23 Июня
пятница
$   60.15
€  67.15
 °C
weather

Ветер: , м/сек.
Давление: мм.рт.ст.
Влажность: %
История Воронежа
История Воронежа
ТОП новостей
ТОП новостей
Друзья города
Друзья города

Дело Александра Бражникова (1998 год)

09.09.2016, 23:21
5381
Дело Александра Бражникова (1998 год)

«Матросская тишина»

Вам не доводилось белым днем где-нибудь в районе цирка, проспекта Труда или улицы Ипподромной прятаться от шальных автоматных пуль? Или же просыпаться не от звонка будильника, а от грохота взрывов во дворах ваших соседей? К вам не вламывались в квартиру вооруженные отморозки в масках, вас не били трубой по голове, не прижигали тело окурками, не отрезали ножом пальцы… Значит, вам повезло. Прежде всего – не быть богатым. Именно к таковым и любили наведываться в гости «матросы».

Еще вам подфартило не состоять в родственных, дружеских или каких-либо других связях ни с одним из членов этой преступной группы. Да, бандиты не гнушались грабить, убивать и своих родственников и знакомых.

Ну и, конечно же, удача не оставила вас в том, что вы не были в числе хороших знакомых вора в законе Олега Плотникова (Плотника). Четверых из них банда отправила в мир иной, а сам Плотник и двое его друзей только чудом избежали сей участи.

Другим людям повезло меньше или вовсе не повезло. Таковых около сотни, и им пришлось заново переживать страшные минуты свидания с членами этой банды на суде. Только теперь «матросы» были не в масках и с оружием, а в наручниках и железной клетке.

На скамье подсудимых оказались 15 человек, которым инкриминировано было 36 эпизодов преступной деятельности. В том числе 11 убийств, множество разбоев, угонов и краж.

За решетку попала банда, аналогов которой в новейшей криминальной истории Воронежской области, пожалуй, еще не было…

Как они были

К матросской тишине Бражников1.jpg

Отморозками их можно назвать только условно. Из-за жестокости, какой-то просто остервенелой. Из-за убийств, на первый взгляд, абсолютно бессмысленных, лишь куража ради. А вообще, Матрос (Александр Бражников (на фото)) и Некрас (Александр Некрасов) – главари этой преступной группы – большими продуманами были. Расчетливыми, осторожными и хитрыми, – когда надо – жестокими даже по отношению к своим. Банду отличали сплоченность, стабильность состава, неформальные связи. Блатные понятия о товариществе и взаимовыручке также играли не последнюю роль. Ну и, естественно, конспирация и дисциплина.

Практически никто из костяка банды постоянного места жительства не имел, квартиры и гаражи снимали на подставных лиц. Роли в банде были четко распределены: генераторы идей, исполнители и подсобные. Для совершения особенно дерзких преступлений угонялись автомобили; потом, как правило, сжигали их.

Вооружение и амуниция – отдельная песня, особенно под занавес их гастролей: два «калаша», несколько пистолетов, карабины, гранаты, четыре гранатомета. Ну и по «мелочам»: обрезы охотничьих ружей, газовые пистолеты, дубинки, металлические трубы, маски, милицейская форма. В разное время через банду прошло более десятка автомашин, в основном, иномарок. Сам главарь, например, на А-6 разъезжал. Кстати, о главарях.

О Матросе, который в последний раз «топтал зону» в конце 1990-х, говорили, что это очень жесткий человек, прошедший в свое время школу спецназа. Человек, который никогда не включал заднюю, обладал непререкаемым авторитетом среди подельников, карал и миловал корешей по своему усмотрению и, по большому счету, держал их в страхе. Матрос не пил, не курил, поддерживал хорошую физическую форму в тренажерном зале, чего требовал и от своих «подчиненных». Редко когда расслаблялся и всегда был готов к отпору милиции. В общем, настоящий лидер и «крепкий орешек».

Одну из ведущих ролей в банде также играл Некрасов, между прочим, ранее не судимый. Именно мелкий конфликт Некраса с одним из людей Плотника в 2000 году и стал, по сути, предтечей больших кровавых разборок на улицах нашего города. Когда один за другим гибли так называемые криминальные авторитеты.

Некрас, как рассказывают, в те времена был приблатненным местного значения, помаленьку шустрил, собирая деньги в общак с «подданных» коммерсантов, и ничем таким уж особенным не отличался. До той поры пока не повздорил с блатным Столбиком и не отнял у него револьвер. А револьвер тот, по слухам, принадлежал самому Плотнику.

Братва потребовала «оружию не лапать» и положить на место. Некрас послал «парламентеров» куда подальше. О том, что Некрас «не прав», ему популярно разъяснили через неделю друзья Плотника: Джигит, Литвин и другие. Некрас был жестоко избит в лесу. Братва, по его мнению, обошлась с ним несправедливо, не по понятиям.

Сторону Некраса в этом конфликте принял другой «авторитет», который также тогда считался человеком Плотника (хотя Плотник всегда предпочитал его держать на расстоянии – по причине слишком уж буйного нрава братка), это был Матрос. Он уже тогда рвался в лидеры. По своим каналам Матрос вышел на московских воров в законе и попросил их «разрулить» воронежский спор на сходке.

В Москве обе конфликтующие стороны и повстречались. Там их выслушали и порешили: прав все-таки Плотник, он – вор в законе, и уже поэтому прав. И так будет всегда, пока он в Воронеже на «хозяйстве».

Так Матросу и Некрасу указали на их место. Более того, последнего за «дерзость и непослушание» приговорили к отлучению от блатной «епархии». Иди, мол, паренек, на завод и там зарабатывай себе «бабки»…

Именно тогда и сошлись вместе амбиции одного и обиды другого, из чего получилась гремучая смесь. Катализатором послужила и фраза, брошенная московскими ворами: «Пока жив Плотник...»

