11 Декабря
воскресенье
$   63.30
€  67.21
-7 °C
weather
облачно
Ветер: северо-запад, 3 м/сек.
Давление: 744 мм.рт.ст.
Влажность: 77%
ЧП/Криминал
ЧП/Криминал
Эксклюзив
Эксклюзив
Рыбнадзорро
Рыбнадзорро

В воронежской галерее «Х.Л.А.М.» исследуют «антиживопись»

10.03.2016, 15:31
53
В воронежской галерее «Х.Л.А.М.» исследуют «антиживопись»
Творчество московского художника Владимира Потапова всецело доказывает: удивительное – и вправду рядом. Стоит только «очки протереть»… А демонстрируется нынче это творчество сразу на двух выставочных площадках Воронежа – в галерее Камерного театра и галерее современного искусства  «Х.Л.А.М.». Куда, собственно, и отправимся… 

«Внутри» – так называется выставка в «Х.Л.А.Ме» –  представляет собой подборку живописных работ, процарапанных на видавших виды досках объявлений. Автор пояснил, что серия взята из большой московской выставки «По памяти», проходившей в галерее «Триумф», и является «иллюстрацией зыбкости памяти». А идею породили тайны семейного архива: в каждой семье есть альбомы с фотографиями людей, о которых уже никто ничего не расскажет. Человеческая память коротка…

Вообще я с подозрением отношусь к художникам, которые охотно и подолгу объясняют свои произведения: что хотел сказать, откуда образы и т.д. Но Потапов – особый случай: этот автор вполне может быть охарактеризован термином «мыслитель». Ну, по меньшей мере – «философ»; Владимир, сочиняя свои работы, задается воистину вселенскими вопросами бытия. Кто я, кто ты, кто мы  – вот такого рода. Это я к тому, что никакой искусственно надутой зауми этот человек  в массы не несет. И преоригинальные его работы ребусами не выглядят: даже при беглом взгляде на них понятно, что наш мастер – знаток законов классического изобразительного искусства. А необычный прием использует только не ради приема, но – как функцию, позволяющую максимально точно  передать смысл и «цимес» изображения. 

Итак – доска объявлений как базис для художественной надстройки. Первая, многократно перекрашенная коммунальщиками, нашлась во дворе. И воспринялась «открытием чудным». 
 
– Один ее угол был надломлен так, что обнажал толщину красочной корки, – вспоминал Владимир. – Получился «слоеный пирог» со слоями разного цвета, напоминающими ободок радуги. Дома я взял нож, ножницы, иглу – и стал сцарапывать краску с поверхности, обнаруживая один за другим скрытые слои. Образовалась дыра, напоминающая воронку рудника со стенками в цветную полоску. Все сложилось – я понял, что эта простая манипуляция  является интересной находкой. Прежде всего – как способ создания изображения, который диаметрален традиционному: краска не накладывается на поверхность, а убирается с нее. Такая антиживопись. 

Открытие вдохновило художника, которого и до того момента заботила ревизия живописи. 
– Все мои предыдущие серии так или иначе исследовали и пересматривали медиальные основы живописи: телесность художника, двухмерность и непрозрачность плоскости, значения плоскости-носителя, – пояснил Потапов. –  Я пытаюсь разными языками и оптиками представить и переозначить весь понятийный аппарат этого вида изобразительного искусства. 

Сама по себе доска объявлений – как физический объект –  тоже показалась исследователю значимой. 

–  Перед тем, как нанести очередной освежающий слой на доску, коммунальщики не зачищают старую поверхность, а накладывают краску на прежний слой, – продолжал Владимир. –  Возникает эффект архивации  временных отрезков; грязь, пыль, обрывки объявлений и афиш остаются на своих местах и являют законсервированный год – то есть период времени от одной покраски до другой. Таким образом, по количеству слоев можно проводить летоисчисление – подобно тому, как это делается по кольцам на срезе дерева. Еще одной «примечательностью» является буквальное сходство этого «временного пирога» с жестким диском, который также состоит из слоев и содержит информацию. 

Остановился Потапов и на процессе живописания, точнее – антиживописания, создания изображения путем удаления краски. 

– Сцарапывание верхнего слоя краски открывает нижние слои и таким образом их актуализирует, – подчеркивает художник. –  Понять, как окрашен очередной внутренний слой, невозможно. Так что процесс можно сравнить с игрой в прятки, в рулетку и даже с  попыткой перейти минное поле. Все эти ассоциации объединяет один ключевой признак – непредсказуемость. Последнее для меня тождественно ошибке, потере контроля и хаосу. То есть это уравнение с несколькими переменными: цветом слоя, его толщиной и степенью равномерности, случайными фрагментами объявлений и афиш. Для меня это – как игра в шахматы со случайностью, попытка укротить хаос, очертив его границы и придав ему фигуративные очертания. Откровением же стало то, что мне нравится поддаваться в этой игре сопернику! Захотелось в ней проиграть…  

Кажется, я разделяю вышеописанные ощущения художника: «ковыряния» напластований времени – в том или ином их обличье – дает эффект попадания в портал, в межпространственные ниши. Отсюда – иррационализм на бытовом, скажем так, уровне. Что, в общем, не для слабонервных и впечатлительных…   

Еще одним важным моментом своего ноу-хау Потапов называет связь между открытым  изобразительным языком и сюжетом работ. 

– Продолжаю настаивать на том, что сюжет и язык, его излагающий – если речь о фигуративной живописи – должны быть релевантны друг другу, – говорит Владимир. – В этой связке рождается особенное звучание работы. У меня не было никаких других «сюжетных» вариантов, кроме как идея памяти – ее хрупкости и ненадежности. 

Свойствам, благодаря которым она часто становится предметом манипуляций и фальсификаций, порождающих известную историческую муть. Перекрашенная многократно доска объявлений стала для меня архивом времени, в котором можно найти любой исторический образ, вычерпав его из слоистой структуры и, таким образом, интегрировав в наше сегодня. Противостояние между частной и официальной памятями можно наблюдать на примере государственной пропаганды, с одной стороны, и критики последней с другой, мифологизации прошлого и его реабилитации. 

Историческая память – всегда политический актив, способный решать задачи государственный важности по определению исторической идентичности, национального самосознания, «духовных скреп», «исконных границ» и прочего. В чистом же виде историческое знание относительно доступно разве что тем, у кого есть доступ к архивам под грифом «совершенно секретно».    


Владимир Потапов родился в 1980 году в Волгограде. Финалист международного конкурса Portret now им. Якоба Кристиана Якобсена (2015, Дания). Номинант премии Кандинского в номинации «Молодой художник года» (2014). В 2014 году вошел в лонг-лист конкурса молодых кураторов музея современного искусства «Гараж». С 2010 года снимает фильм «Ни возьмись» – исследовательский проект, в котором арт-критики, искусствоведы, художники отвечают на пять одинаковых вопросов о состоянии современной живописи.