Свежие новости
Все новости
Пробки



Актеры Малого театра выступили в Воронеже перед пустующим залом

31.10.2020, 18:27

На протяжении четырех дней длились в Воронеже гастроли Малого театра, который гостил у нас на прошлой неделе. Старейший Московский театр привез в столицу Черноземья сразу две постановки – "Женитьба" по Гоголю и "Красавец-мужчина" по Островскому. Казалось бы, гастроли Малого должны были пройти с аншлагом. Во-первых, событие нечастое, и Малый театр  это бренд. Во-вторых, в Воронеж приехала целая плеяда звезд отечественного кинематографа и театра... В-третьих, это не какая-то низкопробная антреприза, а классика, в лучшем понимании этого слова. Но что-то пошло не так...

На "Женитьбу" в постановке Юрия Соломина с участием Ирины Муравьевой, Людмилы Поляковой, Валерия Афанасьева и др. в Москве собираются аншлаги. На последних спектаклях, по признанию актеров, люди, соскучившиеся по культурным событиям за время самоизоляции, стоя кричали слова благодарности. В Воронеже в зале собралось от силы человек 50. Так было во второй день показа "Женитьбы", и было неловко смотреть в глаза актерам, которые, как настоящие профессионалы, несмотря ни на что, выложились на все сто!

"В Малом  особая атмосфера, старинный русских дух!"

Накануне гастролей актеры пообщались с воронежскими журналистами. На пресс-конференцию прибыл самый цвет Малого  народные артистки РФ Людмила Полякова и Ирина Муравьева, а также молодая актриса Карина Саханенко. "Три грации представляют вам цвет Малого театра!"  с улыбкой сказала Людмила Полякова.

Для начала Людмила Петровна решила рассказать воронежским журналистам немного о Малом театре.

 Почти 300 лет назад наша любимейшая императрица Елизавета Петровна, которую я даже играла когда-то, танцуя с кавалерами на какой-то ассамблее, поинтересовалась: "Почему все только и говорят о французском, итальянском театре... А русский где?" Когда ей сообщили, что русского театра не существует, она учредила Малый театр. И в нашем театре испокон веков как играли русскую классику, так и играют!

Главную роль Агафьи Тихоновны, вопреки традиции делать героиню немолодой и полнотелой, в "Женитьбе" сыграла Карина Саханенко. Невеста получилась молодая и страстно желающая выйти замуж повыгодней, закрыв глаза на возраст и недостатки претендентов. Людмила Полякова играла тетку невесты  Арину Пантелеймоновну. Блистательной героине легендарного кинофильма "Москва слезам не верит" Ирине Муравьевой досталась роль заматерелой свахи Феклы Ивановны.

Карина Саханенко во время общения с воронежскими журналистами призналась, что работает в Малом театре уже 6-й сезон, а роль Агафьи получила сразу же, как только переступила порог театра.

 Я только пришла в театр, и мне наш худрук Юрий Мефодьевич Соломин говорит  будешь играть Агафью Тихоновну. У меня столько радости было в глазах! Представляете, актриса только пришла в театр, а ей сразу главную роль. Мне потом многие актеры говорили: "Тебе рано роль дали! Мы по 7-8 лет ждали главные роли". Что тут говорить, конечно, это подарок судьбы  поиграть с артистами этой плеяды, поучиться у них... Я горжусь, что работаю в Малом театре. Когда хожу к друзьям на репетиции в другие театры, понимаю, как я счастлива служить Малому. У нас в театре какая-то другая атмосфера, старинный русский дух...

Боязнь ходить в театр, или тотальная экономия?

Что касается второго спектакля, который показали воронежцам, то комедия "Красавец-мужчина", поставленная по пьесе Островского,  нечастый гость в репертуаре Малого театра. Последний раз, после очень долгого перерыва, она ставилась в 1979 году. Спустя 40 лет Малый театр вернул на сцену этот спектакль и поручил постановку режиссеру Василию Федорову. Историю о том, как молодой красавец Аполлон Окоемов, промотав свое состояние, влез в долги и решил исправить ситуацию самым простым способом  женившись на богатой москвичке Оболдуевой, пришло посмотреть побольше народа. Но все равно заполнены были далеко не все места, даже при том, что продажи были 50%-ными (напомним, что культурные мероприятия в связи с коронавирусом разрешают проводить лишь при заполняемости в половину зала).

Рекламы гастролей Малого театра, конечно, было мало. То ли организаторы до конца не верили, что все состоится, и не хотели вкладываться в рекламу (в октябре перенесли на зиму больше половины заявленных мероприятий), то ли воронежцы так сильно боятся заразиться, что готовы пожертвовать культурным досугом. Конечно, причин такой посещаемости может быть много. Отсутствие денег, к примеру, ведь многие потеряли работу. Хотя билеты на спектакли Малого театра, в отличие от антреприз, стоили не так дорого  от 800 до 2800 рублей.