Криминальный дуэт решил перекроить блатную иерархию, сложившуюся в Воронеже к концу 1990-х годов. Физически устранить вора в законе, а заодно и поквитаться с обидчиками Некраса. Было решено стать на путь великого криминального передела. Почему великого?

Воронеж в середине 1990-х годов приобрел славу «ментовского города». Прежние блатные хозяева, по большому счету, как бы уходят в тень. Их вытесняли «менты» – сотрудники РУБОП и УБОП, отставники ГУВД и ФСБ. С блатным крышеванием самых хлебных мест было покончено, многие «крыши» стали «красного» цвета.

Однако криминальный мир по-прежнему нуждался в саморегулировании, в этом же – не допустить криминального беспредела – была кровно заинтересована и милиция. Власть вора в законе Плотника в этом смысле устраивала правоохранительные органы. Плотник слыл вменяемым и умеренным воровским лидером, с которым, при необходимости, можно было договориться. Кстати, ходит байка, что в свое время Плотник оказал большую услугу ФСБ, вернув в «контору» похищенные из автомобиля ее сотрудника секретные документы. Такие услуги не забываются.

Плотник устраивал практически всех, и посему любое поползновение на его статус-кво являлось вызовом не только ему лично. Это, несомненно, осложнило бы оперативную обстановку в Воронеже, в котором, в отличие от других городов, обывателей давно не пугали стрельбой на улицах и кровавыми разборками враждующих группировок.

…Первый вызов Плотнику был брошен Матросом, когда вор в законе «парился» в следственном изоляторе по подозрению в совершении убийства (вскоре он покинет СИЗО за недоказанностью вины). Костяк банды к тому времени практически уже сформировался. Кроме вышеназванных в него вошел некто Перов, бывший сотрудник уголовного розыска, с отличием окончивший одну из высших школ МВД. Перов, правда, недолго прослужил в милиции, потом, будучи уже на «гражданке», попал на «ментовскую» зону, где к милицейскому опыту добавил опыт тюремных университетов. Перов генерировал идеи в банде. Именно он, по версии следствия, разработал сценарий первого серьезного разбойного нападения, открывшего криминальный счет банды в 1998 году. Он же, по иронии судьбы, навел подельников на семью Изотовых в селе Рогачевка, зверское нападение на которую в апреле 2004 года и стало финальным аккордом в затянувшихся гастролях банды Матроса. Банды, оставившей после себя кровавый след, по которому мы и пройдем.

Как оно было

Цель, которую поставил перед собой Матрос – физическое устранение своих же «братов» для удовлетворения жажды мести и захвата власти в криминальном мире, – требовала определенных материальных ресурсов. Их могли дать «жирные бобры», состоятельные воронежские граждане. Естественно – не по своей воле. Поэтому часть банды была сориентирована только на разбойные нападения: добычу денег, ценностей, оружия, автомобилей. Курировал это «корыстное» направление Некрас. Больше того, он сам активно участвовал в бандитских налетах.

Первой серьезной операцией (именно операцией!), принесшей бандитам солидный гешефт, стало разбойное нападение на известного предпринимателя, директора фирмы «Керамика» Николая Черникова. Случилось это в ноябре 2000 года. Бандиты встретили Николая, когда он возвращался на своем джипе домой. Один из преступников, переодетый милиционером, «тормознул» его и попросил проследовать в «автомашину ГАИ». Как только ничего не подозревавшая жертва оказалась в машине, на нее сразу набросили удавку, стали душить и бить. Николаю удалось выбить ногами лобовое стекло и позвать на помощь. Чтобы подавить сопротивление, один из нападавших, Магомедов, пырнул его ножом. Затем похищенного вывезли в лесной массив у окружной дороги и, поняв, что с джипом они пролетели (завести его так и не удалось из-за «секретки» в системе зажигания), продолжили издеваться над предпринимателем. Ему объявили цену его жизни – 650 тысяч рублей, и для пущей убедительности под дулом автомата заставили копать себе могилу.

Черникову тогда удалось откупиться. Его родственники быстро собрали 500 тысяч рублей и доставили деньги в назначенное бандитами место. Николай не знал, что автором идеи разбойного нападения на него явился тот самый человек, который когда-то работал в его офисе. Больше того, как-то раз Черников и Перов вместе с семьями выезжали за границу на отдых…

…Первым, с кем Некрас поквитался за разборки в лесу, стал Джигит (Джегерной), давнишний друг и сподвижник Плотника. Вечер 30 марта 2001 года оказался для него последним. Некрас подкараулил «авторитета» у подъезда его дома на улице Олеко Дундича, когда тот подъехал с женой на своем авто. Три выстрела в упор из помпового ружья отправили Джигита в мир иной на месте совершения преступления…

Следующей жертвой из «списка Матроса» окажется «авторитет» Пшенкин (Пшеницын), занявший место убиенного Джегерного. Говорят, что именно ему Плотник поручил «следствие» по делу об убийстве своего друга. Возможно, Пшенкин близко подошел к разгадке И это предопределило судьбу популярного среди братвы «криминального авторитета». 24 февраля 2003 года Пшенкин вечером на своей автомашине отъехал от дома Плотника и по улице 20-летия Октября направился в сторону цирка. Около 21 часа, когда «авторитет» остановился у дома № 115 на запрещающий знак светофора, из подъехавшей слева «восьмерки» раздалась автоматная очередь. Одна из пуль угодила в сердце… За рулем «ВАЗ-2108», которую незадолго до этого угнали, находился Матрос, а из автомата стрелял Некрас. Именно этот автомат – АКС-74У – станет «визитной карточкой» банды.

Убийству Пшенкина предшествовал целый ряд дерзких разбойных нападений с тремя трупами и покушением на убийство.

