17 Января
вторник
$   59.61
€  63.23
-2 °C
weather
облачно, небольшой снег
Ветер: север, 2.5 м/сек.
Давление: 760 мм.рт.ст.
Влажность: 88%
ЧП/Криминал
ЧП/Криминал
Эксклюзив
Эксклюзив
Рыбнадзорро
Рыбнадзорро

Банда гребцов (2000 -2006 гг.)

16.09.2016, 12:33
378
Банда гребцов (2000 -2006 гг.)

«Час Быка»

В спортивной школе для начинающих футболистов дети обращались к нему уважительно: Валерий Геннадиевич. Он считался успешным тренером по общефизической подготовке, умел давать результат. Да и сам являлся примером для подражания: все-таки мастер спорта по гребле!

Валерой его называли близкие люди, знакомые и друзья. А также те, кто пользовался его услугами в качестве грузоперевозчика. Это был семейный бизнес Быковцевых: жена работала диспетчером на телефоне, а он рулил.

Быком, или Чеченом, его звали на зоне, где он мотал срок за угоны машин. Попал он туда в 1996-м, а уже в 2000 году, досрочно освободившись, сколотил группу, которая шесть лет держала в напряжении милицию, предпринимателей и водителей большегрузов.

В следственном изоляторе, куда он опять угодил, арестанты зовут друг друга обычно по кличкам. И Валерий своей кличке Бык вполне соответствовал: такой же крепкий, такой же упертый и волевой. По версии следствия – лидер преступной группы, получившей условное название «банда гребцов»…

В этих разноречивых «именах» Быковцева – вся суть его двойной жизни, ее противоречия и парадоксы.

Весь список

9 сентября 2006 года житель Репьевки Воронежской области выехал из села на автомобиле «КамАЗ» с прицепом для покупки кирпича и доставки его покупателю, после чего исчез. 10 сентября 2006 года «КамАЗ» обнаружили сожженным в лесном массиве Мордовского района Тамбовской области без прицепа и груза.

18 сентября 2006 года в следственном управлении СК при прокуратуре по Воронежской области было возбуждено уголовное дело по части 1 ст. 105 УК РФ ("убийство"). Следствие по нему и станет основой многотомного уголовного дела «банды гребцов».

В течение двух лет следственно-оперативная группа, в состав которой входили следователи и криминалисты СУ СК при прокуратуре РФ по Воронежской области и сотрудники воронежского УБОП, скрупулезно осуществляла сбор доказательств. На выходе – 29 эпизодов преступной деятельности, несколько десятков тяжких и особо тяжких преступлений: убийство, 13 разбойных нападений, кражи и поджоги - а также 38 потерпевших – на сумму порядка 3,5 млн руб.

С 2000 по 2006 год бандиты отметились на территории трех областей: Воронежской, Саратовской и Калужской. Нападали на водителей «большегрузов», на охранников предприятий и организаций, где хранились материальные ценности. При этом разбойники применяли огнестрельное оружие: охотничьи карабины «Сайга» и мелкокалиберную винтовку, специальные средства (к примеру, наручники), а для остановки водителей на большой дороге надевали милицейскую форму.

Явка с повинной

На скамье подсудимых их оказалось восемь. Все – жители нашего города. Крепкие люди в самом дееспособном возрасте – от 33-х до 43-х лет. Шестерых конвой доставлял из следственного изолятора, двое приходили сами, они были под подпиской. Один из них – Илья Зорин*. Ученик Быковцева, кандидат в мастера спорта по гребле, предприниматель

Зорин явился с повинной в УБОП сам. Не дожидаясь, когда за ним придут. К тому времени большая часть преступной группы уже «чалилась» за решеткой. Оперативники уже знали и тех, кто раньше спрыгнул с подножки преступного поезда и завязал – их очередь приближалась. А Зорина предупредила жена одного из бывших подельников: он – следующий…

В УБОПе Илья появился с вещами. Знал – грехи за ним есть, и немалые, придется сидеть. Провел в ИВС двое суток, а затем поехал на суд: следователь ходатайствовал о его аресте. Однако судья оставил Зорина под подпиской, наверняка с учетом того, что Илья стал помогать операм. Давал признательные показания, называл не известные милиции эпизоды. Кстати, поначалу их было семь, Зорин же основательно дополнил список «подвигов» банды в период с 2000-го по 2002 годы. Именно тогда он и был подельником, и даже ближайшим сподвижником своего учителя Быковцева. Потом между ними случился «большой базар» – свои же дружки украли у Ильи охотничий карабин. Зорин решил завязать, отошел от криминальных дел и зажил коммерцией. Он – один из тех, кому бандитизм не предъявлен. А предъявлен он был пятерым участникам преступной группы: Быковцеву, Грачеву, Бавыкину, Баранову и Дудареву, а двоим из них – еще и убийство. Того самого водителя из Репьевки…