Также люди боятся, что в случае переноса мероприятия не смогут вернуть свои деньги. Многие до сих пор тщетно пытаются получить свои деньги за трижды перенесенного Артура Пирожкова (с марта на май, с мая на октябрь, с октября на февраль) Организаторы деньги не возвращают, ссылаясь на некое постановление (видимо, выпущенное по случаю пандемии в пользу антрепренеров), которое позволяет не возвращать деньги в случае переноса (а не отмены) концерта. Те, кто обжегся на этом (а таких концертов можно привести в пример немало), билетные кассы обходят теперь стороной. В общем, ситуация удручающая...

"Благодаря коронавирусу узнали о себе много нового"

Мы поинтересовались у актрис  как они не побоялись во время пандемии отправиться с гастролями. И заодно спросили, как они проводили время во время самоизоляции и как борются с коронавирусом.

Ирина Муравьева:  С ним не надо бороться, надо переждать... Кроме того, мы ведь не могли отказаться. Мы работаем в театре. Надо ехать, значит, все едут. Мы не отвечаем каждый сам за себя. Во время пандемии наш театр не работал всего два месяца. Потом ушли в отпуск, а в августе вернулись в театр, и начались репетиции...

Людмила Полякова:  Ребята, все это фигня! Что предопределено судьбой, то и будет. В какой-то степени я даже благодарна этому идиотскому коронавирусу... Поскольку на улицу нас не выпускали, общаться приходилось только с самой собой. Погрузившись в свой внутренний мир, я узнала о себе много нового!

А вообще в самоизоляции я занималась разными пустяками  разобрала все шкафы, нашла пленки 50-летней давности и пересматривала их, что-то выбрасывала... В общем, пыталась привести в порядок свою нору. К чести нашего театра стоит сказать, что даже в период самоизоляции нам платили зарплату! Без надбавок, конечно, но нужды мы не испытывали. И я решила для себя: "О чем горевать? 56 лет я выхожу на встречу со зрителем, могу я теперь два месяца посвятить самой себе?"

Карина Саханенко:  Я тоже не скучала во время самоизоляции. Во-первых, мы все время репетировали в онлайн-формате, по Zoom. Во-вторых, я работала педагогом в детской театральной студии  занятия тоже шли онлайн.

 А как-то пытаетесь себя обезопасить? Может быть, имбирь едите...

Людмила Полякова:  Смеюсь иногда, мол, буду выходить на сцену в маске... А имбирь  конечно! Только имбирь и едим. Вот сейчас с собой натерла...

 Кино сейчас, наверное, почти не снимают?

Людмила Полякова:  Ну почему же. Я в августе снялась в эпопее про Ивана Грозного, фильм должен выйти в ноябре. Не знаю, что там получится... Я играла бабку  Анну Глинскую, которая воспитала этого монстра Грозного. У нас был один съемочный день в Кремле  в секретной царской палате. Потом снимали в павильонах "Мосфильма" на Ново-Рижском шоссе. Кругом один пластик  ужас! Но ничего, и там умудрились сделать царские декорации  один в один! Федя Бондарчук там заправляет.

"Театр  это работа души!"

 А как вы относитесь к осовремениванию классики? Где, на ваш взгляд, границы дозволенного?

Людмила Полякова:  Наш худрук Юрий Мефодьевич Соломин, который передавал Воронежу большой привет, выпустил "Женитьбу", "Тишину", а сейчас работает над сказкой "Буратино". Все говорят об осовременивании классики, но ведь она настолько современна! Мы сейчас наконец-то играем великого русского драматурга Островского, "Мертвые души" Гоголя стали репетировать...

Помню, ставили "Ревизора" по Гоголю, и Юрий Мефодьевич говорил: "Зачем выпендриваться? Неужели вы думаете, что вы умнее Гоголя? Постарайтесь понять, что он задумал, что он хотел сказать!" И я всегда всем говорю, что разгадка должна идти по этому плану  постарайтесь копнуть поглубже, постарайтесь замысел автора понять. Мы гордимся, что служим Малому театру, а в его лице  Русскому искусству. Нам не стыдно за свою работу. Мы привезли вам совершенно потрясающие спектакли!

А то ведь сейчас как осовременивают? Штаны снял  и сразу осовременилось все. Когда все стоят на заднем плане в трико телесного цвета, я не понимаю такой современности. У нас все традиционно  и костюмы, и декорации. Как бы традиционно. Но что "Женитьба", что "Красавец-мужчина"  абсолютно современные спектакли.