Предпринимателя Кракова подстерегли в лесном массиве СХИ, когда он с автостоянки возвращался домой. Забили насмерть, забрали ключи от его квартиры, но «обчистить» ее помешали какие-то непредвиденные обстоятельства…

Другое разбойное нападение, в июне 2002 года, на бизнесмена Голева и его жену, получился еще более кровавым. Вычислить будущую жертву преступникам не составляло большого труда. Говорят, Матрос крышевал спиртовой бизнес Голева и был хорошо осведомлен о финансовом состоянии и образе жизни своего «подопечного». Так получилось, что незадолго до нападения банда на какое-то время лишилась своего главаря. В него кто-то стрелял и серьезно ранил. Судя по всему, в круг вероятных заказчиков попал и Голев. Впрочем, бандитов больше интересовали его деньги. Было инсценировано ДТП, и когда Голев вышел из своей автомашины… В лесу его пытали: «Где ты прячешь свое бабло?! Мы точно знаем, у тебя должно быть много». Предприниматель продержался недолго: «Я скажу, где, только не трогайте мою жену…» Гонцы с ключами от квартиры помчались «в адрес». Голев не обманул: добыча составила «пол лимона».

Пока ездили за деньгами, Некрас решил допросить бизнесмена с пристрастием: не он ли «заказал» Матроса? Тут-то Голев и опознал «следователя» по голосу: «Это ты, Санек?!» Некрас в «сознанку» не пошел, однако, когда гонцы вернулись с добычей, посовещался с Магомедовым: раз уж прозвучало имя Матроса, «задержанные» подлежат ликвидации. Магомедов все и исполнил: ножом по горлу и для верности – выстрелил из пистолета.

Трупы загрузили в автомобиль погибших, облили бензином и подожгли. Когда немного отъехали, услышали, как рванул бензобак…

В качестве следующей жертвы был намечен известный в городе предприниматель, частный детектив Виктор Кусов, когда-то работавший большим начальником в РУБОП. По официальной версии следствия, Кусов должен был попасть «под раздачу» только потому, что «поддерживал отношения с Плотниковым», по другой же, неофициальной, Матрос подозревал его в причастности к организации того самого покушения на него. Вероятно, поэтому стрелять в этот раз вызвался сам главарь банды.

Вечером 22 октября 2002 года машину Кусовых встретили неподалеку от его строящегося дома на улице Курортной и Ипподромной. Ждали его на угнанной в тот же день «ауди-80» втроем: Матрос, Некрас и водила. Как только Кусов тронулся, ему перекрыли движение, и заработал автомат (тот самый АКС-74У). По стечению обстоятельств, в этот момент в машине находились жена, дочь Кусова и трое рабочих со стройки. По счастью, никто из них сильно не пострадал, хотя Матрос «поливал» свинцом от души (на месте преступления потом обнаружили 26 стреляных гильз). Сам Кусов был серьезно ранен, однако ему тоже повезло: ни одна из пуль не задела жизненно важных органов…

Убийства не произошло, но Матрос не отказался от мысли поквитаться с Кусовым. Насколько мне известно, второе покушение планировалось как раз в тот день, когда главари банды были задержаны милицейским спецназом. Так что Виктору, можно сказать, повезло дважды. Он, похоже, вообще по жизни везунчик, если вспомнить, что это было не первое на него покушение…

«Гастроли» 2003 года, одного, пожалуй, из самых «плодотворных» в бандитской деятельности, начались в Репьевском районе нападением на дом главы администрации села Новосолдатовка. Кстати, Репьевский район – это родина главаря. Оттуда же, из своего родового села, Матрос «выписал» и стрелка в банду. Парня, что называется, от сохи и кнута, которого с нуля обучали обращаться с серьезным оружием. Матрос снимет для него квартиру на переулке Славы и будет зорко следить за его образом жизни – у стрелка должны быть крепкие нервы и твердые руки.

Я уже упомянул о том, что бандиты не гнушались никакими «наколками», в том числе и на своих родственников, пусть даже дальних. Вот и Чибряков не гнушался. И сообщил «братанам», что некие Болотовы – люди весьма зажиточные, коллекционеры, и у них есть чем поживиться. Кроме того, они продают «неслабую» дачу в Рамонском районе.

Этим-то поводом и воспользовался сценарист очередного разбоя Перов. Он нашел подставного иногороднего покупателя на эту дачу, занимавшегося куплей-продажей недвижимости. С Болотовыми связались по телефону и предложили встретиться – сразу на даче, чтобы, якобы, ее оценить и поторговаться. Ничего не подозревавшие супруги приехали в село Борки на своей машине и открыли дверь «покупателю». Следом вломились «работнички ножа и топора» в масках…

Некрас действовал по обыкновению: хозяев трубой по головам, попиночил, связал скотчем и, угрожая смертью, подвергнул допросу – где в городской квартире тайник с ценностями и деньгами? Упираться не было смысла. И вскоре преступники орудовали в квартире на Московском проспекте. На сей раз им досталась солидная коллекция орденов и старинных монет, деньги, ценные бытовые вещи, охотничье ружье. Добыча потянула за миллион. Как только квартиру несчастных «обнесли», Некрас и Перов супругов «приговорили», трупы опустили в подвал, а дачу подожгли… Перов, похоже, по жизни был любителем пустить красного петуха. Не иначе, жил в нем комплекс Нерона…

В том году бандиты вообще увлеклись взрывами и поджогами. При этом «зажигалками» служили гранаты (как в случае в поселке 1 Мая) или гранатометы (разборки на улицах Колхозный путь и Батуринская). Между прочим, два последних обстрела домов были «заказаны» неким предпринимателем Ковалевым. Интересно, что ни за первый, ни за второй «заказ» этот «конфликтный» предприниматель с исполнителями так и не рассчитался.

