. И один раз мы были даже в Воронеже! Выступали на сцене Дома актёра.

На очередном фестивале «Синяя птица» в Москве мне достались пригласительные на спектакль «Демон. Вид сверху». Я ничего не поняла, но меня это настолько потрясло, для меня это был эстетический взрыв. Я выходила из зала в настолько шоковом состоянии, что даже не могла говорить. Я поняла, что хочу делать также. Если раньше, возможно, это было какое-то баловство – просто игра, просто прикольно, поём, танцуем – а после этого произошёл во мне какой-то щелчок.

В 16 лет перешла в Молодёжный театр, я была там стажёром, играла в массовке и распространяла билеты. И это тоже интересный опыт: после того, как ты играла все главные роли, тебе говорят, что ты будешь массовкой, будешь вставать в шесть утра и монтировать сцену. Но у меня и не было мыслей, что могло быть как-то иначе. Ну, а что я и вправду умела?

После этого я поступала в театральный в Москве, но на коллоквиуме слетела. Это когда уже почти там, но тебе говорят: «Нет». Вернувшись домой, я неделю ничего не хотела делать, и мама уже схватилась за голову. Тогда она в буквальном смысле взяла меня, самостоятельную девушку, за ручку и отвела в радиотехнический вуз, я поступила на лингвистику, у меня хороший уровень владения английским языком. Я год проучилась там, уже смирилась, решила, что для меня театр – это хобби. Но на студенческую весну приехал театральный критик, и она в момент подведения итогов стала говорить, что привезла с собой книгу, чтобы подарить её лучшей актрисе или актёру, которого встретит во всём университете. Я и подумать не могла, что эта книга предназначалась мне. Тогда я подумала, что это был знак.

Улитка на склоне. С актером Вячеславом Гардером.jpg

В момент обучения я работала в лавочке чая, накопила определённую сумму, всё потратила на поездки в Москву, моталась из Таганрога, где сдавала сессию, в столицу, где шли вступительные в театральный. И опять слетела с конкурса! Но взяла себя в руки, решила попробовать поступить в Воронеж. Решила, что если и сюда не пройду, значит, не моё. Я прошла, была первая в списках на зачисление, училась хорошо, и меня заприметил Владимир Петров, хотя до этого мы с подругой успели показаться в 15 театрах. И я до последнего не верила, что меня приглашают в театр. И поверила только тогда, когда встретилась с Владимиром Сергеевичем уже в стенах театра, и он назвал меня по имени.

Моя первая роль на сцене драмтеатра – Дуняша в спектакле «Вишнёвый сад». А так как в театре есть традиция дарить друг другу сувениры после премьеры, я тоже получила подарочек. Актриса Надежда Леонова преподнесла мне символический сюрприз – блюдечко. Дело в том, что моя героиня в одной из сцен разбивает блюдечко. Этот подарок у меня до сих пор лежит в гримкомнате, и я периодически использую его как пиалу под горячий чай.

– Раньше подарки артистам дарили зрители. Сейчас с цветами в театр приходят редко…

– Да, это действительно так. Но мне кажется, что зритель не знает, что так можно. Когда мы с мамой ходили в театр, для нас это был особенный день. Мы красиво наряжались, мы брали цветы, и мама наставляла: «Подаришь тем, кто тебе больше всех понравился». Мы так выражали благодарность. Сейчас всё иначе, хотя так тоже не везде. Когда мы гастролировали, например, в Архангельске, нас усыпали цветами. И это не были сложные букеты или охапки роз, это были самые простые цветочки, а как приятно!

Фото из архива драмтеатра и Виктории Нефедовой

Автор: Ирина Лазарева
Смотреть все статьи
Читайте также:
Реконструкция путепровода на улице 9 Января в Воронеже идет к концу
Подробно


В Воронеже прозвучали струнные секстеты Брамса
Созвездие российских музыкантов исполнило в зале Воронежской филармонии два струнных секстета Иоганнеса Брамса – №1 си-бемоль мажор, Op.18 и №2 соль мажор, Ор. 36, сочинения для двух скрипок, двух альтов и двух виолончелей.
вчера, 18:52.
На воронежской сцене сыграли непривычного Достоевского в духе Тарантино (ФОТО)
Спектакль «Преступление и наказание» режиссера Константина Богомолова показал в рамках Платоновского фестиваля искусств Санкт-Петербургский Театр «Приют комедианта». Постановщик предложил и артистам, и зрителям по-другому посмотреть на «приевшуюся» классику.
вчера, 15:36.

Все материалы автора в рубрике "Культура"


Все материалы автора в жанре "Интервью"