Его заманили «на стрелку» под предлогом покупки кирпича. Затем действовали по привычной схеме: водилу сковали наручниками, рот заклеили скотчем, груз забрали себе. Однако в этот раз случился непредвиденный сбой – потерпевшего пришлось убирать. Не исключено, что он опознал одного из нападавших – своего репьевского земляка Сергея Грачева… Водителю сломали несколько ребер, потом задушили и прикопали в лесополосе неподалеку от Медовки в Рамонском районе. Заметая следы, поменяли идентификационные номера у КамАЗа, отогнали его в Тамбовскую область и там сожгли…

Вышли на банду не сразу. Понадобилось несколько месяцев, чтобы получить и реализовать оперативную информацию о причастности фигурантов к убийству водителя и завладению его грузом. В ходе расследования «засветились» люди, на которых и раньше была «наколка» – об их причастности к разбойному промыслу. Они уже попадали в поле зрения оперативников из УБОП, однако наказания им удалось избежать...

Начало конца

Еще в декабре 2004 года один из участников ОПГ Сергей Баранов был задержан в Саратовской области. Взяли его за разбойное нападение на водителя большегрузного транспорта. Остальным подельникам тогда удалось скрыться, они были объявлены в розыск, а Баранова довели до суда, который впаял ему девять лет. Чтобы «выручить товарища из беды», Быковцев нанял ему продвинутого адвоката, который с помощью родственников и близких друзей Баранова сделал осужденному алиби. Мол, в тот самый день Баранов никак не мог разбойничать в Саратовской области, так как находился в Воронеже, дома, в кругу семьи. Почему суд Саратовской губернии удовлетворил кассационную жалобу адвоката, приняв на веру показания заинтересованных лиц и свидетелей, и по второй инстанции Баранова оправдал, остается большой загадкой.

Как бы там ни было, Сергей снова обрел свободу. Тогда, правда, он потерял доверие своих воронежских корешей и попал в опалу у Быковцева. Дружкам стало известно о том, что подследственный написал саратовским операм явку с повинной, где назвал некоторые факты из истории их совместных похождений криминального толка. Впрочем, та явка потеряла свою актуальность, после того как суд оправдал Баранова. И, тем не менее, ничто не проходит бесследно…

Так вот, при расследовании убийства стало известно о том, что в Тамбовской области, неподалеку от места обнаружения сгоревшего КамАЗа, видели «Газель», очень похожую на такой же автомобиль Грачева. При разработке этого фигуранта операм удалось узнать и о том, что Грачев и Быковцев обсуждали такую проблему: куда им девать кирпич? Кирпич, как вы помните, и был тем самым похищенным у убитого водителя грузом. Кстати, добычу потом оприходовали на строительство гаража.

Покаяние одиночки

Когда стало ясно, кто причастен к убийству, еще 2-3 месяца ушло на подготовку к их задержанию. Брать решили всех сразу. Несколько раз намеченная операция срывалась по техническим причинам, но 19 марта 2007 года вроде бы все совпало. И все же двум подельникам тогда удалось улизнуть.

Баранов бегал от УБОП три недели. Прятался он на соседней улице, и когда за ним пришли, пытался сопротивляться.

Другой активный участник банды, водитель Дударев, находился в федеральном розыске целых четыре месяца. Менял места обитания. УБОП шел за ним по пятам, но каждый раз беглецу удавалось скрыться. Дома же его «прикрывала» жена – всячески убеждала оперативников в том, что супруг с ней поругался, загулял и куда-то ушел из дома. Был даже случай, когда по дороге на свидание с «нелегалом», скрывавшимся тогда в Липецкой области, она устроила маскарад с переодеванием, проверками, но в итоге так и не решилась на встречу с мужем…

После задержания Дударев рассказал об эпизодах, так же ранее следствию не известных. Однако четверо арестованных, дававших признательные показания по фактам вооруженных разбоев на территории трех областей, несколько месяцев категорически отрицали свою причастность к убийству. И только в августе 2007 года Алексей Бавыкин покаялся первым. Не выдержал тяжкого психологического груза. «Исповедь» у него принял оперуполномоченный УБОП Владимир Гончаров, сумевший найти к арестанту подход и наладить с ним доверительные отношения. 23 августа 2007 года Бавыкин указал место захоронения трупа и рассказал об обстоятельствах гибели водителя из Репьевки. Кстати, по данным следствия, сам Бавыкин был тогда, что называется, на подхвате – ему пришлось закапывать труп. Воспоминания о тех событиях не давали ему покоя. Одно время Алексей даже думал о том, чтобы анонимно сообщить родственникам погибшего, где он похоронен…

Третья глава, особенная

С начала этого века в криминальную летопись Воронежа уже вписаны три больших бандитских главы. «ОПГ Матроса», «ОПГ Борисова» и вот теперь преступная группа Быковцева оставили после себя много жертв и море слез. В принципе, все они очень похожи – глубокой конспирацией, жесткой дисциплиной, четким распределением ролей, длительностью своего существования. И все же «банда гребцов» имела свои особенности. Бандиты, в частности, вели долгую (иногда в течение нескольких месяцев) и тщательную подготовку к каждому преступлению. «Бомбили» только грузоперевозчиков и места хранения материальных ценностей (стройматериалов, запчастей, продуктов питания). Среди потерпевших много юридических лиц. А еще – людей из Репьевки. Грачев охотно «наводил» на своих земляков. Значительная часть награбленного уходила по дешевке, в том числе на Кавказ, откуда родом один из участников группы. Однако главная ее особенность – высокая степень сплоченности. По жизни их связывал не только криминал и разбойный промысел. Кстати, с местным воровским миром они практически не контачили, «братаны» на первых порах вообще не знали о существовании этой банды.

Нынешние арестанты-подельники плотно дружили с 2001 года. Дружили семьями. Все были женаты, имели детей, вместе проводили отдых, парились в бане. Чтобы было где вместе потусоваться, купили в Репном за 50 тысяч долларов неслабую дачу. К слову, потом, когда наступили тяжелые времена, продажу дома оформили на подставное лицо – видимо, понадобились большие деньги на адвокатов. Старались всегда и везде держаться сплоченной группой. Именно это и придавало им силы, помогало выкручиваться из, казалось бы, патовых ситуаций. Как, например, это было с Барановым в 2004-2005 годах. Внешне все вели добропорядочный, здоровый образ жизни, даже женам, похоже, не изменяли.

Все где-то работали, пусть и без трудовой книжки. Бавыкин, например, считался умелым сварным, в гаражах ремонтировал автомобили. Дударев был классным водилой, по найму перевозил грузы.

Отдельная песня – их жены. Быковцев, например, со своей познакомился в то время, когда скрывался от следствия по делу об угонах, еще в середине 1990-х годов. А брак заключил с ней уже на зоне. Жены играли и продолжают играть важную роль в их жизни: когда-то – в их стремлении к красивой и безбедной жизни, потом – в защите своих попавших в оборот суженых, поисках им спасительных адвокатов. Адвокаты, кстати, добились того, что большинство подсудимых отказались от своих первоначальных признаний, потребовали замены судьи и прокурора…

А лидер преступной группы и лидер по жизни Валерий Быковцев сразу же пошел в отказ: ничего не совершал, ничего не знаю. Он и тогда, когда его брали, держался уверенно, даже с вызовом: мол, ухожу ненадолго, скоро вернусь… Похоже, и в следственном изоляторе, он оставался их вожаком. Даже несмотря на то что в ходе следствия нарисовались весьма пикантные подробности нападений на грузоперевозчиков. Был случай, когда, взяв на разбое одну сумму, Быковцев и Грачев, перед тем как «по-братски» разделить оставшееся с подельниками, ее ополовинили. Это еще одно развенчание мифа о честных разбойниках. Костяк банды греб прежде всего под себя…

Говорят, что когда-то Быковцев лелеял мечту накопить много денег на безбедную жизнь и построить большой и комфортный дом с баней. С домом почти получилось, даже спортзальчик там был. Вкалывал – от зари до зари – и на большой дороге, и в школе. Правда, вышла потом незадача – дом, возведенный, по данным следствия, из похищенных материалов, сгорел. Хозяин его в это время уже находился в казенном доме. Что это был за пожар: месть потерпевших, несчастный случай или «кара небесная»?..

Так Валерий и жил: днем тренировал детишек, легально перевозил грузы, а по ночам, в час Быка, время власти злых духов, самое темное время перед рассветом – разбойничал и воровал. Но, говорят, мечтал и о том, что когда завяжет с преступностью, посвятит себя тренерской работе и детям.

Мечтал, судя по всему, весьма убедительно – когда правоохранительные органы его «закрыли», два известных городских депутата вступились за него перед судом, просили отпустить его на поруки. Справедливости ради замечу, что обвинение в убийстве ему тогда еще предъявлено не было.

Не вышло у Быковцева завязать. Причалить к мирному берегу даже такой мастеровитый гребец оказался не в силах.

Об этом за него позаботились другие люди: сотрудники воронежского УБОП и Следственного комитета при прокуратуре. Такие как подполковник милиции оперуполномоченный по особо важным делам Леонид Ситников, майор милиции начальник 3-го «бандитского» отдела Сергей Власов, старший лейтенант милиции Гончаров. Ну и, конечно же, – руководитель следственно-оперативной группы, следователь по особо важным делам Дмитрий Мануковский. Это их стараниями почти двадцать разрозненных эпизодов слились в одно уголовное дело. В милиции и следственном комитете не скрывали: нейтрализация банды – классический пример четкого взаимодействия УБОП и следственного управления СК. Возможно, это последний пример столь четкого взаимодействия – в свете президентского указа о фактической ликвидации подразделений по борьбе с оргпреступностью…

…17 октября 2011 года Воронежский областной суд вынес приговор по делу Валерия Быковцева, обвиняемого в организации преступной группировки, занимавшейся грабежами. Он получил четверть века тюрьмы – максимальное наказание, требуемое прокурором. Еще двое членов группировки получили 8,5 и 12 лет исправительной колонии строгого режима.

* Фамилии некоторых осужденных изменены.