В январе 2004 года начнется вторая серия отстрела «криминальных авторитетов». И первым объектом покушения станет первое лицо воронежского криминалитета вор в законе Олег Плотников. Однако прежде, чем заговорил автомат, Матрос в июне 2003 года провел минирование дома Плотника на улице Бетховена. В качестве самодельного взрывного устройства был использован артиллерийский снаряд с детонатором и дистанционным взрывателем, который под покровом ночи «приспособили» у стены дома возле окна. Когда проводную «машинку» привели в действие, рванул только детонатор, а сам снаряд «не завелся». Дому был причинен материальный ущерб на сумму порядка 10 тыс. рублей, а самого Плотника в тот момент дома не оказалось. Но по-настоящему Олегу Ивановичу повезет в другой день.

11 января 2004 года Плотник в большой компании что-то отмечал в популярном кафе «100 ручьев». Веселье закончилось уже под утро, и десять человек на двух авто дружно направились к нему в гости, среди них были и женщины. Как только люди стали выходить из машины, на них обрушился град пуль из двух автоматных стволов, поблизости разорвалась граната. Только чудом никто, кроме охранника Плотника, не пострадал – в том месте, где сидели в засаде стрелки, обнаружили 61 стреляную гильзу… Кстати, именно уголовное дело № 04148003, возбужденное по факту покушения на убийство Плотника, и станет основой многотомного и многоэпизодного уголовного дела по банде Матроса, которое рассматривалось в областном суде. Сам Плотник, хотя официально и проходил потерпевшим по этому делу, на суд не являлся. Ему по понятиям не положено…

О том, что Матрос некоторые преступления планировал и совершал как говорится, по ситуации, ярко свидетельствуют убийство хоккейного тренера Вторникова и покушение на Паршина, который также входил в окружение Плотника.

Нападение на Паршина бригадой Матроса было совершено в конце января 2004 года. Киллер стрелял в автомобиль, в котором находился Паршин, из нарезного пистолета. При этом погиб не «авторитет», а тот, кто находился с ним рядом – хоккеист Вторников. Паршин же был только ранен. Хитрость Матроса заключалась в том, что этим нападением он вводил в заблуждение правоохранительные органы, расследовавшие убийства и покушения на «авторитетных» лиц города.

Во-первых, стреляли в этот раз не из автомата, как обычно. А во-вторых, Матрос как бы подсказывал: за этим убийством стоят воронежские ингуши. Почему именно они? Незадолго до этого, в декабре 2003 года, между Паршиным и ингушами в кафе «100 ручьев» произошел конфликт, который имел серьезное продолжение. Несколько дней спустя на «стрелке» у Речного рынка ингуши были жестоко избиты людьми из бригады Плотника. Надо знать менталитет ингушей. Матрос хорошо знал. И действительно, после убийства Вторникова милиция «наехала» на ингушей по полной программе. Некоторое время ингушская версия была основной у следствия, пока и она не зашла в тупик.

За неудачу с Плотником и Паршиным бандиты через месяц отыграются на другом «авторитете» – Сеннике (Алавердяне). Тот самый паренек из репьевской деревни «замочит» его из АКС-74У в его машине и у его же дома на улице Герцена. И получит за это… тысячу рублей (за Паршина – 500 рублей). Матрос отдельных своих «подчиненных» большими «гонорарами» не баловал.

К марту банда финансово поиздержалась: два из трех разбойных нападений по разным причинам закончились неудачей. Поиски воровского фарта и какого-нибудь «жирного бобра» снова привели бандитов на улицу Ипподромную. На этот раз в их «разработку» попал известный в Воронеже человек, депутат областной Думы и тогдашний гендиректор ДСК Сергей Лукин. Наводку на Лукина, по версии следствия, Матросу дал один из воронежских предпринимателей, имевший какие-то совместные дела с ДСК. Дал небескорыстно: ему потом вроде бы «отслюнявят» из добычи 200 тысяч рублей…

На дело пошли, серьезно вооружившись: автомат, три пистолета, металлическая труба, наручники, маски. Подождав, пока Лукин возвратится домой, пятеро бандитов около девяти часов вечера проникли во двор его дома, где сразу же столкнулись с его сыном, который возился с машиной. Лукина-младшего с ходу нейтрализовали: трубой по голове, связали руки и ноги скотчем, затащили в гараж, а потом опустили в подвал. Дальше события развивались так.

По роковому стечению обстоятельств в доме у Лукина в тот вечер, 25 марта, собралось много народу. Помимо самого Лукина и его жены были гости – дочь с мужем и грудным ребенком и двое родственников жены Лукина. Все они оказались заложниками ситуации и переживали одни из самых страшных минут в своей жизни.

В тот момент, когда преступники, разобравшись с сыном Лукина, притаились за входной дверью гости как раз, начали расходиться. На их плечах бандиты и ворвались в дом. Зять попытался уже на входе оказать им физическое сопротивление, однако, получил несколько ударов ногой, рукояткой револьвера по голове. А затем один из нападавших выстрелил в него из пистолета, серьезно ранив в пах. «Под раздачу» бандитов попали все заложники, включая женщин. Самого Лукина ударили пистолетом по голове, трубой по ноге, да так, что сломали берцовую кость. Досталось близким и родственникам депутата: жене поломали ребра, дочери – сломали нос, не говоря уже о многочисленных синяках и ушибах. Всех положили в одной комнате на пол лицом вниз, скотчем связали руки. Бандитов интересовало одно: где сейф, в котором Лукин хранит деньги и драгоценности. Депутат показал и открыл…

Там было чем поживиться: 70 тысяч долларов и 640 тысяч рублей, 62 наименования золотых изделий перекочевали в карманы бандитов. Не побрезговали «матросы» и личными вещами заложников – золотыми кольцами, часами, одеждой, сотовыми. Всего семью Лукина «обнесли» более чем на пять миллионов рублей.

Уходя, бандиты всем велели лежать и не двигаться. В противном случае – пригрозили убить. Некрас действительно потом возвращался и проверял, все ли на месте. Некоторые из бандитов уехали на своей машине, остальные – на «десятке», принадлежавшей сыну Лукина. (После задержания банды ее обнаружат в одном из гаражей в Семилуках.) Кстати, часть похищенных золотых изделий Матрос припрячет в тайнике во дворе дома своей матери, в Репьевском районе. Просто удивительно, как оперативникам удалось их там разыскать.

…Машина Лукина через три недели «засветится» при покушении на еще одного человека из окружения Плотника – Геннадия Литвинова (вспомните разборки 2000 года в лесу, где наказали Некраса). Первоначально убийство планировалось на 30 марта, когда Литвинову «сели на хвост» от кафе «Гарун». Однако тогда ему удалось оторваться от преследователей. 14 апреля в седьмом часу вечера его все же подкараулили на перекрестке Московского проспекта и проспекта Труда. Когда он вышел из аптеки и сел в свой автомобиль, бандиты на своей машине перекрыли ему дорогу, и тот самый «деревенский» стрелок произвел в него пять выстрелов из автомата.

Литвинову повезло. На частной автомашине его быстренько доставили в БСМП и своевременно оказали необходимую медицинскую помощью. Он выжил…

Жестокое нападение на семью Изотовых в Рогачевке Новоусманского района, совершенное 29 апреля 2004 года, завершило криминальную летопись банды Матроса. Неуловимых банд, как известно, нет. Рано или поздно бывает какой-нибудь случайный или неслучайный прокол, обыкновенная невезуха; кто-то сболтнет лишнее, или озарение спускается на следователей и оперов.

О том, как брали банду Матроса, ходит много противоречивых слухов, зачастую недостоверных. У победы, как известно, всегда много отцов, которые стремятся подчеркнуть собственную роль в истории. Для меня значимы здесь две личности: оперативного сотрудника Новоусманского РОВД Николая Самохина и следователя по особо важным делам прокуратуры Воронежской области Михаила Мокшина. О роли следователя мы еще поговорим. А пока обратимся к событиям, непосредственно связанным с разбоем в селе Рогачевка.

Еще зимой 2004 года Перов раздобыл «оперативную информацию» о том, что знакомый предприниматель, некто Изотов, привлечен к уголовной ответственности за мошенничество в отношении ряда сельхозпредприятий; он «кинул» их на 2 млн 700 тыс. рублей, а денежки эти припрятал у своих родителей в Рогачевке. Этим и решили воспользоваться бандиты, пока сам «мошенник» находился в СИЗО. Кстати, сам наводчик Перов от непосредственного участия в операции устранился.

На этот раз бандиты снова решили сработать по ситуации: под милиционеров. Двое из них нарядились в милицейские куртки. В Рогачевку прибыли в десятом часу вечера впятером на «мерседесе», который оставили на обочине федеральной трассы «Саратов–Курск», метрах в 800 от дома Изотовых. Старший Изотов дверь постучавшим «милиционерам», само собой, отворил…

Дальше начался кошмар. Люди, а точнее, нелюди в масках выставили супругам условие: отдаете нам два с половиной миллиона рублей – мы дарим вам жизнь. Для убедительности били прикладом, металлической трубой, ногами и кулаками. Когда это «положительного результата» не принесло, Изотовых связали скотчем, надели на них наручники и затолкали в подвал. Там к старшему Изотову применили пытки раскаленным паяльником, включенным в электрическую сеть, – его прикладывали ко лбу, вставляли в задний проход. Ножом отрезали мизинец на левой руке… Потом, когда жертвы лишились чувств, бандиты обыскали дом и нашли только полторы тысячи рублей. Прихватив еще и личные вещи Изотовых, нападавшие ретировались к своему «мерседесу». Однако у автомобиля их ожидал неприятный сюрприз.

На этот автомобиль, припаркованный у обочины, обратили внимание бдительные милиционеры. В частности, проезжавшему мимо по своим делам замначальника Масловского отделения милиции Николаю Самохину очень даже не понравился этот безлюдный «мерседес», стоявший в темноте на дороге. Оперское чутье подсказывало: тут что-то нечисто. Решили для начала проверить: не в угоне ли? Оказалось, нет, не в угоне. Посветили фонариком внутрь – увидели на сиденьях разбросанные пустые полиэтиленовые пакеты. Владельца машины по-прежнему не было, и никто из милиционеров не знал, кто в Рогачевке имеет такую «тачку». Торчать бесконечно возле машины тоже было нельзя: другие дела. Однако Николай все-таки решил посмотреть на «гостей», для чего спустил одно из колес «мерседеса», оставив в засаде двух сотрудников ППС.

Некоторое время спустя милиционеры заметили, что к машине подошли двое. При этом один из них был в маске. Увидев, что колесо спущено, они быстро поменяли его на запаску. Однако отъехать милиционеры им уже не позволили. Когда двух подозрительных типов повязали, возле автомашины обнаружился пистолет и двое наручников. А внутри салона – пять патронов от АКМ, металлическая труба, бита и сменное белье. О задержании сообщили в «дежурку», тут-то и выяснилось, что час назад в Рогачевке совершен жестокий разбой. Подробная схема места жительства потерпевших также была найдена у одного из задержанных…

Уже на следующий день стало известно, что «мерседес» ранее принадлежал Матросу. Конечно, в тот день оперативники еще не понимали, какие «пташки» угодили к ним в сеть. Это выяснится через неделю. Когда задержанные расскажут, кто с ними был в тот день на разбое. И не только это расскажут…

Остальных бандитов, в том числе главарей, УБОП возьмет приблизительно через месяц. «Хлопнут» их в один-два дня. После пристального оперативного изучения и слежения, сбора необходимых улик. Понимали: Матрос – крепкий орешек и его на голый понт не возьмешь…

А Николая Самохина за проявленную бдительность и смекалку поощрили двумя с половиной тысячами рублей и повышением в должности. Он стал заместителем начальника Новоусманского РОВД.