Ирина Муравьева:  Сейчас время такое  все на продажу. Бедные молодые режиссеры... Если бы они жили в другое время, они, может быть, и копались бы в том, что хотел сказать Гоголь... Но у них времени на это нет! Нужно скорее себя показать, скорее заявить о себе, прославиться поскорей, разбогатеть... Кругом эта спешка, суета... Люди все такие суетливые... И это так омерзительно! Отсюда все эти неприятности в театре... Спектакли ставятся сейчас за два месяца, наездом.

Все должно быть размеренно. А вообще в театре все должно быть, а зрители разберутся. Хотя я заметила, что зрительский уровень восприятия искусства очень понизился. Векторы у нынешнего поколения совершенно другие стали. Быстрота и спешка не дает зрителю подумать ни о душе, ни об авторе... Все хотят шоу. Мне моя молодая родственница как-то сказала: "Так хочется на какой-нибудь спектакль сходить, отдохнуть..." Но позвольте, вообще-то в театре не отдыхают! Театр не для этого создан. Для этого есть мюзиклы, там можно расслабиться и просто смотреть шоу. А театр  это работа души! Но о душе сейчас мало кто думает. Разве что под старость, когда уже может быть поздно. Хотя поздно никогда не бывает.

Карина Саханенко:  Действительно, сейчас мало кто хочет думать. Я хожу смотреть современные спектакли... И я хожу на кастинги, от которых просто волосы дыбом поднимаются. У режиссеров нет выбора – им надо ставить спектакли для людей разного возраста. Сейчас дети семи-восьми лет играют в такие игры, на которые я смотрю и думаю: "Как хорошо, что я выросла в другое время!" И у меня нет потребности идти за этой современностью.

Меня Юрий Мефодьевич как-то отправил посмотреть какую-то современную постановку "Женитьбы". И знаете, мне очень сильно хотелось уйти после первого акта. Ирина Вадимовна правильно сказала  зритель хочет прийти и отдохнуть. Так и хочется сказать: "Отдохните дома! Зачем для этого в театр идти?" Сейчас вот я репетирую "Доходное место" Островского. Все ведь яснее некуда. Островский писал про то, что будет всегда. Что его осовременивать? Главное  понять, о чем он писал. Нутро понять, глубину найти...

"Вопрос дресс-кода в театре зависит от воспитания и отношения человека к самому себе"

 А есть роли, которые вы мечтаете сыграть, но режиссеры так и не предложили?

Людмила Полякова:  У меня всегда было несоответствие внешнего и внутреннего. Внутри я была маленькая, белая и пушистая, нежная и ранимая. Но Бог наделил меня ростом, голосом, фактурой... И мне всегда приходилось наступать на горло собственной песне. На свой 80-летний юбилей я играла "Тишину" – американскую пьесу, поставленную Юрием Соломиным. В свое время, 40 лет назад, в этом спектакле играли Раневская и Плятт. Я запомнила тот спектакль и всегда мечтала, что когда достигну этого возраста, сыграю в этом спектакле. И сыграла. Здесь все совпало  и моя фактура, и мой внутренний мир... Все слилось. Бог даст, покажем и воронежцам этот спектакль.

Ирина Муравьева:  А у меня никогда не было никакой мечты. Так тоже бывает... Я считаю, что глупо мечтать, это ничего не даст. Нас выбирают, нам предлагают... А мы уже на что-то соглашаемся или не соглашаемся. Но всегда нужно быть готовой ко всему.

 Вы были готовы?

Ирина Муравьева:  Я старалась. Часто спрашивают  на какие роли вы ни за что не согласились бы? А я затрудняюсь ответить на этот вопрос. Мышей точно не буду играть  я их боюсь!

 Раньше поход в театр был событием  люди приходили в вечерних платьях, на каблуках... Сейчас поколение другое, могут прийти на спектакль и в кроссовках. Вас как актеров старой школы это не коробит?

Людмила Полякова:  Кроссовки сейчас  самая модная и дорогая обувь. Жуть, конечно! Но мы ведь и не в "Ла Скала", не в "Камеди Францесс".

Ирина Муравьева:  В Малом театре до сих пор переобуваются. В "Камеди Франсцесс", кстати, не сдают шубы  вешают их на спинку стула и садятся.

Карина Саханенко:  Мне кажется, вопрос дресс-кода зависит от самого человека  от его воспитания, от того, как он сам к себе относится.

Автор: Марина Хоружая
Смотреть все статьи
Читайте также:
Удаленные мошенники собрали с воронежцев рекордную дань
Подробно
Фотограф: