10 Декабря
суббота
$   63.30
€  67.21
+1 °C
weather
облачно
Ветер: запад, 3 м/сек.
Давление: 739 мм.рт.ст.
Влажность: 93%
ЧП/Криминал
ЧП/Криминал
Эксклюзив
Эксклюзив
Рыбнадзорро
Рыбнадзорро

В Воронеже Камерный театр представил новое прочтение чеховского "Дяди Вани"

01.03.2016, 15:18
66
В Воронеже Камерный театр представил новое прочтение чеховского "Дяди Вани"
В Камерном театре прошли премьерные показы чеховского «Дяди Вани» в постановке худрука Михаила Бычкова. Накануне премьеры режиссер и артисты, занятые в спектакле, встретились с воронежскими журналистами и рассказали о новой работе.
 
Создатели спектакля напомнили: «Дядю Ваню» «от Камерного» зрители уже видели в январе, но – в так называемой «лайт-версии». То есть, без сценографического оформления, театральных костюмов и сложных пространственных решений. Только гениальный текст автора, режиссерская интерпретация этого текста и полноценное исполнение ролей актерами, в результате которого возник темпоритмический рисунок спектакля, его атмосфера, настроение и интонация. И вот «Дядя Ваня» вырос – от эскиза до спектакля.

– Всего у Чехова в этой пьесе девять действующих лиц, – напомнил Михаил Бычков. – Для нас это счастливое обстоятельство, потому что Камерный театр любит спектакли немноголюдные, труппа у нас небольшая.

По сравнению с «лайтом», никаких кадровых перемен не произошло: роль дяди Вани исполнил Камиль Тукаев, профессора Серебрякова воплотил Юрий Овчинников, Марину сыграла Татьяна Чернявская, Марию Васильевну Войницкую – Татьяна Сезоненко, а Соню – Татьяна Бабенкова. В спектакле также заняты Андрей Новиков, Андрей Мирошников, Людмила Гуськова. Сценографом выступил известный московский художник Николай Симонов.

– Зритель будет заинтригован, – убежден Камиль Тукаев. – Потому что за время, прошедшее с момента сдачи «лайт-версии» до момента окончания подготовки полноценного варианта, внутри персонажей произошли серьезные движения, серьезная трансформация.
 
Михаил Бычков подчеркнул, что в его творческой биографии больших чеховских пьес до сей поры не числилось. Они всегда были для режиссера притягательны и желанны, но Михаил Владимирович, по его собственному признанию, «испытывал некоторую робость» по отношению к такому материалу. Возможно, именно поэтому «Дядя Ваня» был сначала представлен в облегченном формате, позволяющем что-то попробовать, проверить, испытать.

– Проект «Театр лайт» показал зрителю актерскую «кухню», – поделился мыслями Юрий Овчинников. – Это определенная стадия работы – на уровне знания текста, хорошей проработки этого текста. Потом мы поняли, что есть силы сделать полноценную постановку. Для этого потребовалось войти в материал еще глубже, добавить новые выразительные средства.

После «лайт-премьеры» артисты не прекратили работы над образами.

– Подключились те творческие центры, которые генерируют идеи, выходящие за рамки «лайта», – отметил Бычков. – Мое предложение о совместной работе над «Дядей Ваней», сделанное Николаю Симонову, стало внеплановым. Наши взгляды во многом совпали: мы – люди одного поколения. И даже, скажем так, одного географического ареала: оба – с юга России. Возможность работать в сжатые сроки нашлась. Все технические сотрудники театра тоже смогли подготовить проект очень быстро, хотя обычно при таких масштабах постановки бывает иначе.
Режиссер и актеры утверждают: их детище – не вполне хрестоматийная версия «с платьями в пол и сюртуками». «Дядя Ваня» в трактовке творческой группы Камерного – это про нас сегодняшних, про нашу жизнь.

На вопрос, к чему готовиться зрителям перед просмотром «Дяди Вани», ответ был однозначный.

– Думаю, люди просто должны читать Чехова и знать, на что они идут, – заметил Юрий Овчинников. – Тогда, уверен, никто не останется равнодушным.
 
– Если говорить о роли дяди Вани, то это – большой подарок для любого артиста, – оценил Камиль Тукаев свое назначение на главную роль. – Дядя Ваня есть в каждом из нас. Он – все накопившееся и нереализованное, не свершившееся, не проросшее, не сформировавшееся во что-то конечное. И порой осознавать это бывает очень больно. А если еще в силу каких-то обстоятельств это осознание бьет тебя наотмашь и оставляет кровоточащие шрамы, то человек может неожиданно для самого себя совершить нечто такое, чему сам ужаснется.

Тукаев признался, что в какой-то момент работы понял: идти в этой роли нужно от себя, и рассказывать про себя.

– И тогда я осознал, что многое в этом персонаже сомкнется со мной, с моей судьбой, – заметил артист. – Мне нравится, как Михаил Бычков трактует образ дяди Вани. И мне нравится, что по актерской психофизике я совпадаю с такой трактовкой. А еще мне нравится замечательная команда, которая у нас собралась. Думаю, что этот спектакль – некий новый этап в творческом поиске нашего театра. То самое настоящее счастье, которое боишься спугнуть.

Что касается других возможных премьер этого сезона, то тут Михаил Бычков осторожничал с анонсами.

– Идеи есть, но не знаю, успею ли выпустить в этом сезоне еще один спектакль, – заявил худрук. – С 29 числа я приступлю к обязанностям председателя жюри «Золотой маски». И буду до середины апреля очень плотно занят этим конкурсом. Плюс – продолжается работа в театре оперы и балеты. Пока же у меня дни строятся так: сначала иду репетировать Чехова, потом – Моцарта, потом – заниматься Платоновским фестивалем, а дальше возвращаюсь в Камерный и делаю здесь что-то еще.

Отдельно Михаил Бычков поблагодарил своих артистов за плодотворную совместную работу.

– Все они – интересные, гибкие, внимательные и по-настоящему творческие люди, – заявил Михаил Владимирович. – С одной стороны, свободные от столичной суеты и «звездности», а с другой – не уступающие столичным артистам по качеству работы, по профессионализму, по одаренности, по масштабу личности. Большое счастье, что мы друг друга нашли. И продолжаем быть друг другу интересными.