Как оно могло не быть

А теперь, читатель, попробуем разобраться, почему милиции и прокуратуре так долго не удавалось пресечь деятельность этой банды, и какие шансы для этого у правоохранительных органов были.

Отчасти я уже ответил на эти вопросы: Матрос и Перов, несомненно, обладали криминальным талантом, помноженным на знания, полученные в армии, милиции и на зоне. Матрос был хорошим организатором, обладал сильной волей, соблюдал дисциплину и строгую конспирацию. Например, когда один из членов банды – Требунских, участвовавший в нападении на Лукина и открывший в доме незапланированную стрельбу, запил и заявил о своем намерении выйти из игры, Матрос собственноручно расстрелял его в лесу под Старым Осколом. Не церемонился он и с другими подельниками: говорят, мог запросто съездить по физиономии даже Некрасу, своему ближайшему корешу.

Была ли у милиции возможность внедрить в банду своего человека или же завербовать кого-то из ее участников? Насколько я понял из разговоров с оперативниками, это было крайне затруднительно. Все новички проверялись главарями на серьезных преступлениях, а оперативный сотрудник милиции на это пойти не мог. Вербовка же в этом случае, с учетом контингента, была крайне сложным и чреватым, к примеру, двойной игрой агента, делом.

Такую игру, как мне представляется, и затеял в свое время Перов, после того как в 2003 году его взяли при попытке поджечь дом на улице Короленко. Задерживали его тогда сами граждане, и ему удалось при этом скинуть пистолет ТТ. Он немного посидел в СИЗО, было возбуждено уголовное дело, но привлечь его к серьезной уголовной ответственности следователи так и не сумели. Или почему-то не захотели. А ведь Перов еще раньше, за несколько лет до этого, попался с обрезом и самодельным взрывным устройством, которые были изъяты на снимаемой им квартире. Тогда милиции также не удалось «пришить» ему статью за незаконное хранение. Возможно, Перов уже тогда пошел на «оперативный контакт» с органами. Или же это случилось в 2003 году, что и спасло его от тюрьмы? По некоторым сведениям, Перов, изображая из себя «своего парня», снабжал своих бывших коллег кое-какой информацией – по мелочам, но о больших делах, особенно со своим участием, конечно, помалкивал. Вероятно, именно он сыграл определенную роль в разоблачении банды. Так или иначе, но Перова все-таки можно было вывести из игры и «расколоть» уже в 2003 году. Правда, тогда милиция, похоже, еще не представляла, в какой он состоит банде, хотя его связь с Матросом была очевидной.

Второй, реальный, по моему мнению, шанс ликвидировать банду представился милиции весной того же 2003 года. В марте Матрос со товарищи совершили нападение на одного бензинового магната в Хохольском районе. По этому делу милиции удалось «закрыть» двух «матросских» подельников – Белых и Гусева. Несмотря на то, что их связь с Матросом также была установлена, арестанты операм оказались не по зубам, так и не сдав своего вожака. Матрос, кстати, оценил это, поддержав того же Гусева материально. В СИЗО были налажены бесперебойные поставки хороших продуктов. А спонсором этого он принудительно сделал директора одной из воронежских бань, который ежемесячно платил ему дань 4 – 6 тысяч рублей.

Мартовское нападение в Новосолдатовке теоретически тоже, могло стать если не последним, то одним из последних преступлений банды Матроса. Дело в том, что в двадцатых числах марта Матрос был задержан сотрудниками УБОП и помещен в ИВС, где просидел пять суток. По имеющейся у меня информации, задержание это было скорее плановым, чем оперативным. В ходе расследования уголовных дел по убийству «авторитетов» и покушению на Кусова отрабатывалась и «матросская» версия. В машине Матроса произвели обыск и обнаружили холодное оружие – самурайский меч. Однако работа «по камере» ничего существенного следствию не дала. Матрос молчал, как партизан, а серьезных улик против него тогда не было.

Больше того, бандитам удалось отчасти переиграть милицию и прокуратуру, направив их по ложному следу. Для этого, правда, бандиты пошли на одно из самых дерзких и вызывающих преступлений: расстрел кафе «Ностальжи». Матрос и Некрас заранее договорились: если кого-то из них «закроют» по подозрению, то оставшийся на свободе должен еще раз пальнуть по какому-нибудь «авторитету» из того самого короткоствольного автомата. Понятно, для чего.

28 марта поздно вечером Некрасов, вооружившись АКС-74У, методично стал объезжать с подельниками развлекательные заведения города в поисках потенциальной «авторитетной» жертвы. Побывали в кафе «Рай», заехали во «Фламинго» и уже в первом часу ночи заглянули в «Ностальжи» на проспекте Революции. Разведка доложила: в кафе «гулеванит» «авторитет» Голова, один из ближайших сподвижников Плотника. Это было как раз то, что нужно. Прямо из окна автомобиля, через витрину кафе, Некрас несколько раз выстрелил в направлении столика, где сидел Головин. Сам «авторитет» при этом не пострадал, однако сидевшая за его столиком девушка оказалась серьезно ранена осколком витрины (в результате чего потеряет глаз). Через день Матрос уже разгуливал на свободе и благодарил корешей за «классный отмаз»…

Это был третий и, пожалуй, последний шанс покончить с преступной группой Матросова еще в 2003 году и не допустить начала второй серии расстрела «авторитетов» и новых дерзких разбоев. Однако это ни милиции, ни прокуратуре не удалось. И на то есть свои дополнительные причины.

Дела об убийствах «авторитетов», разбоях, угонах и кражах, в которых потерпевшими были обычные граждане, расследовались разными ведомствами и подразделениями, и уже это затрудняло информационный обмен (всего в производстве милиции и прокуратуры находилось больше сорока уголовных дел). Координирующий центр фактически появился только весной 2004 года, когда следователь прокуратуры Воронежской области Мокшин объединил дела о покушении на Плотника, убийство Вторникова и Алавердяна. Правда, и раньше следователями прокуратуры предпринимались попытки как-то систематизировать расследование по «авторитетным» убийствам и покушениям: уголовные дела о гибели «авторитета» Андреища (2001 год) и покушении на Кусова (2002 год) в итоге были соединены в одно. Следователи уже тогда понимали: кто-то целенаправленно ведет отстрел «криминальных авторитетов» в Воронеже. Но пока не понимали – кто.

В этой связи отрабатывались несколько версий, о некоторых мы уже рассказали. Вряд ли стоит говорить здесь обо всех. Замечу только, что какое-то время милиция считала, что отстрел «авторитетов» – дело спецслужб, а прокуратура в этом же подозревала милицию. К примеру, были отстреляны все автоматы, состоящие на вооружении местных органов внутренних дел. Больше того, и сами «авторитеты» поначалу не на шутку разволновались и даже «подсказывали» прокурорским – кто и почему их «мочит» и может еще «замочить».

Определенная вина за «долгоиграющую» банду, несомненно, лежит на УБОП. В это учреждение, насколько мне известно, обращался человек, ставший жертвой «наезда» бригады Матроса. Однако тогда его, попросту говоря, «продинамили», сославшись на пресловутые гражданско-правовые отношения. Скорее всего, были и другие попытки укрыть преступления от учета или провести формальное следствие по заявлениям потерпевших. А банда в это время входила во вкус безнаказанности…

Вместе с тем огульно обвинять УБОП в беспомощности и некомпетентности тоже не стоит. Не все зависело от него.

Уже после вынесения приговора банде в одном из воронежских СМИ появился комментарий бывшего заместителя начальника УБОП ГУВД Воронежской области Александра Пономарева, в котором он, в частности, сказал о том, что Александр Бражников и до начала масштабной преступной деятельности попадал в поле зрения борцов с оргпреступностью. Матроса задерживали с оружием, но он ушел от ответственности благодаря заступничеству «некоторых высокопоставленных персон». Этих персон Александр Иванович не назвал. Не рассказал и о том, что «банды Матроса» в том виде, каком мы теперь ее знаем, просто могло не быть…

Согласно версии следствия и приговора суда, началом активной деятельности «матросов» можно считать ноябрь 2000 года. Именно тогда, как мы уже написали, было совершено дерзкое похищение воронежского предпринимателя Черникова, за которого бандиты получили выкуп в 500 тысяч рублей.

Преступления, судя по всему, не случилось бы, если бы, примерно за месяц до этого Матроса не выпустили бы из изолятора временного содержания, где он провел трое суток. Как он там оказался?

В августе 2000 года Бражников в автомастерской избил одного из работников за то, что тот не сумел в оговоренные сроки починить его «Мерседес».

По словам «костоправа», разъяренный клиент бил его руками, ногами и палкой, сломал ему челюсть. Потерпевший навел справки – кто это его так? Осведомленные приятели популярно ему разъяснили: «Блатной, лидер группировки». По этой причине заявление поступило сразу в УБОП.

Но оттуда его переправили в Советский РОВД и уже там дали ход: возбудили уголовное дело. Так в октябре 2000 года Матрос угодил в ИВС, хотя свою роль в «нанесении побоев средней степени тяжести» всячески преуменьшал. Он утверждал, что «нерадивого» автослесаря просто толкнул, тот, споткнувшись, свалился в ремонтную яму... и там несколько раз ушибся.

Несмотря на давление и угрозы, потерпевший дела «не прекратил», и его довели до суда. Матроса обвинили в злостном хулиганстве и умышленном причинении вреда здоровью. Ему – с учетом его «героического» судимого прошлого – светил реальный срок. Когда начался суд, нам не известно. Зато известно – когда был вынесен приговор: 30 августа 2002 года, то есть, фактически два года спустя после инцидента в автомастерской. Кстати, все это время Матрос разгуливал на свободе, находясь «под подпиской». Следователь Советского РОВД посчитал нецелесообразным арестовывать обвиняемого...

Что Матрос с дружками натворил за это время, мы уже знаем из материалов уголовного дела: жестоко убиты предприниматели Краков и Голев с супругой... Тем не менее, 30 августа 2002 его прогулки на воле вполне могли закончиться. И начаться уже во дворе СИЗО.

Судья Суркова, оправдав Матроса по «хулиганке», признала его виновным по ч. 2 ст. 112 УК («Умышленное причинение средней тяжести вреда здоровью») и приговорила к полутора годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима. Дать условный срок судья не сочла возможным – подсудимый ранее уже совершал аналогичное преступление и «на путь исправления не встал»... Однако в тот день Матрос «счастливо» избежал ареста в зале суда. То ли чутье ему подсказало, то ли еще кто – какой будет ему приговор, но с конвоем он тогда так и не встретился. Скрылся, тихо и незаметно. Матроса искали по горячим следам, но не нашли. Потом Советский РОВД объявит его в розыск...

Ровно через месяц Матрос расстреляет автомобиль своего «заклятого врага», частного детектива Виктора Кусова…

Матроса будут ловить до конца марта 2003 года, когда сотрудники УБОП «закроют» таки его в ИВС, обнаружив в его автомобиле самурайский меч самопального производства.

Уже тогда его подозревали в расстрелах «криминальных авторитетов» в Воронеже, и вот, казалось бы, нарисовался конкретный повод посадить его под замок и поработать с ним по этой теме «с чувством, толком и расстановкой». Увы, как мы уже знаем, надежды оперативников и тогда не оправдались – изъятое в машине Матроса оружием «не оказалось», а 29 марта его кореш Некрас показательно расстрелял кафе «Ностальжи», и «отмазанного» узника через пятеро суток выпустили на свободу.

Как же так, небось, спросите вы: а тот самый приговор Советского суда, ведь человек тогда скрылся от ареста и правосудия? Тут начинается самое интересное. В марте 2003 года Матроса по тому приговору, похоже, уже никто не искал. Незачем было.

17 февраля 2003 года президиум областного суда под председательством Бориса Петина вердикт Советского районного суда от 30.08.2000 года постановил изменить, переквалифицировал суровую ст. 112 УК на более либеральную 118-ю («Причинение средней тяжести вреда по неосторожности»), приговорив Бражникова лишь к штрафу в 45 тысяч рублей. (Заметим, что приговор первой инстанции до этого прошел кассацию облсуда и в первозданном виде вступил в законную силу)...

Об этом президиум попросили, естественно, адвокаты «беглого» Матроса, а также его защитник «на общественных началах» тогдашний председатель Консервативной партии России Лев Убожко...

Если помните – был такой политик, в 2003 году на выборах в Госдуму за себя по телевизору агитировал, а партия его через пару лет приказала долго жить. А Матрос, значит, одно время состоял в рядах «консерваторов»... Вот только неизвестно – Лев Григорьевич лично к Борису Ивановичу в кабинет заходил или по почте из Москвы просил о снисхождении к члену партии?

Ну, Борис Иванович, значит, уважил старика Убожко. Но все-таки, чем же формально руководствовался президиум, отменяя приговор Советского райсуда? Процитируем постановление:

«... Суд (первой инстанции. – Е. Ш.) без достаточных оснований отверг показания осужденного и свидетеля Ф., не устранив противоречия в исследованных доказательствах: показаниях свидетелей, потерпевшего, заключениях судебно-медицинского эксперта... Поскольку ни предварительным, ни судебным следствием не добыто бесспорных доказательств, подтверждающих вину осужденного в умышленном причинении среднего вреда здоровью Т., и с учетом конституционного принципа о том, что неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого, действия осужденного подлежат переквалификации...»

Поясним: свидетель Ф. – это свидетель со стороны Матроса и будущий его подельник; о расхождениях в показаниях мы уже сообщали: потерпевший говорит – меня били, обвиняемый – он падал в яму; экспертиза трижды ничего не отрицала и все допускала. Приговор, повторюсь, уже вступил в законную силу, пройдя через тот же областной суд. Вот вам и вся противоречивость с бесспорностью. Про Конституцию особенно мне понравилось. Вспоминают ведь, когда захотят...

Ну и далее по тексту: «...в связи с переквалификацией... с учетом положительной характеристики, фактическим признанием вины, раскаянием, наличием постоянного места работы, состоянием его здоровья и состоянием здоровья его (Бражникова. – Е. Ш.) матери, находящейся у него на иждивении, желанием возместить ущерб... президиум областного суда считает возможным...»

Дальше вы уже знаете. Уточним лишь – какое у Матроса здоровье, хорошо осведомлены потерпевшие по его громкому делу; что касается «матери на иждивении», то у Матроса еще двое братьев; какая, в натуре, «постоянная работа» была у Матроса, тоже догадываетесь...

И насчет раскаяния. «Раскаяние» было деятельным: ровно через неделю, 24 февраля 2003 года Матрос и Некрас «замочат» «авторитета» Пшенкина, а в начале марта нападут на дом главы администрации села Новосолдатовка, что в родном для Бражникова Репьевском районе. Видимо, заботливый сын решил проведать свою мать и заодно…

А впереди было много еще чего. Вторая серия отстрела криминальных авторитетов, нападение на семью депутата Лукина и другие жестокие разбои – с пытками и трупами потерпевших...

И всего этого могло и не быть. Если бы тогда в 2000-м. Или в 2002-м. Ну, или хотя бы в 2003-м... Впрочем, история не терпит сослагательного наклонения. И никакие уроки, похоже, ничему не учат.

И напоследок еще вот о чем. Я уже говорил, что эта преступная группа войдет в новейшую криминальную историю Воронежа как наиболее дерзкая и кровавая банда, державшая в страхе наш город несколько лет. А сам Матрос стяжал себе сомнительную славу одного из самых жестоких криминальных лидеров.

к матросской тишине2..jpgНо была бы эта слава другой, если бы Матрос воевал только с «криминальными авторитетами»? Возможно, тогда это была бы слава «антикиллера». Этот персонаж с некоторых пор популярен в России.

Или если бы «матросы» только благородно грабили богатых? Дубровские в нашей стране всегда вызывали сочувствие и понимание. И еще не известно, какой бы тогда вердикт вынесли замордованные этой несправедливой жизнью присяжные.

Но он, Матрос, одних прилюдно убивал ради власти, а других мучил и убивал ради золотого тельца, прикрываясь флагом некой идеи. А стало быть он – просто безжалостный вор и серийный убийца. И вряд ли бы мог рассчитывать на снисхождение. Уверен, и сам он это хорошо понимал, пытаясь покончить с собой в СИЗО.

В марте 2008 года воронежский областной суд приговорил организатороров банды 43-летнего Александра Бражникова и 41-летнего Александра Некрасова к пожизненному лишению свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии особого режима. Их действия квалифицированы более чем по 20 статьям Уголовного кодекса РФ. Эдуард Перов получил 21 год. Другие участники банды – различные сроки наказания от 9 до 23 лет лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима. А пятеро «примыкавших» к банде – условные сроки.